Главное – чтобы не было войны. Ветеран ВОВ Фрейда Журавлева об испытаниях, выпавших на долю ее родных

Ветеран Великой Отечественной войны Фрейда Ароновна Журавлева была неоднократным героем наших публикаций как наглядное воплощение искусства быть счастливой. Счастливой, открытой миру и людям, несмотря на страшные годы войны, выпавшей на долю ее родных.

«Я родилась 5 декабря 1923 года в Мозыре, – начинает увлекательный рассказ Фрейда Ароновна. – Сегодняшний наш дом стоял на Примостовой площади, но после реконструкции его перенесли на нынешне место – ул. Куйбышева, 36. Училась сначала в школе № 8, она находилась в районе старого рынка на площади Горького. А затем построили вторую сталинскую школу, ее и окончила. 19 июня 1941 года сдали последний экзамен. Договорились с одноклассниками, что 22 июня устроим пикник за рекой. Довоенная жизнь была радостная: много друзей у меня и брата, замечательные соседи, веселая квартира – постоянно приходили гости.

Рано утром 22 июня постучали в окно. Брат открыл дверь, мы сквозь сон слышали, что он с кем-то разговаривает, потом быстро собрался и ушел. Мы не придали особого значения этому визиту. Он работал инструктором по спорту, часто со своими подопечными участвовал в различных смотрах и соревнованиях, и если результаты были хуже предыдущих, то его строго отчитывали. Решили, что и сейчас произошло нечто подобное. А это была повестка в военкомат… Нам ничего не сказал, собрался за пять минут и побежал.

Я готовила платье к празднованию окончания школы. Прибежала подруга: «Сейчас будет выступать нарком иностранных дел Молотов…» Первая мысль: «Война с Японией, наверно…» В квартире была «тарелка» радио, пришли еще люди. Послушали… Начался плач… Так начиналась война. Отец работал в военторге, поэтому семьи военнослужащих сразу эвакуировали – со станции Мозырь уехали 3 июля. Вместе с нами была еще одна семья: мужа призвали в армию, а его жена, ее сестра и двое детей отправились с нами, и мы жили одной семьей…»

Брат нашей героини Зелик Аронович Гутерман, как и положено настоящему коммунисту, с первых дней войны ушел на фронт.

Старшина, а потом и гвардии лейтенант Зелик Гутерман принимал непосредственное участие в боях при обороне Брянска и Тулы, взятия города Калуги 30 декабря 1941 года и других населенных пунктов. Среди его боевых наград – орден Красной Звезды. Наградной лист сообщает (орфография сохранена): «В наступательных боях на территории Германии с 28 января 1945 года за населенные пункты и город Шлоппе обеспечил бесперебойное снабжение боеприпасами, горячей пищей и своевременной эвакуацией раненых с поля боя. В боях за город Шлоппе товарищ Гутерман лично принимал непосредственное участие при отражении контратак противника. В этом бою товарищ Гутерман был ранен и эвакуирован на излечение. Лично дисциплинирован, дисциплина в его подразделении всегда была хорошей…» Словом, Зелик Аронович прошел боевой путь «И от той родной столицы вспять до западной границы, а от западной границы вплоть до вражеской столицы…»

«Приехали в Сталинград. Все, кто мог, пошли работать. Мы трудились на заводе «Красный Октябрь», – продолжает вспоминать Фрейда Ароновна. – Здесь выпускали сталь особого специального назначения, в том числе и для знаменитого танка Т-34, а еще много военной техники – гвардейские минометы «Катюша», танковые корпуса, противотанковые ежи, каски и многое другое. Работали не зная устали: в порядке вещей было прихватить еще одну смену, остаться в ночь или после ночи отработать еще и утром. Но когда немцы подошли к городу, завод решили эвакуировать. Пришли все, кто в состоянии был работать физически: 10-летние пацаны таскали доски для упаковки оборудования…

Так мы приехали в Узбекистан, Бухарская область. Работали в сельском хозяйстве, а я быстро освоила узбекский язык, сразу наладилось общение с местными людьми. Надо отдать должное: к нам очень хорошо относились. Как-то маму укусил скорпион – это была пора, когда укус его уже может быть смертелен… Прибежали местные, выстроились цепочкой примерно 15 человек, чтобы из рук в руки передавать глину из арыка, чтобы приложить к месту укуса и снять боль. Маму спасли… И это не единственный пример теплого отношения к нам. Вообще, в Узбекистане не было беспризорников: всех эвакуированных детей моментально разбирали по семьям, на национальность никто не обращал внимание.

Затем меня перевели работать в школу. На мне был целиком 4 класс, все предметы. Впрочем, была война, поэтому требования были не сегодняшние. Затем работа в местном районе политпросветинспектором. Важное направление: работа с военкоматом – готовить местных ребят к службе в армии, чтобы они хотя бы самые простые команды выучили на русском и не пропали в первом же бою… Очень переживала за них, парни старались, но все равно им было тяжело…

…Приятный майский день, иду на работу, навстречу машина – для того времени это редкость. Входит секретарь райкома и по-узбекски сообщает мне: «Война закончилась, мы победили!» Радость неописуемая, и сильное желание вернуться домой. Ехали целый месяц: вся страна пришла в движение, железная дорога не справлялась, путешествовали даже на открытой платформе, в дороге пропадали вещи, остались без денег, но радость ожидания встречи с родным домом все перевешивала. Дом наш уцелел, но внутрь нельзя было войти: такое ощущение, что там была казарма. Навели порядок и стали потихоньку обживаться.

Устроилась на работу в Полесский облкомхоз, которым руководил Виктор Иванович Бреднев, очень порядочный человек. Его жена потом работала директором швейной фабрики. Когда Полесскую область упразднили, перешла на работу в плановый отдел гормолзавода. Трудилась там 25 лет и оттуда уже ушла на пенсию.

А еще в 1980 году мы собрались своим выпуском в ресторане и отметили встречу, так что пикник после выпуска все-таки состоялся. Все, кто уцелел, многого добились, почти все получили высшее образование. Класс у нас был очень дружный, считаю, что учителя нам дали очень хорошее образование. Жаль, что на новую встречу уже не хватило здоровья, а друзья, родные и знакомые все чаще покидают нас, а я так люблю людей…

За то время, что ушла с гормолзавода на пенсию, там многое поменялось, но отношение к нам, ветеранам, самое замечательное. Ведь в 1963 году, когда построили новый завод, я была чуть ли не самым старым работником. Очень благодарна: нет ни одного праздника, чтобы нас не поздравили. Еще у нас замечательные участковый терапевт и медсестра – обязательно навестят каждую неделю. Когда все это вспоминаю, понимаю, что все можно вытерпеть, пережить, ко всему приспособиться, вокруг много добрых людей, что не дадут пропасть и помогут. Главное – чтобы не было войны».

Фрейда Ароновна Журавлева и сегодня способна влюбить в себя и очаровать своим оптимизмом, мудрым юмором, великодушием. Жаль только, что годы берут свое… Мы желаем Фрейде Ароновне и ее близким добра!

Дмитрий КУЛИК.
Фото Юлии Прашкович.