Наталья Коноплич: Просто скажите «прости»

Порой самые родные люди не хотят понять друг друга. Почему так бывает? К таким размышлениям привела наша читательница, рассказавшая личную историю.

Женщина рассказала, что после развода сына воспитывала одна. Алименты – сущие крохи. Ей же приходилось вкалывать на нескольких работах, недосыпать, недоедать, чтоб сэкономить лишнюю копеечку на будущее сына. Но дети имеют свойство взрослеть. И сын нашей собеседницы тоже вырос, стал неплохим парнем. Отслужил в армии и получил образование. Конечно же, его зарплата шла в «общий котел».

Когда влюбился и понял, что пора заводить семью, женился на скромной девушке, с которой дружил еще будучи студентом. Вот только мама с этого момента в невестке уже почувствовала не союзницу, а потенциального врага, который ее сына, как она считает, прибрал к рукам, да еще и частью жилища завладел. Стали жить вместе: невестка никогда со свекровью не спорит, уступает, старается промолчать, лишь бы только вторую маму не расстраивать…

Но когда родился внук, то вместо радости, по словам женщины, она потеряла покой. Ей кажется, что ребенок плачет 24 часа в сутки, а она, как хозяйка, заслужила, чтобы к шестидесяти годам пожить спокойно. «Не проходит и дня, чтобы мы не ругались. На съемную квартиру из-за того, что сын один работает, они не хотят уходить по материальной причине, а мне за что терпеть такие испытания? – со слезами на глазах говорит женщина. – Это их проблемы. Подскажите, какой выход найти из этой ситуации? Не в лабиринт же я попала? Ведь сын из доброго мальчика превратился в безразличного человека, а невестка отмалчивается. Чувствую, что ненавидит».

Подобные истории, с которыми приходят люди в редакцию, не единичны. Однако в таких случаях мы можем лишь выслушать и помочь советом, куда надо обращаться за компетентной консультацией. Ее, к примеру, может дать юрист, который как внештатный автор тесно сотрудничает с газетой.

С журналистской точки зрения можно сказать, что выход есть – это раздел или размен квартиры, чтобы обеспечить маме ее право на спокойствие, так как и у сына есть право на часть жилья. А вот по-человечески непонятно: почему женщина, не имея ближе и дороже человека, чем сын, так агрессивно относится к его семье, которая нуждается в помощи сейчас. Кто знает, как жизнь повернется завтра?

Невестке сейчас не помешала бы еще одна пара рук, когда ребенок плачет. Тогда и спокойствие поселилось бы в их «двушке» навсегда. И вместо поиска «найти управу» на сына с невесткой взрослые вечерами за чашкой чая вместе обсуждали бы еще один прожитый день, дарованный Богом. Зачерствело сердце женщины. И даже мои добрые слова не смогли пробиться к нему. Уходила она из редакции при своем мнении, гордо записав предложенный телефон юриста.

Хочется надеяться, что наша беседа не прошла зря.