ЕС, почему стоим? Репортаж из пункта пропуска на границе, где фуры сутками ждут очереди

Водители-дальнобойщики, отправившиеся в страны Евросоюза, оказываются в многокилометровых очередях перед пунктами пропуска на границе. В пиковые моменты количество фур исчисляется сотнями! Водителям приходится проводить по несколько суток в таких пробках. Зачем страны ЕС устраивают эти бесконечные очереди на границах, как это сказывается на работе дальнобойщиков и почему водители фур делают все возможное, чтобы не оказаться в пунктах пропуска в выходные, выясняли журналисты  «7 Дней».

Сроки рейсов срываются

Очереди в пункты пропуска на границах — проблема не одного месяца. Ее пик пришелся на 10 октября, когда пересечения границы в сторону ЕС, а также Украины ожидало примерно 2700 большегрузов. Наиболее сложная ситуация традиционно складывалась на литовском направлении: около 1400 фур в тот день пытались попасть именно в эту страну. Напряженную обстановку среди дальнобойщиков смягчали тогда разве что условия, которые белорусские пограничники постарались сделать максимально комфортными: на самом сложном вильнюсском направлении «Каменный Лог — Мядининкай» в этом году создали площадку электронной очереди. Водители там могут отдыхать, пока ждут своей очереди для прохождения границы. Такую же площадку планируют создать в пункте пропуска «Бенякони». И пусть на днях в целом количество фур возле пунктов пропуска снизилось до среднестатистического значения, на некоторых из них ситуация все еще остается весьма непростой. Один — «Берестовица» (с польской стороны — «Бобровники»). Именно на него сейчас приходится наименьший показатель выполнения договоренностей по пропускной способности — всего 47,6%. Отправляемся туда, чтобы услышать, что говорят дальнобойщики о сложившейся ситуации.

Путь на погранпереход «Берестовица» в одноименном районе Гродненщины знаком многим белорусам. Это кратчайшая дорога в Белосток, куда наши соотечественники ездили на шопинг. Сейчас из-за действующих ограничений стоящих на выезд легковых машин на границе почти нет. Зато фур — хоть отбавляй. Около 90% автотрафика, особенно после Волковыска, состоит из большегрузов.

В день нашей поездки около 150 фур ожидало в Берестовице пересечения границы. Едва миновав поселок Пограничный, что в 4 километрах от пункта пропуска, мы уперлись в хвост колейки — так дальнобойщики называют скопившуюся очередь. Оказавшийся последним в ней водитель Олег, исходя из опыта, прикидывает, что застрял здесь примерно на сутки.

— А может, и больше. Все зависит от работы пограничников, по большей части польских, — уточняет мужчина. — Если не пускает Польша, что наши могут сделать?

Олег признается: сейчас сидеть часами в автомобиле для дальнобойщиков — обычное дело. Никто из них точно не может сказать, на сколько растянется рейс, поэтому продукты в дорогу берут с большим запасом.

— Готовлю на своей плитке. В крайнем случае, если ждать своей очереди придется очень долго и продукты закончатся, можно сходить на заправку. Там продают даже готовую еду, но покупать ее совсем невыгодно, — говорит Олег.

Сроки рейсов у дальнобойщиков из-за очередей на погранпереходах часто срываются. Ведь к проблемам с колейкой прибавляются тонкости соблюдения режима труда и отдыха, которыми регламентируется работа водителей.

— Рабочая неделя — 6 суток, смена — не больше 13 часов. Трижды в неделю можно увеличить ее до 15. За рулем водителю разрешается проводить всего 9 часов, а два раза в неделю — 10. Отдых между рабочими днями — не менее 11 часов, между неделями — минимум 46. Если рабочий день 10 часов, то отдых иногда можно сократить до 9, — объясняет сложную для обывателя схему Олег.

Если рабочий день приходится на очередь, то график не меняется.

— Даже если я встал в колейку, то через 15 часов все равно должен остановиться на отдых. Другие фуры, конечно же, меня будут обгонять, я потеряю еще больше времени в этой пробке, но таковы правила: за соблюдением режима труда следят очень строго. Если нарушишь, то потеряешь работу, — говорит на прощание дальнобойщик.

