Долг платежом красен: рейд по должникам с судебным исполнителем

Речь пойдет не о соседских долгах «до получки», а о задолженности гораздо серьезнее – перед государством и по долгам, по которым уже принято решение компетентными органами о возбуждении исполнительного производства.

О количестве недобросовестных граждан, которым по решению суда следует уплатить имущественный долг, долг по алиментам, задолженность по оплате штрафа или коммунальных услуг, нам расскажет начальник Мозырского межрайонного отдела принудительного исполнения Людмила Валентиновна ГРОМАДСКАЯ.

Но сначала совершим небольшой рейд по неблагополучным адресам.

Мой проводник в этой поездке – судебный исполнитель Марина Викторовна Капора. Смотрю на эту хрупкую и невысокую девушку, думаю: как же она будет «выбивать» долги из матерых должников? Разве ей не страшно: мало ли какой субъект дверь откроет? Пока я озадачивалась подобными вопросами, Марина Викторовна в это время сосредоточенно собирала исполнительные производства в папку, проверяла, не забыла ли чего – ну все равно как на задание отправлялась. Хотя по сути, задание и есть.

Вместе с молодым судебным исполнителем покидаем отдел, и, пока добираемся до первого пункта назначения, Марина Викторовна рассказывает:
– Квартиры и семьи попадаются разные. Бывает, что не повезло человеку: оказался не в то время не в том месте – и на тебе штраф, а сам приличный, ответственный, никаких нарушений до этого нет. Когда приносит квитанцию об оплате штрафа, то всегда загодя позвонит и предупредит: «Марина Викторовна, сегодня-завтра приду и отчитаюсь».

– Но такие случаи, наверное, редкость. Наверняка заматеревших неплательщиков намного больше? – интересуюсь у своей попутчицы.
– Да, таких много. Причем бывают до такой степени опустившиеся субъекты, что в голове не укладывается, как такое вообще может быть. Например, был случай на заре моего трудового пути, когда я курировала обязанное лицо – мать девочки. Малышка оказалась в детском доме, а мать лишили родительских прав. Так вот, эта горе-мамаша всего лишь на год старше меня. Я тогда подумала: я еще только оканчивала университет, а она родила и уже успела стать обязанным лицом. У меня был легкий шок от такого сопоставления. А еще попадаются молодые люди, которым только 20 лет исполнилось, но на них уже оформлены алименты.

В разговоре мы и не заметили, как подошли к первому дому – «малосемейка» по ул. Ульяновской. Мне, как впервые наблюдающему человеку за работой судебного исполнителя, было волнительно ожидать развязку происходящего: сейчас как набросятся на нас, и как будем отбиваться? А в это время Марина Викторовна прикрепила к лацкану форменного пальто видеорегистратор, подготовила бумаги по должнику и набрала на домофоне номер квартиры – все действия были спокойными, уверенными, даже отточенными. Но вот дверь жилища открылась, а моя тревога оказалась напрасной, потому что молодая сотрудница отдела принудительного исполнения четко представилась, предъявив удостоверение, и объяснила причину своего появления.

По первому адресу должника не оказалось на месте. Молодой мужчина открывший дверь, сказал, что упомянутый товарищ не проживает в квартире с мая 2019 года, к тому же он и не зарегистрирован здесь. Искать его нужно в России – укатил на заработки. Видимо, решил быть подальше от уплаты долгов. Но расстояние – не помеха для взыскания. Марина Викторовна пояснила, что радиус поисков распространяется и на ближайшее зарубежье.

Следующий должник дверь не открыл. Или вправду никого не было дома, или притаился. В этом случае сотрудники отдела принудительного исполнения оставляют повестку, что их посетили, с просьбой объявиться в ближайшее время. Марина Викторовна прокомментировала, что дама, проживающая по адресу, – бывший индивидуальный предприниматель. Вовремя не закрыла бизнес официально, и теперь «накапала» большая задолженность в фонд социальной защиты населения. Кроме этого, у должницы имеются еще штрафы и непогашенные кредиты.


Направляемся в следующую квартиру. Нам открывает женщина – должница. Временно официально не трудоустроена, имеется задолженность по оплате коммунальных услуг, которую постепенно уже начала гасить. Марина Викторовна тщательно проверила имущественное положение женщины, ведь если появились новые вещи или бытовая техника, а долг все равно растет, то может возникнуть очень много вопросов. Получается, что вещи покупаются, а «коммуналка» так и остается не оплаченной.

Прощаясь, на пороге женщина заверила судебного исполнителя, что долг выплатит, на работу устроится, а жизнь и вовсе начнет с чистого листа. Очень хочется верить, что так и будет.

