Мозырский блогер Виталий Баковец – о своей гражданской позиции

«Мне до всего есть дело!»

Мозырский блогер Виталий Баковец имеет свое мнение по событиям, происходящим в стране и мире.

Личное

«Я коренной мозырянин, в 1990 году окончил СШ № 9, – рассказывает о себе Виталий Александрович. – Затем была служба в Советской Армии в украинском Запорожье. У меня юридическое образование, окончил минский БИП – Университет права и социально-информационных технологий – один из первых негосударственных вузов, появившийся в начале 90-х годов. Не знаю, как сейчас, но в мое время там были сильные практики. Ректором был председатель Союза юристов БССР профессор Степан Федорович Сокол. Предметы преподавали бывшие судьи Конституционного суда, генеральный прокурор… При желании и стремлении образование можно было получить очень качественное. Затем работал юристом в ОАО «Мозырьпромстрой», в санстанции, в сети АЗС мозырского НПЗ, потом по личным обстоятельствам переехал в Минск. Там работал в одном из медцентров, но в итоге все равно вернулся в Мозырь. Проблем с профессиональной деятельностью не было, всюду только положительные характеристики, но вот по специальности работу долго не мог найти – на рынке юристов свободных мест практически нет. А менять профессию не хотелось – все-таки меня этому учили, и свое дело я люблю, наработан опыт. Долго сидел без работы, и, когда случился август 2020 года, понял, что все может стать гораздо хуже.

Откровенно

– Готовясь к нашей встрече, пролистали всезнающий интернет и нашли такую информацию: «За последний год юрист из Мозыря Виталий Баковец превратился из критика власти в ее верного защитника». В чем была причина вашей оппозиционности?

– Я никогда не был оппозиционером! Было недовольство, что я не могу найти работу по своей специальности. Стоял на учете в центре занятости, где мне в итоге предложили пройти переобучение на кочегара. Признаюсь, меня это задело. Вообще, у каждого человека, пожалуй, есть повод выразить недовольство по различным вопросам, но при этом он наверняка удивится, если его запишут в оппозицию. Есть такой пример, иллюстрирующий отличие женской психологии от мужской: женщина очень легко проделывает путь от «ты разбил чашку» до «ты разбил мне жизнь». Деятели оппозиции именно таким образом и ловят свой хайп среди обывателя: в чистом белорусском городке находят неубранную кучу мусора и делается вывод: «Во всем виновата власть!» Или: «В переулке школьник на самокате сбил старушку – это очередное кровавое преступление режима!» Но тот же неубранный мусор – это вина конкретного чиновника из конкретного ЖЭУ или вообще ваших соседей, но не государственных институтов. Простые броские лозунги всегда привлекательны для толпы, так проще, не надо вникать, тебе уже предложили вывод. Я это называю зомбо-технологией, когда человека очень легко настроить на недовольство, особенно если нет критического мышления.

Когда начались известные события в августе прошлого года, я оценивал обстановку шире, зная и понимая, куда обычно приводят «майданы». Тем более что есть родственники в Украине: сегодня у людей не хватает пенсии на оплату «коммуналки». Последней каплей стала программа Тихановской, если не ошибаюсь, седьмой пункт – лишить русский язык статуса государственного и сделать государственным бчб-флаг. Но я все это проходил уже в 90-е годы, когда учился в Минске. Видел, кто руководил городом, в грязи и без освещения, с пустыми полками в магазинах – зато под бчб-флагом. Работы тоже не было. Тем, кто те времена не пережил, особенно молодежи, сравнивать не с чем. Вообще, создается впечатление, что нынешнее «поколение смартфонов» воспринимает революцию, а это, на всякий случай, очень серьезный общественно-политический процесс, как некий карнавал и флешмоб, где все просто и весело: вышли, взялись за руки, хором крикнули – и все «плохиши» в страхе разбежались. А потом начинается суровая реальность и обида «мы так не договаривались!». И горькое прозрение, что тебя попросту использовали, у Ленина даже есть такое определение – «полезный идиот».

Причем неприятно поражает даже не молодежь: все-таки мы все были молодыми и в разной степени бунтарями. Но как понять, когда на митинги выходили многодетные родители, которым государство, по сути, подарило комфортное жилье, причем своевременно?! У меня подписчики из 31 страны: США, Германия, Польша… Они пишут, что такой заботы государства о многодетных семьях, как у нас, нигде нет, и дети – это твоя проблема, поэтому сам занимайся кредитами и выбирай жилье по своим возможностям. Разве это нормально, что человек, обеспеченный всеми льготами и пособиями, выходит протестовать?! Либо у него напрочь отсутствует способность думать, либо он легко внушаемый, вот и повелся на майданные технологии.

Есть свое мнение

– Комментарии в сети пишут многие, но как вы решили перейти в блогеры?

– В интернете я «сражаюсь» давно, как только появились соответствующие площадки. Тоже писал комментарии, но потом понял, что это ничего не даст. Сколько человек их прочитает? Ну 10–15 от силы. Ситуацию 9–13 августа прошлого года я видел своими глазами. Волосы натурально вставали дыбом – это была версия 2.0 киевского майдана 2014 года, только у нас, уверен, все было бы еще жестче. Та самая ситуация, когда «Не могу молчать!». Я взял микрофон, камеру и начал что-то пробовать делать, чтобы донести свою точку зрения по актуальной повестке как можно более широкому кругу.

