Эта память всегда с нами. Продолжают открываться новые факты нацистского террора в отношении белорусского народа

Почти 78 лет отделяют нас от окончания Великой Отечественной войны, принесшей нашему народу неимоверные испытания и запредельные страдания. Территория современной Гомельщины в то время состояла из двух областей – Гомельской и Полесской. Во время оккупации захватчики ввели новое административно-территориальное деление. Южная часть территории Гомельской области с Петриковом, Лельчицами, Речицей, Брагином, Мозырем была включена в состав рейхс­комиссариата «Украина» (генеральный округ «Житомир»). Северная часть с Гомелем, Жлобином, Веткой, Паричами вошла в состав тылового района группы армий «Центр». Власть на оккупированной территории принадлежала комендатурам. С подробностями – © Правда Гомель.

Жители региона на себе испытали, что такое «новый немецкий порядок». Гетто, тюрьмы, лагеря гражданского населения, пересыльные лагеря стали местами массового уничтожения людей. Мы помним Озаричи, где фашисты устроили настоящую фабрику смерти, деревню Ола – сестру Хатыни, детский лагерь в Красном Береге, в котором немецкие изверги апробировали новый «научный» метод забора крови малолетних жертв. Тысячи людей были угнаны на рабскую работу в Германию.

Благодаря расследованию Генеральной прокуратуры дела о геноциде белорусского народа во время Великой Отечественной войны, рассекреченным архивам мы продолжаем открывать новые факты нацистского террора в отношении мирного населения и советских военнопленных.

В проекте «Никогда не забудем» познакомим читателей со страшной политикой геноцида на территории Гомельской области. К сохранению исторической правды о героическом прошлом народа призывает и наш гражданский долг, закрепленный в статье 54 обновленной Конституции Республики Беларусь.

Массовый террор

На протяжении трех лет оккупации нацисты чинили на территории Беларуси страшные зверства. Расправившись на первых порах с советско-партийным активом и их семьями, гитлеровцы приступили к уничтожению евреев, цыган и других, по фашистской расовой теории, «неполноценных» людей.

В Калинковичах в сентябре 1941 года всех евреев – около 350 взрослых и детей расстреляли за городом. В городском поселке Лельчицы убили 800 евреев, бежавших из Турова от фашистского преследования, при этом детей бросали живыми в яму. В Добруше в течение одного дня в ноябре 1941 года расстреляли 125 человек.

В Гомеле осенью 1941 года были созданы четыре гетто, в которых находилось около четырех тысяч человек. Людей держали на морозе под открытым небом, морили голодом, пытавшихся добыть пищу расстреливали. В начале ноября всех узников Монастырька и соседнего лагеря, расположенного в районе Ново-Любенской улицы, расстреляли. По рассказу очевидцев, казнь началась в 8 часов утра и закончилась в 4 часа дня. Всего было убито около 2500 человек.

В Буда-Кошелеве погибло 98% еврейского населения, Паричах – 90,4%, Стрешине – 84%, Корме – 71%, Рогачеве – 72%, Речице – 48%, Мозыре – 23,7%, Чечерске –32,3%.

Особенно жестокую политику фашисты проводили в отношении партизан и поддерживавшего их населения. «Расправа немцев с нашими людьми носит невиданный зверский характер: повешение, подвешивание на руках и избиение шомполами, забрасывание детей в колодцы, изнасилование женщин, вспарывание животов, вырезание половых органов, групповое сожжение в крупных постройках, расстрелы, закалывание штыками и ножами – все это применяется в массовом масштабе…» – писал член ЦК КП(б)Б М. В. Зимянин 1 июня 1943 года в Центральный Комитет о преступлениях немецких оккупантов в Полесской области (документ хранится в Национальном архиве Республики Беларусь). В докладной записке приводятся страшные цифры: с конца 1942 года в южной части Гомельщины сожжены сотни населенных пунктов и уничтожены тысячи мирных людей. Житковичский район: Буда – 340, Лутовье – 225, Постолы – 70, Ветчины – 1770, Грабово – 70, Пуховичи – 340, Ляховичи – 180, Рудня – 100, Замошье – 110. Петриковский район: Рябка, Большие и Малые Селютичи – население истреб­лено почти поголовно. Копаткевичский район: Лудчицы, Комаровичи – 40, Фастовичи – 30, Борки, Заполье, Хвойня, Долгие Нивы. Лельчицкий район: Симоничи, Глушковичи, Прибыловичи, Милошевичи, Дуброва – большинство населения уничтожено. Лельчицы в декабре 1942 года сожжены. Ельский район: Скородное, Высокое (Старое и Новое), Павловка, Верхи, Заболотье, Беляки, Валавская Рудня, Копанка, Круглое, пос. Пример. Уничтожено до двух тысяч человек и около трех тысяч вывезено в Германию.

На Гомельщине нет ни одного места, которое бы не испытало фашистского террора.

Лагеря и тюрьмы

В центре Гомеля в бывших кавалерийских казармах располагался лагерь военнопленных и гражданского населения. Камеры были переполнены, заключенным невозможно было даже сидеть, царила антисанитария. Бесчеловечный режим содержания узников гитлеровцы дополняли их избиениями и пытками. Пленные массово умирали от холода, голода, истязаний и болезней. С 1941 по 1943 год здесь было уничтожено около 100 тысяч человек.