Продолжаем мониторинг по улице Ульяновской. На подступах к очередному дому, Марина Викторовна поясняет, что такая своеобразная «погоня» за должниками может длиться годами, даже десятилетиями, если дело касается алиментов, например. Возможны случаи, когда должник «пропадает». Найти его помогает отдел внутренних дел.

– То есть на них нельзя найти никакой управы? Ни привлечь, ни в суд подать?
– В том-то и дело, что нет. Наш отдел как раз и работает с теми, кто суд уже прошел и теперь обязан заплатить. Исполнительное производство закрывается только тогда, когда человек заплатил все, что должен.

Дверь очередной квартиры открывает женщина в возрасте и на уточняющий вопрос судебного исполнителя, здесь ли проживает такой-то, сходу отвечает: «Мы в разводе почти 30 лет, и, вообще, он здесь не прописан». И не знает, где он живет, и как его найти, она просто за внуком приглядеть приехала.

Оказывается, должник – мужчина пенсионного возраста, уехавший в Россию. В ноябре прошлого года приезжал ненадолго в Мозырь, чтобы оформить пенсию по новому месту жительства – российскому адресу. В этом же месяце попался за распитием спиртных напитков в общественном месте, за что и схлопотал штраф, который вовремя не заплатил. Начала расти пеня. При оформлении штрафа назвал адрес своей дочери. Свой штраф он сделал проблемой своего ребенка, у которого тоже уже есть ребенок. Есть ли совесть у такого человека?

Последний в этот день адрес оказался совсем печальным. Открыли нам не сразу, Марине Викторовне пришлось изрядно поколотить в железную дверь. Как только мы попали в квартиру, меня пронзило чувство безысходности и безразличия одновременно. В квартире ничего ценного нет, а то, что имеется, попросту сломано. Об отсутствии электричества красноречиво говорит свечка в блюдце на столе. Холодильник нараспашку, а в раковине стаканы, рюмки и одна тарелка.


Самое поразительное, что в этой квартире когда-то жила семья. Детская кроватка в одной из комнат так и осталась там стоять после ухода жены с ребенком.

Хозяином этого жилища является 30-летний безработный мужчина, у которого долг по алиментам и за коммунальные услуги, штрафы в доход государства. Но, судя по его внешнему виду и запаху, ему все это глубоко безразлично.

Уже на обратном пути в отдел Марина Викторовна рассказала, что некоторые горе-папаши выплачивают алименты очень изощренно. Например, приходит матери перевод в пять белорусских рублей, а внизу чека мелким шрифтом указано, что внесено наличными двадцать рублей.

Еще ситуация: алиментщик присылает в вайбер фото с открыткой и пишет: «Открытка моему сыну к 1 сентября. Стоимость открытки прошу учесть в алименты».

– Квартиры есть очень разные, – продолжает моя спутница. – Бывают такие, в которые войти боишься, чтоб не вступить во что-нибудь, приходится ногой расчищать себе дорогу. Или: заходишь – а там тараканы с опарышами по квартире ползают, в санузел даже не заглядывай, потому что там картинка не для слабонервных. В одном доме грязи было столько, что она была вровень с ободком унитаза. Но мы ходим, это наша работа.

– Я понимаю, что это ваша работа, но разве вы не боитесь за собственную жизнь?
– Мы ходим по двое, – спешит пояснить Марина Викторовна. – Еще можно попросить помощи у участкового милиционера. Но в основном опасности от жителей квартир моего участка нет. Грязь – да, антисанитария – да, часто встречают агрессивно, но опасности жизни нет.

Начальнику отдела Людмила Валентиновна Громадская пояснила:
– Вы не смотрите, что маленькие и хрупкие. Они работают на износ. Насчет психологических нагрузок скажу, что да, в нашей работе практически постоянно находишься в стрессовой ситуации. Люди попадаются разные. Далеко не все понимают, что это лишь наша работа, и ничего личного. Все наши действия строго регламентированы законом, а не чьими-либо интересами.

– А если у человека нет денег и имущества?
– Всякое бывает. Вообще проверку имущественного положения мы осуществляем, если дело идет о сумме, которая превышает 10 базовых величин. Если на имущество наложили арест, то проще всего человеку продать его под контролем судебного исполнителя, тогда исключаются дополнительные расходы за оценку и реализацию имущества комиссионно или с торгов.

Случаи того, что у человека нет ни дома, ни работы тоже бывают. Тогда документ возвращается взыскателю, и потом снова предъявляется взыскателем к исполнению в установленные законом сроки. Хочется отметить еще и такой момент, как оплата штрафов частями.

– В соответствии с законодательством в компетенцию органов принудительного исполнения не входит отсрочка и рассрочка исполнения постановления о наложении административного взыскания. Отсрочить взыскание суммы штрафа может только суд или орган, наложивший административное взыскание, – подчеркнула Людмила Валентиновна.

Ольга ЛАСУТА.
Фото автора.