«Стоим здесь уже третьи сутки»

Накрапывает мелкий дождь, поэтому большинство водителей греются в кабинах. Изредка кто-то выходит размяться. Скрашивают время ожидания все примерно одинаково: смотрят фильмы, читают книги, общаются по телефону с родными.

Фура Андрея и Алексея стоит примерно в середине очереди. Парни сейчас едут из России в Польшу — разгружаться.

— Со вчерашнего вечера стоим, это еще не так долго, — говорит Алексей. — Хуже всего дальнобоям, которые попадают сюда в конце недели. В субботу-воскресенье тут по несколько сотен машин. Хотя на литовской стороне бывает и больше.

Дальнобойщики Юрий и Александр днюют и ночуют близ Берестовицы уже третий день. От пункта пропуска их отделяет примерно километр. Оба работают на крупную зарубежную транспортную компанию, ее грузовики встречаются в очереди часто. Огромные расстояния мужчины преодолевают на фуре с казахскими номерами, хотя сами — белорусы. Путь уже проделали немалый: всего за 5 суток добрались из Китая в Беларусь! Проезжали примерно по тысяче километров в день.

— А тут на границе застряли… — разводит руками Юрий. — Хорошо хоть, что с сервисом сейчас неплохо, не то что 20 лет назад: в душ и туалет можно сходить на заправке, в Берестовице работает кафе.

Разговорившись за жизнь, Юрий делится наблюдением о том, что профессия дальнобойщика стремительно молодеет и теряет свою уникальность. Сейчас на международные грузоперевозки приходит много парней из других профессий. За рулем трака можно встретить бывшего врача, строителя, учителя.

— Мужиков можно понять — каждый хочет заработать, пусть и в ущерб некоторым другим вещам. А хотите покажу, какие в Китае горы? — резко меняет тему разговора Юрий.

Отказываться не стали. Действительно, картинка на экране смартфона завораживает. Правда, остановиться и вдоволь насладиться этими красотами времени у водителей, как правило, нет — поджимают сроки.

— Вот так и наблюдаем за жизнью, сидя за рулем, — усмехается на прощание Юрий, заводя мотор трака.

Очередь сдвигается на 100 метров, как и каждые 10-15 минут.

Пока фотографируем очередь со стороны заправки, к нам подходит ее директор. Узнав, что сегодня в объективе фотоаппарата колейка, советует:

— Под вечер приезжайте или в выходные. Увидите очередь, которая начинается от предыдущей заправки «Белоруснефти», а это, на минуточку, 8 километров!

Аналитик Белорусского института стратегических исследований Алексей Авдонин:

— Ситуация, которая складывается сейчас на границах Республики Беларусь с нашими западными соседями, носит искусственный характер. Километровые очереди из грузовых автомобилей созданы целенаправленно. Для этого не нужно останавливать работу пунктов пропуска, а достаточно всего лишь более медленно проверять машины и готовить разрешительные документы на въезд на территорию Евросоюза. Все это ведет к тому, что товары не доставляются вовремя и кто-то несет убытки. Для чего это сделано? В Евросоюзе эффект от локдаунов оказался значительным, а выживание европейских производителей стало возможно только за счет ограничения своего внутреннего рынка. Поэтому меры, которые применяются по сдерживанию товарного потока, — это своего рода поддержка, протекционизм своих производителей для того, чтобы товары иностранных государств не заходили на рынок Евросоюза.

За новостями об очередях из фур на границе следует усматривать экономические цели и приоритеты наших западных соседок. Скорее всего, они действуют не самостоятельно, а по указанию со стороны ЕС и выполняют задачу по лимитированию любых поставок товаров на европейский рынок. Причем в ущерб юридическим лицам, компаниям, размещенным не только в Беларуси, но и в других странах Евроазиатского пространства.

По данным Госпогранкомитет, на утро 20 октября выезда в страны ЕС ожидали более 1,2 тыс. большегрузов.