Полесье в огне. 53 деревни Мозырского района были полностью или частично уничтожены немецко-фашистскими оккупантами в годы Великой Отечественной войны

359

От геноцида гитлеровских захватчиков пострадали жители всех национальностей Мозырского района, городское и сельское население.

Пепел стучит в сердца

На мозырской земле произошло несколько трагедий, связанных с массовым уничтожением мирного населения. Путем целенаправленных расправ в несколько этапов ликвидировано еврейское гетто в городе.

22 марта 1943 года, в тот же день, когда каратели уничтожали деревню Хатынь, были сожжены мозырские деревни Казимировка и Буда Казимировская. В деревне Костюковичи палачи даже не утруждали себя рытьем могил: трупы убитых в душегубках сельчан просто сбросили в местные колодцы. Исчезла с карты деревня Спримачев – в одном из домов здесь сожгли жителей деревни, прятавшихся в лесах.

Счет жертв этих трагедий идет на сотни и тысячи, но своя Хатынь была практически в каждой мозырской деревне, о чем и свидетельствуют «Акты расследования злодеяний, совершенных немецко-фашист­скими захватчиками против советских граждан при оккупации Мозырского района. Начато 16 декабря 1944 г. – окончено 15 января 1945 г.» (орфография документов сохранена).

Лубня

«В июне 1943 года немецко-фашистские войска окружили деревню, собрали население в одно место, предупредили всех, что, если кто попытается уйти и спрятаться в лесу, будет пойман и расстрелян. Немецкий отряд – это отряд, который специально занимается уничтожением населения и деревень. Народ, несмотря на предупреждение, не боясь смертной казни, ушел в лес. Через 2–3 дня приехали, оцепили деревню и запалили. В результате сгорело 60 домов. В одном доме сгорел живым старик Муженко Ефим Игнатович, 1875 г. р., который не мог выйти, а гражданку Муженко Дарью, которая бежала в лес, на ходу расстреляли. Во время сжигания деревни поймали 13 человек молодежи и отправили в немецкое рабство на каторжные работы…»

Романовка

Эта деревня оказалась в огненном треугольнике трагически погибших соседних деревень Казимировки и Буды. Через Романовку ранним утром 22 марта 1943 года проехало 12 автомашин полных войск в сторону деревни Казимировка…

«Расправившись с населением и спалив деревню Казимировку (убито 249 жителей, сожжено 118 домов), оккупанты переехали в д. Буда в этот же день, – свидетельствуют документы. – Таким же путем оцепили деревню, заходили в дома, расстреливали население. Расстреляли 120 человек, подожгли деревню – 46 домов вместе с людьми.

В тот же день деревня Романовка была ими оставлена потому, что не было в деревне никого из населения. Проехали по направлению г. Мозыря». На этом драма Романовки, которой относительно повезло уцелеть в марте, не закончилась.

«22 июля 1943 года немецкие войска «СС» и карательный отряд совместно с полицией окружили деревню. Ворвались в дома, специально брали хлеб, вещи, подожгли деревню, она вся сгорела. Население, которое было дома, пыталось бежать, были расстреляны 15 стариков и старух с детьми. Также в лесу поймано и расстреляно за один раз 7 человек, по одиночке – 3 человека. Деревня в этот день, 130 домов, вся сгорела.

До этого, в июне 1943 года, на улице деревни Романовка поймали Науменко Антипа, Коркошко Григория, Пархоменко Дениса, связали руки и мучили. Подвели к дубу, стали вешать: по одиночке подвешивают, подержат не более 2 часов – отпустят. Таким образом днем вешают, а ночью привязывают к забору голых, чтобы ели комары. Освобождены они были партизанами.

Всего забрано немцами на каторжные работы в Германию в д. Романовка 57 человек.

Всего угнано на каторжные работы по Казимировскому с/с 72 человека, из них мужчин – 19, женщин – 53.

Всего расстреляно по Казимировскому с/с и сожжено в огне 448 человек, из них мужчин – 64, женщин – 184, стариков – 6, детей – 294».