Еще одно страшное место, организованное гитлеровскими оккупантами, – Озаричские лагеря. Узница Юлия Барабанова на всю жизнь запомнила страшные дни, проведенные там вместе с четырехлетним сыном. Немцы привозили людей, больных сыпным тифом, и через проволоку сбрасывали прямо на снег. «Многие из них находились в бессознательном состоянии, оставались лежать на снегу, и утром следующего дня я видела, что человек 50–55 уже были мертвыми, а остальные расползлись по лагерю и умирали. Многие были раздеты и разуты… С этими сыпнотифозными были привезены 3 девочки в возрасте 3–5 лет и тоже раздетыми были выброшены на снег. Они часа через 4–5 умерли, вернее замерзли… Сыпнотифозными наводнили весь лагерь, они лежали всюду, и многие умирали. Немцы заставляли закапывать их. В ямы складывали по 5–10–13 трупов. За 3 дня только поблизости от того места, где я находилась, умерло 200–250 человек, а всего трупов я видела более 300. По всему лагерю за 3 дня моего пребывания в нем умерло не менее 500 человек».

Войска 65-й армии 1-го Белорусского фронта 18–19 марта 1944 года освободили из Озаричских лагерей 33 480 человек, в том числе 15 960 детей. Командующий 65-й армией Павел Батов назвал лагеря одним из самых гнусных злодеяний фашистских захватчиков на Белорусской земле.

На каторгу

О том, как немецкие захватчики отправляли в рабство в Германию советских граждан, рассказала Мария Моисеенко из Калинковичей. Немцы схватили ее и отправили в лагерь, обнесенный колючей проволокой. Девушке удалось бежать, но наутро всех находившихся в лагере граждан, 300 человек, погрузили в эшелоны и отправили в Германию. В 1942 году оттуда увезли в «немецкий рай» около 400 человек, весной 1943 года еще 600. За время оккупации Калинковичей фашисты угнали на каторжные работы в Германию 1500 человек.

В Чечерском районе отправка молодежи в немецкое рабство всякий раз сопровождалась жуткими картинами издевательств. Парни и девушки убегали в лес, прятались в соседних селах. За период оккупации района было насильно угнано 1379 мирных граждан.

Для угона людей на каторжные работы пользовались различными методами. Весной 1942 года немецкий карательный отряд, который дислоцировался на территории деревни Рудня-Маримонова под Гомелем, собрал местную молодежь и объявил о ее расстреле. После обращения жителей к коменданту расстрел был отменен. Молодые люди со связанными руками под усиленным конвоем были направлены на станцию Речица, откуда поездом в закрытом вагоне их увезли в Германию.

Зачастую фашисты делали и так: на площади города устанавливали патефон и наигрывали пластинки. Когда собиралась толпа, ее окружали солдаты, отбирали молодежь и отправляли в немецкое рабство. «Насильно берут, прибегая даже к облавам на базаре молодежи, для работы в Германию. Уехавшие весной постепенно возвращаются назад с туберкулезом легких, фашисты обвиняют в этом врачей, которые с вредительской целью привили болезнь уезжающим в Германию», – писал в 1942 году секретарь Гомельского подпольного обкома КП(б)Б Илья Кожар в Белорусский штаб партизанского движения.

Суд не закончен

«Про фашизм человечество знает, кажется, все. Пепел миллионов жертв его стучится в сердца людей. И все же кое-где пытаются снова и снова обелить эту чуму ХХ века – в глазах новых поколений, которые сами не пережили ужасов Второй мировой войны. Однако есть она, живет народная память – неподкупная память о фашизме гестаповском, концлагерном, хатынском. Суд народов не закончился в Нюрнберге. Он продолжается – в памяти народной». Так писали в книге «Я из огненной деревни…» белорусские писатели Алесь Адамович, Янка Брыль и Владимир Колесник

Суд над чумой ХХ века не закончен до сих пор. Обнародуются прежде засекреченные архивные документы, появляются новые исследования историков, ведутся раскопки в местах массовых расстрелов людей, в том числе на Гомельщине. Но чтобы узнать до конца всю правду, прочувствовать всю глубину трагедии народа, потребуется еще не одно расследование и наверняка не один год. Свой вклад в общее дело вносят прокуратура, Государственный архив и Государственный архив общественных объединений Гомельской области, музейные работники, неравнодушные граждане. В 2022 году коллектив Гомельского дворцово-паркового ансамбля с участием прокуратуры подготовил выставки «Прощайте, люди…» и «Мы не рабы!», посвященные геноциду белорусского народа в годы Великой Отечественной войны.

Первым посетителем экспозиции «Прощайте, люди…» стал губернатор Гомельской области Иван Крупко. «Психика здорового взрослого человека не выдерживает, нет сил говорить, – сказал он. – Но выводы очевидны: подобные ужасы белорусы не должны пережить, а мы обязаны сделать всё для сохранения исторической памяти».