12 мая мировое сообщество отмечает День медицинской сестры

Мир так устроен, что некоторые профессии вымирают –  их заменяют компьютеры или машины. Однако есть такие, которые были, есть и будут. Не зря же мировое сообщество 12 мая отмечает День медицинской сестры…

Учащиеся УО «Мозырский государственный медицинский колледж» на протяжении многих лет в канун Дня Победы вспоминают о подвиге людей, боровшихся за жизни раненых и больных воинов. Медицинские работники вернули в строй 72,3 % раненых и 90,6 % больных воинов. Если эти проценты представить в абсолютных цифрах, то число раненых и больных, возвращенных в строй медицинской службой за все годы войны, составит около 17 млн человек. Если сопоставить эту цифру с численностью советских войск в годы войны (около 6 млн 700 тыс. человек в январе 1945 г.), то становится очевидным, что Победа была одержана в значительной степени солдатами и офицерами, возвращенными в строй медицинской службой.


Внесли свой вклад в дело Победы и выпускники Мозырской двухгодичной школы медицинских сестер: А. И. Беляй, О. Т. Склянина, А. Н. Шумилова, А. М. Бондарь, А. И. Мохнач, О. И. Семенкова, Е. А. Дыбко, П. А. Дорох, О. А. Тихиня и др. Хрупкие девушки под смертельным огнем выносили с поля боя раненых бойцов, доставляли их в медицинские пункты, сутками стояли в операционных, работали в госпиталях и медсанбатах.

Неоценим подвиг каждого, но хотелось бы рассказать о судьбе выпускниц 1941 г. Ольги Трофимовны Скляниной и Анны Ивановны Беляй.

Ольга Трофимовна Склянина прожила большую и нелегкую жизнь. Господь наградил ее Великим и Добрым сердцем, наградил состраданием и любовью к людям, которая посылается очень немногим на земле. По словам людей, знавшим ее, она «всегда жила на радостях». Заметьте: не на деньги, на радостях, причем, во множественном числе. В одном из интервью местной газете она сказала: «Я отношу себя к людям, познавшим самую великую мудрость на земле – какое это счастье просто жить! Я всегда радовалась жизни – сколько себя помню. Даже под пулями, если удавалось уходить от них. Я не помню такого момента, когда бы я была чем-то недовольна. На работе, сами понимаете, всякое случается. Но, Боже упаси, чтобы больные видели меня погасшей, померкшей, несветящейся – такого не было. Наоборот, все, что есть у меня хорошее – настроение, улыбка, домашняя еда – я несу в больницу. И всегда прошу Господа помочь моим больным: «Господи, пошли им выздоровление!» – так писала об Ольге Трофимовне газета «Жыццё Палесся» в марте
1996 г.

Больные у нее были не простые, тридцать лет Ольга Трофимовна проработала в Мозырском онкологическом диспансере – вначале операционной медицинской сестрой, а затем старшей медицинской сестрой.

Она мечтала стать медицинской сестрой и стала ею: если у человека есть цель – никакие преграды не помешают ее достичь. А еще через всю свою жизнь пронесла память о войне.
После сдачи экзаменов Ольга Трофимовна в июне 1941 г. отправилась в военкомат. Перед отправкой на фронт заехала к матери попрощаться. Мама благословила ее и упросила взять из дома пуховую подушечку, чтобы дочке было на чем прилечь. Ни мама, ни дочь и представить не могли, что ждало Ольгу впереди. Нельзя было отказать матери в час прощания, поэтому девушка взяла с собой мамин подарок. Когда ехала в поезде молоденькая и очень худенькая Оля привязала подушку вокруг себя. Внезапно налетели немецкие самолеты и начали обстреливать поезд. Свистели пули, падали люди. Когда все затихло, Ольга пришла в себя и увидела летающий по всему вагону пух. Так мамина молитва спасла ей жизнь.

Потом был Можайск, Брянск. Вязьма…. Выносила раненых с поля боя, была операционной сестрой. Увидев смерть двух подруг-медсестер, дала клятву Богу, что если выживет, то до конца жизни будет помогать больным людям. Что она и делала всю свою жизнь. Ольги Трофимовны уже нет в живых. Она умерла в 1999 г., похоронена на Северном кладбище г. Минска. Ее дело продолжили ее дети и внуки, став медицинскими работниками.

Тяжелыми дорогами войны прошла и Анна Ивановна Беляй. На ее долю выпали жестокие испытания. Ее мужество и сила характера закалились в огне и крови, в страхе и боли, в отчаянье и надежде, в вере и любви.