Каждый из нас, взрослых, готов принять лишние страдания, лишь бы у наших детей было все хорошо. Поэтому невозможно узнавать без боли, что в Казимировском сельсовете погибли не просто сотни детей, но еще и больше, чем взрослых. Самая юная – Галя Науменко, родившаяся в 1943 году…

Белая

«В июне 1943 года немецкие войска численностью до батальона окружили деревню Белая, зашли в нее. Население, боясь немецкого зверства, пыталось скрыться путем побега в лес вместе с детьми, как, например, Колос Прасковья, Громович Иван, Позняк Агриппина, Навроцкая Авроня и ряд других, которых было 10 человек, бежали из деревни в лес. Немецкие солдаты заметили их и выстрелами из автоматов убили всех без никаких причин. Кроме того, была расстреляна в деревне Грамович Анна.

Немецкие войска, видя, что в деревне никого нет, ходили по лесу, где скрывались мирные граждане. Женщины, старики и дети проживали в куренях, землянках. Ловили, без никаких причин расстреливали.
В ноябре 1943 года Грамович Наум Григорьевич, Громович Александр, Грамович Евга, которые скрылись в лесу, в одно время пришли домой что-то посмотреть и забрать продукты питания. Немецкие солдаты поймали их и без никаких причин расстреляли из автоматов. Таким образом расстреляно мирных граждан 15 человек.

В 1942 году по распоряжению высших немецких властей была проведена мобилизация на увод в Германию в немецкое рабство и забрано 27 человек мужского и женского пола.

В сентябре 1943 года немцы и мадьяры ехали по деревне Белая, подожгли ее, в результате чего сгорело 30 домов.

Всего по Слободскому сельсовету угнано насильно в Германию: мужчин – 150 человек, женщин – 186. Всего 236 человек. Расстреляно, сожжено и брошено в колодцы 315 человек. Из них: мужчин – 124, женщин – 115, детей – 54, стариков – 22».

Махновичи

Во время войны Махновичский сельсовет входил в состав Ельского района. Здесь нацисты явили новые грани своей изуверской фантазии.

«В деревне Махновичи 12 июня 1943 года были расстреляны и замучены советские граждане в количестве 42 человек, из которых часть была расстреляна, а часть живьем брошена в яму, вырытую на расстоянии одного километра от деревни Махновичи на опушке леса. При раскопке ямы родственниками замученных граждан было обнаружено, что часть из них были в сидячем и стоячем положении.

В деревне Заводный Остров Махновичского сельсовета 5 августа 1943 года были расстреляны и замучены советские граждане в количестве 14 человек, из которых расстреляно 9 человек, а 5 – сожжены живьем. Здесь же 28 июля 1943 года были расстреляны и замучены советские граждане в количестве 33 человек на территории деревни. Сюда же были пригнаны советские граждане Старо-Высоковского сельсовета в количестве 35 человек, которые были замучены и живьем брошены в колодцы…»

У всех погибших знакомые мозырские фамилии: Заяц, Мащиц, Коноплич, Барановский, Шестовец, Долгая, Голик, Васькевич, Вегера, Журавель…

Чтобы помнили…

«Областной комиссией установлено, что немецко-фашист­ские захватчики и их сообщники в Полесской области убили и замучили 37981 мирного жителя и 3120 военнопленных, угнали в немецкое рабство 23047 граждан. В том числе расстреляно 9789 женщин, 5340 детей. Повешено 36 человек, в том числе 17 женщин и 3 детей. Сожжено 7983 человека, из них женщин – 2942, детей – 2403…»

После таких детальных сухих цифр горько читать изыскания с претензией на сенсационность отдельных историков: «…наши деревни в зонах, которые контролировал Вермахт, – в них немцы ни разу не тронули местных жителей, а белорусы там жили богато и зажиточно – относительно спокойно по сравнению с зонами под партизанами. А вот зоны, которые контролировали партизаны, – были пол­ностью разорены этими бандитами».

Поэтому сохранение исторической памяти – это не разовая акция или кампания, но постоянная ежедневная работа, чтобы будущие поколения белорусов имели честную и объективную картину трагических событий, происходивших на нашей земле. И были достойными своих предков, которых не сломили варварство, изуверство, террор захватчиков в борьбе за свободу.

Дмитрий КУЛИК.


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: