Сидящие на стакане

Алкогольная зависимость – беда, которая коснулась миллионов.

Мы начинаем цикл материалов, посвященных проблеме алкоголизма. Почему люди «подсаживаются на стакан»? Желают ли побороть зависимость? Кто может помочь справиться с недугом? Обо всем этом мы будем рассказывать в наших публикациях. Сегодня мы попросили поделиться своими историями людей, страдающих от алкогольной зависимости (имена героев, за исключением третьего, изменены). Кто-то из них пока не смог взять ее под контроль, кому-то это удалось. Победить зависимость нельзя раз и навсегда – это борьба на всю жизнь.

«Отстаньте. Все пьют, и я буду»

Марии 25 лет. Она не является пациенткой нарколога, но обращалась за помощью к психотерапевту. Отдает себе отчет в том, что имеет проблемы с алкоголем. У девушки также диагностирована депрессия. Вот ее история.

«Впервые попробовала алкоголь в 12 лет. Не просто пригубила, а по-настоящему напилась. Я тогда была влюблена в парня 15 лет и всюду за ним ходила. Хотелось быть с ним рядом, а он чаще всего в свободное время пил с друзьями. Вот я и напивалась следом за ним. Однажды напилась так, что меня тошнило дальше, чем видела. Еле дошла домой. Родителей не оказалось дома, а ключей у меня не было. Села в подъезде на ступеньки, меня снова начало рвать. Соседи просто обходили меня – наверное, были в ужасе: 12-летнюю пьяную девочку тошнит на ступеньки.

Родители мои не пьют. Наоборот, они убежденные трезвенники. Лекции о вреде алкоголя не раз мне читали, я только отмахивалась: «Отстаньте. Все пьют, и я буду».

В 16 лет стала задумываться о том, что алкоголь вредит мне. Когда была пьяная, у меня случались ужасные истерики, я могла рыдать часами, бить посуду и предметы, иногда билась головой о стену, наносила себе порезы бритвой.

Это случалось периодически. В 22 я стала очень много пить, потому что мой парень (сейчас уже бывший) очень много пил. Думаю, он страдает от алкоголизма. И я пила вместе с ним. От этих отношений я страдала, но, когда рассталась с ним, мне не стало легче. Я напивалась постоянно, чтобы заглушить душевную боль. Не могла ни дня провести без спиртного. Работаю удаленно – не могла работать, если немного не выпью. Если напивалась сильно, то, естественно, тоже работать не могла. Не удавалось уснуть без алкоголя. Тогда я поняла, что и сама стала алкоголичкой. Помню, купила себе бутылку пива, выпила ее, а тем же вечером зарегистрировалась на сайте trezveem.ru.

На следующий день я пошла на прием к врачу-психотерапевту. Мне назначили антидепрессанты и успокоительные, благодаря которым я могла засыпать. Прием этих препаратов подразумевает полный отказ от алкоголя. Поначалу было очень сложно. Месяц я терпела, хотя иногда очень хотелось выпить. Общение на форуме «Трезвеем.ру» меня мотивировало и поддерживало. Так я не пила ни капли девять месяцев. Потом снова стала употреблять алкоголь периодически.

Сейчас я не могу сказать, что моя жизнь наладилась. Я снова пью, и пью очень много. Полгода – почти каждый день по банке пива или больше. Редко пью крепкий алкоголь, вкус водки мне не нравится.

Почему я пью? Думаю, дело в том, что я такая от природы… сломанная. У меня слабая психика, я не приспособлена к тому, чтобы справляться с трудностями. Пью, чтобы забыться. Что касается качественной помощи, то я бы хотела ее получить. Может быть, пошла бы в группу анонимных алкоголиков. Я знаю, что общение с понимающими людьми, тем более теми, кому «изнутри» знакомы твои проблемы, может помочь. Только я бы не хотела, чтобы это были религиозные организации – не доверяю им. Лучше под присмотром психотерапевта и с людьми, которые понимают тебя.

Я не знаю, есть ли какая-то пропаганда спиртного в обществе. Самая действенная пропаганда – это алкоголь по акции в магазинах».

 

«Трезвая и пьяная – как два разных человека»

Екатерина неохотно соглашается с тем, что она страдает от алкоголизма. Скорее, склонна считать это нервными срывами. Говорит, сам по себе характер такой – нервный, взрывной. В жизни 28-летней мозырянки были довольно опасные эпизоды. Однажды девушку в пьяной компании сильно избили. Она постаралась скрыть это – боялась порицания. Катя говорит, что и сама причинила людям много зла, заставляла страдать своих родных и друзей.

– Мне говорят, что, когда я трезвая, и когда выпью – два совершенно разных человека, – признается Екатерина. Почему так происходит, она не знает. Может, проблема родом из детства? В семье у девушки были алкоголики.

Впервые напилась в 15 лет с друзьями. Было плохо и тошно, не понравилось. С алкоголем вообще странные взаимоотношения. Катя вспоминает, что у нее были случаи, когда все, кроме нее, в дружеской компании напивались, она же не пила ни грамма. Однако внутри что-то «щелкает» – и девушка уже готова тратить все деньги на спиртное, так продолжается несколько дней или недель. Видимо, Кате не повезло оказаться запойным алкоголиком.

