О тесной связи «Движения матерей 328» с оппозицией и экстремистскими ресурсами

117

Информационное пространство в Беларуси зачищают от дряни уже три года. В небытие отправились очевидные тутбаи и нивы с белапанами. Следом потянулись игроки помельче — из регионов и соцсетей. Потом наступило время индивидуумов, которые тоже сильно старались. И, казалось, уже до всех дошло, что и в интернете есть определенные рамки, выход за которые чреват. Но нет, пришлось еще и про сотрудничество с экстремистами всех мастей объяснять.

Некоторым оказалось непонятно, что сливать инфу, например, в экстремистские телеграм‑каналы, — это как ходить по минному полю — один‑два раза, может, и прокатит без последствий, а потом наступит время соплей в кабинете у следователя и неизбежного наказания. Слишком ретивые могут и в колонию отправиться на пару лет. Сейчас‑то это уже всем понятно? Судя по всему, нет.

РИСУНОК ОЛЕГА КАРПОВИЧА

Изо всех щелей

В 2015 году, на фоне изменений, принесенных в жизни незаконопослушных граждан Декретом № 6 «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков», в Беларуси вдруг возник «коллектив» горластых и наглых родственников осужденных за распространение наркотиков. Они старались доказать всем, что наркотики не такое уж и зло, а их дети лишь жертвы системы, но никак не преступники. Сейчас можно сколько угодно рассуждать о том, кто стоял за появлением этой группы, но то, что они были моментально подхвачены «независимыми СМИ» и так называемыми правозащитниками, говорит о многом.

Родственники наркобарыг с момента своего появления массированно атаковали не только информационное пространство, но и чиновников, настаивая, требуя и постепенно наглея. К сожалению, и среди чиновников нашлись сочувствующие им и это стало причиной серьезного смягчения наказаний реальным распространителям наркотиков в 2019 и 2020 годах. Тогда сроки наказания у взрослых осужденных уменьшились суммарно на 4 года, у несовершеннолетних — на 5 лет. Небывалые послабления коснулись лишь осужденных за распространение наркотиков и позволили им освободиться в рекордно короткие сроки.

Реакция наркорынка на такой «прогиб» не заставила себя долго ждать, и уже через год цифры преступлений, связанных с распространением наркотиков, вновь начали расти. Потому что, когда родители, вырастившие преступников, начинают диктовать условия государству, это всегда заканчивается плохо. Для государства и законопослушных граждан, естественно.

С тех пор минул не один год, и изо всех щелей опять полезли жалеющие «несчастных распространителей наркотиков, которые просто оступились». Логика все та же: в 2022-м стало меньше смертей от передозировки, значит, пришло время выпускать очередную партию «невинных детей». Плевать, что общая статистика совсем не внушает оптимизма. И, конечно, любимый аргумент защитников — осужденные наркобарыги уже все поняли и больше не будут. Конечно, не будут, потому что их опять посадят. Примеров — сотни. Но как оценить, сколько горя они принесут за то время, пока их опять будут рассаживать по колониям?

А родственникам распространителей наркотиков на чужое горе абсолютно наплевать. Достаточно вспомнить их тезис о том, что никто и никого не заставляет употреблять наркотики, поэтому покупатель‑наркоман всегда сам виноват — распространитель просто предоставил ему услугу. И за смерть от передозировки никого судить не надо, сам ведь употребил, при чем здесь продавец? По такой извращенной логике и успешный бизнесмен сам виноват в том, что его пришли грабить, потому что слишком успешен. Да и жертве насильника жаловаться не на что, она уж точно сама виновата — ее природа снабдила набором признаков, привлекательных для насильника…

Название новое — символы старые

Нынешние защитники наркобарыг называют себя модно — гражданская инициатива «Движение матерей 328». Слегка изменились у них и требования. Предыдущий состав волновали исключительно осужденные по части 3 статьи 328 Уголовного кодекса. Это те, которые изготавливали и распространяли наркотики в составе группы, в крупном размере, продавали школьникам и студентам, или речь в приговоре шла об особо опасных наркотических средствах (психотропных веществах).

Нынешние «защитники» ведут речь уже об оправдании тех, кто изготавливал и распространял наркотики в составе организованной преступной группы (часть 4 статьи 328). Эти тоже не так виновны, как их наказали, считают «инициативные» родственники и требуют смягчить наказание их оступившимся в составе наркотической организованной преступной группировки (ОПГ) «детишкам».

В качестве основного довода — ни в какой ОПГ их дети не состояли, все это происки правоохранительных органов. А не состояли, потому что никого из подельников они, оказывается, не знают.