Вот что пишет о нашей выпускнице С. Алексеевич в книге «У войны не женское лицо»: «Уже в первый день войны Анна Беляй (в девичестве Ермоленко) пришла в военкомат проситься на фронт. Отказ: не вышла годами, сначала сказали, сдай выпускные экзамены. Экзамены сдала экстерном и получила направление в областную больницу, которая в срочном порядке была превращена в военный госпиталь. Но всеми правдами и неправдами девчонка добилась отправки на фронт. 5 июля 1941 года была зачислена в 117-й стрелковый полк 21-й армии.

Анна Беляй (в центре).

Сапог на ее маленькую ножку не нашлось, топала в кирзачах «на вырост», которые казались пудовыми гирями. Досадно было, что отступали с боями до Днепра. Противник изматывал, старался взять в кольцо, особенно жарко пришлось под Курском. Сюда были брошены немецко-фашистские группировки «Центр» и «Юг», которым приказали уничтожить советские войска, вернув инициативу: в боях под Москвой план молниеносной войны проваливался».

7 ноября 1941 года красноармейцы чудом вырвались из окружения. Осколком Ане зацепило предплечье. Помочь некому: из медиков в живых осталась она одна. Прислонилась к березе для устойчивости и зубами (так вцепиться надежнее) извлекла металл из раны. Перевязочного материала никакого. Только мох. Пешком и на попутных полуторках добрались до станции Мармыжи. Здесь вышедших из окружения посадили в товарный поезд и в городе Ефремов Тульской области пополнили 137-ю стрелковую дивизию. Износившуюся и промокшую шинельку Аня сменила на фуфайку, нашлись и сапоги по размеру. Молодость брала свое: рука заживала, и сестра уже вовсю работала в операционной.

Заготовленной крови не хватало. Бывало, Аня давала бойцам свою. Однажды трое суток не выходили из операционной – столько раненых, что брали на стол лишь самых тяжелых. От бесконечного вида крови, обширных ожогов и зияющих ран вперемешку с гноем и землей Аню начало знобить. На ватных ногах она вышла из операционной. Прислонилась к теплой печке, а через минуту упала — отключилась. Медсестры бросились приводить ее в чувство нашатырем, но безрезультатно. Аня проспала 18 часов. Очень стеснялась, что оставила пост, и другие вынуждены были подменять ее.

Однажды молоденькому капитану ампутировали правую руку. Он лежал безучастный ко всему. Замыслил что-то недоброе, и пистолет у него забрали. Аня поставила перед ним в солдатской кружке сладкий кисель, словно царское угощение, и сказала: «Горюющий об утраченном человек – как оторванная от причала лодка. Если мысли вразброд – рана будет плохо заживать. Воспряньте духом. Не берите грех на душу».

Аня беседовала с военным каждый день. И что-то в душе его переменила. Он повеселел. А уезжая на долечивание в госпиталь, протянул губную гармонику: «Мне она уже не понадобится. Левой рукой я еще многому научиться должен… Этот маленький инструмент заменит оркестр». Аня поднесла гармонику к губам – и, будто всю жизнь ею владела, сыграла белорусскую польку. Подарок капитана девушка берегла как драгоценность. Он действительно выручал в трудную минуту.

Победу Аня встретила в Кёнигсберге. Домой в Переровский Млынок вернулась с 2-мя ранениями, контузией, орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медалью «За боевые заслуги».

За что можно было получить эти награды? В приказе Наркома обороны № 281 от 23 августа 1941 года говорилось: «За вынос с поля боя 15 раненых с их оружием представлять к правительственной награде медалью «За боевые заслуги» или «За отвагу», 25 раненых – к награде орденом Красной Звезды, 40 раненых – к награде орденом Красного Знамени, 80 раненых – орденом Ленина каждого санитара и носильщика». Таким образом, их работа была приравнена к боевому подвигу. Как выносили раненых с поля боя? На плащ-палатках, собственных плечах, ползком, под бомбежкой, пулеметным и артиллерийским огнем. И первую медицинскую помощь оказывали чаще всего под обстрелом. Тяжелейший труд, в особенности, если учесть, что почти половина санитаров и санинструкторов были женщинами! Для миллионов мужчин в окровавленных шинелях эти молодые женщины стали поистине ангелами милосердия.

Какое-то время Анна Ивановна работала в Перерове, но, когда там организовали ФАП, ушла операционной медсестрой в Туровскую больницу. В ней и трудилась 52 года.
Анна Ивановна проживает в г. Турове. 1 сентября 2019 г. она отметила свой 94-й день рождения. Это живая легенда, пример служению медицине и милосердию не для одного поколения учащихся медицинского колледжа.

Тамара Мельник,
преподаватель Мозырского медицинского колледжа.