Были проблемы с законом – после нескольких административных правонарушений Екатерина оказалась в кабинете врача-нарколога, ее взяли под наблюдение. Раз в месяц она обязана была приходить к врачу, а также сдавать анализы под бдительным оком медсестры (чтобы «ненароком» не подменила анализ). Был опыт госпитализации в наркологическое отделение. На вопрос, хотят ли пациенты отделения вылечиться, отрицательно помотала головой: по большей части люди там находятся под принуждением – кого-то заставили родственники «лечь пролечиться», кого-то привезли с милицией. Но, если алкоголик сам не хочет выздороветь, никто и ничто ему не поможет.

Держаться и не пить Екатерине помогали близкие люди. «Нужно найти того, ради кого хочется жить по-другому, без алкоголя», – советует девушка.

 

«Родные страдали – не осознавал. Жалел не их, а себя»

За плечами у 41-летнего Евгения более 8 лет трезвости. Алкоголь едва не сгубил его жизнь, но мужчина отказался от спиртного и помогает тем, кто хочет побороть зависимость. Впервые попробовал алкоголь лет в 13-14:

– Вначале почувствовал легкую эйфорию, затем головокружение, после чего очнулся в ванной, где меня отец водичкой холодной поливал – было очень плохо. Неприятностей, связанных с алкоголем, было много. И в учебе (хотели даже отчислить из училища), и в армии, и на работе (пришлось сменить не одну работу, чтобы найти ту, где можно было употреблять с наименьшими потерями, но все равно дело дошло до увольнения по статье), и в отношениях с противоположным полом, родственниками и друзьями.

Спиртное грубо вмешивалось в жизнь Евгения. Дошло и до проблем с законом – был судим, отделался штрафом. Несколько раз, признается, был при смерти.

Родные, конечно, страдали – этого, говорит, не осознавал. Жалел не их, а себя: «Вот я такой несчастный, много проблем, поэтому и пью». Поводов выпить было немало: «потому что все пьют», для поднятия самооценки и раскрепощения, чтобы легче было общаться с противоположным полом, просто для веселья или потому что праздник. Сейчас Евгений переоценивает свои мотивы. Алкоголь, конечно, может сделать на время более раскрепощенным, но проблемы это не решает. Если бы можно было начать все заново, пить бы не стал, даже если бы спиртное вдруг оказалось панацеей и снимало проблемы навсегда…

– Помощи искал сам. В основном читал в интернете, как можно контролировать употребление. Искал простые пути – хотел научиться правильно пить, – вспоминает Евгений.

До принудительного лечения дело не дошло. Разве что работодатели ставили условие: или кодируешься, или увольняем с работы по статье. Слова о том, что алкоголь разрушает его жизнь, Женя не воспринимал: когда пьешь, о таком и не задумываешься вовсе. Когда кто-то говорит: «Бросай, или погубишь себя», – не веришь.

– Я за помощью всегда обращался сам, и только после двух-трехнедельных запоев, – говорит Евгений. – Раз 11 отлежал в наркологии, из них 8 – в «Новинках» (прим.: Республиканский научно-практический центр психического здоровья). Там же, в «Новинках» подшивался и неоднократно проходил курсы групповой психотерапии. Там же узнал и о группах взаимопомощи – их организует созданный в РНПЦ Центр трезвой жизни «Наш ковчег», а также об группах Обществе анонимных алкоголиков. Именно группы взаимопомощи мне помогли больше всего.

Что можно сделать, чтобы проблема алкоголизма стояла в обществе не так остро. Евгений рассуждает: на тех, кто уже плотно «сидит на стакане», пропаганда и ограничительные меры вряд ли подействуют. А вот с целью профилактики пьянства среди молодежи могли бы быть эффективными значительное увеличение стоимости спиртного (любого, начиная от пива), ограничение мест продажи алкоголя, а также доступная и правильная информация об алкоголизме, которую необходимо распространять в школах, трудовых коллективах, в интернете: многие люди до сих пор считают алкоголизм слабостью и пороком, но не
болезнью.

От автора

Мы, журналисты, часто сталкиваемся с противоречивыми мнениями о том, стоит ли больше писать о проблеме алкоголизма. С одной стороны – «Профилактика не работает, потерянных для общества людей не вернешь», с другой – «Пишите больше, это важно».

Мы не ставим целью воздействовать на каждого. Мы точно также, как и врачи, помогающие справиться с зависимостями, не всесильны. Однако мы знаем, что не каждый алкоголик асоциален или глух к увещеваниям и профилактическим беседам. Скрытый алкоголизм – явление широко распространенное. Сотни, если не тысячи, людей, внешне благополучных, злоупотребляют алкоголем, и об этом знают разве что их близкие. Они страдают, хотят помощи, но за помощью не обращаются – боятся непонимания, осуждения, «что поставят на учет и сломают жизнь».

Нет, вы не одиноки в своей проблеме. Мы расскажем пронзительные истории тех, кто точно так же, как и вы, страдает от своей зависимости. Мы желаем, чтобы вы вдохновились примерами тех, кто сумел завязать. Мы узнаем, где можно получить медицинскую помощь и психологическую поддержку в преодолении пагубной тяги. Мы поговорим с родственниками алкоголиков и постараемся поддержать и их. Мы хотим, чтобы этот цикл материалов был для вас максимально полезен. Помните, что вы не одни, и вы достойны лучшей жизни!

Ждем ваших мнений на страницах газеты в социальных сетях ВКонтакте и Одноклассники.

Елена МЕЛЬЧЕНКО.