Это у меня уже четвертый канал: три предыдущих YouTube «снес» – этот американский видеохостинг, мягко говоря, не любит патриотический контент, когда он не про «общечеловеческие ценности». Если бы я выступал против власти, у меня были бы тысячи подписчиков, и я был бы во всех рекомендациях к просмотру. Но любой опыт полезен, я понял алгоритм их действий, поэтому работать все равно получается. Подписчики у меня очень хорошие: на прошлом канале их было 16 тысяч – нас закрыли, на этом уже 10 тысяч плюс полторы тысячи в «Телеграм», по две тысячи в соцсетях люди смотрят. У меня очень хорошая статистика по YouTube: считается успехом, если тебя смотрят 30 % подписчиков, у меня же этот показатель – от 80 %. Плюс комментарии, более тысячи лайков к роликам, из них 99,9 % – лайки и какие-то крохи – дизлайки. Возрастная аудитория 30–35+ и до 80 лет, все думающие адекватные люди. Профессии блогер пока нет, хотя неплохо было бы устранить этот пробел, например, для начала через аккредитацию в Министерстве информации. Если у человека есть подписчики, его смотрят, получается зарабатывать, то почему бы не работать как ремесленник и платить при этом налоги? Юристов много, а толковых блогеров
единицы.

Стараюсь, чтобы содержание было с юмором, сатирой, сарказмом. Я все новости подаю в позитивном ключе по одной простой причине: насмотревшись «чернухи» в иных СМИ, я понял, что загнать человека в депрессию очень просто и большого ума не требует. Через месяц, когда открыл второй канал вместо снесенного первого, меня люди очень благодарили: «Сидели на валерьянке, на корвалоле, а тебя посмотришь – и легче на душе». Этой концепции следую и дальше.

Не вместо, а вместе

– На ваш взгляд, блогерство ликвидирует классическую журналистику?

– Нет, конечно, и это не произойдет никогда. К тому же и там, и здесь есть совершенно разные направления. Кто-то занимается аналитикой, а кто-то просто что-то быстренько снял или написал и выложил в сеть. Но в итоге в обоих случаях все зависит от интеллекта человека, его мировоззрения, а это – миропонимание и мироощущение. Я занимаюсь пропагандой традиционных ценностей и патриотизма.
В слове «пропаганда» ничего плохого не вижу – это всего лишь донесение идей.

Вообще, как следствие прошлых событий, у людей вырос запрос на точную и честную информацию. Не «мне соседка сказала, а она врать не будет…» или «сообщил источник, пожелавший остаться неназванным», но с указанием должности и фамилии того, кто предоставляет определенные данные. Ну и люди должны учиться отличать достоверную информацию от сомнительной: не стоит доверять всему, что есть в интернете, – всё надо проверять по разным источникам, и не один раз. На этом и сыграли деструктивные силы, запустив тысячи фейков, которые элементарно разоблачались, но люди им верили. Что поделаешь, есть и блогеры, и журналисты, которые используют свою профессию исключительно для получения личных выгод, проще говоря, хайпа, переобуваясь в воздухе несколько раз в день, ориентируясь на запрос своей аудитории. Но это мимолетная популярность: смотреть и читать его будут, но уважать перестанут. Меня начали уважать, когда 13 августа я взял микрофон и камеру и вышел в Минске на улицу. У многих в те дни были сомнения в благополучном исходе, опять же свежи в памяти события в Украине, где с противниками майдана расправлялись вплоть до убийств, до сих пор не расследованных. Ясно понимал, что, если «необыкновенные» придут к власти, мне придется уехать из Беларуси, потому что не смог бы с националистами существовать в одной стране, а я люблю свою Родину. Мой дед жил в деревне, в Красную Армию не взяли по здоровью. Пришли гитлеровцы, навестил односельчанин: «Ну что, Павел, пойдем на новую власть работать, хороший паек обещают, тебе же надо семью кормить…». Но он ушел в партизаны. Поэтому мои взгляды очевидны и выбор прост.

Политика – это жизнь

– Нередко приходится слышать: «Я политикой не интересуюсь…» Как вы оцениваете такую точку зрения?

– Не скажу ничего нового, напомнив известное: «Если вы не интересуетесь политикой, это еще не означает, что политика не интересуется вами». Обратите внимание: сказано в Греции еще до нашей эры, автор – Перикл, один из «отцов-основателей» афинской демократии. Как бы человек не отнекивался от политики, ему все равно интересен ход событий, их причина, что происходит в родной стране и вокруг нее. И это все темы для меня: почему к нам вдруг «пожаловал» украинский вертолет, почему против мигрантов поляки вдруг собирают артиллерию и тяжелую технику и многое другое – об этом интересно поразмыслить.

Все-таки мы здесь живем, и это влияет на нашу жизнь. Стараюсь помочь разобраться.

Дмитрий КУЛИК.