То, что наркоторговля уже давно ушла в сеть и организатор иногда вообще не встречается со своими «подчиненными» в реале, а рядовые распространители не знакомятся друг с другом на корпоративных вечеринках, «движение» напрочь понимать не желает. Не виновны — и точка. И требуют срочно пересмотреть все приговоры, а также снизить сроки наказания всем, кто распространял наркотики в составе организованной преступной группы.

Свои требования «движение» по привычке несет в кабинеты чиновников разного уровня. Они и раньше именно так действовали — доставали чиновников параллельно с массированной истерикой в информационном пространстве. По тому же маршруту пошли и в этот раз. В конце июня, например, три активистки попали на личный прием граждан, который проводил Генеральный прокурор Беларуси Андрей Швед в Мозыре.

О визите «представителей гражданской инициативы» на сайте Генеральной прокуратуры сказано сдержанно: на приеме были в том числе несогласные с ранее вынесенными судебными решениями по уголовным делам о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ. И уже явно о них говорит Генеральный прокурор: «В этой ситуации важно все тщательно перепроверить, мать всегда будет думать, что ее сын или дочь невиновны, будет добиваться и искать своей правды. Наша задача — чтобы все было по закону». Казалось бы, все в порядке — люди пришли на прием, их приняли, выслушали, проверят представленную информацию и документы.

Но «активистки» приходили к Генеральному прокурору как представители «инициативы», и стоило бы вспомнить о том, что те же «инициативные» граждане несколько лет назад самозабвенно носились с бчб‑флагами и даже пытались пролезть в депутаты: кто от Северинца, кто от Статкевича, кто от Лебедько и Дмитриева. Стоит ли напоминать, где сейчас все эти персонажи находятся и за что?

Как «активистки» на прием ходили

«Инициатива» и сейчас продолжает плотную дружбу с беглой оппозицией. И это, собственно, ни для кого не секрет. Свою встречу с Генеральным прокурором «представительницы движения», конечно же, во всех красках описали для своих оппозиционных «друзей».

В первых же предложениях «активистки» не могли не подчеркнуть, что встречи с Генеральным прокурором они прождали более пяти часов. Долго и тяжело, подумает любой нормальный человек. И будет прав, поскольку ему же никто не рассказывает о главном: о том, что на прием к Генеральному прокурору другие граждане записывались заранее. Те, кто запись проигнорировал, был принят по живой очереди, после того как прошли записавшиеся. Вот очередь тех, кто без записи, «активистки» и занимали за пять часов.

Ведь «инициативные представительницы» понимали, что на прием их никто не запишет, поскольку нет у них повода отнимать время у Генерального прокурора своими домыслами. Потому и приехали стоять под дверью сколько надо, чтобы или попасть на прием, надавив на жалость (пять часов под дверью! пять! пожалейте нас, примите!), или поверещать потом, что проблемы «осужденных за распространение наркотиков» не интересуют власть и бедные женщины убиваются в ожидании приема, а их игнорируют.

Генпрокурор пошел женщинам навстречу, принял их. И, как описывают «активистки»: «К удивлению матерей, Андрей Швед показал, что хорошо владеет этой темой и даже заявил, что проблему надо брать еще шире, чем думают родители осужденных».

То есть «представительниц движения» удивила компетентность Генерального прокурора. Они явно сомневались в том, что он владеет исчерпывающей информацией по любым вопросам, с которыми граждане приходят на прием. А на прием‑то тогда зачем было идти?

«Женщины, в свою очередь, оставили Генпрокурору официальное обращение, на которое он пообещал дать ответ после обсуждения предложений гражданской инициативы с руководством МВД», — рассказывают дальше «активистки». Опять обращение? От кого? От какой‑то незарегистрированной «инициативы», вся деятельность которой направлена на оправдание преступников и снижение для них сроков наказания.

«Андрей Швед согласился практически со всеми доводами матерей, которые считают сроки за наркопреступления нерелевантными, а дела по самой жесткой части 4 статьи зачастую откровенно фальсифицированными». А Андрей Иванович в курсе, что он с чем‑то согласился? Что‑то подсказывает, что нет.

«Отметим, что в официальных релизах после выездного приема Генпрокурора о встрече с представительницами инициативы упоминаний не было». То есть «движение» считает себя настолько важным, что о нем обязаны упоминать в официальных пресс‑релизах с полным указанием названия? Однако…

Подождем?

Но интересна даже не сама подача информации, хотя и на нее стоит обратить внимание. Интересны ресурсы, с которыми «Движение 328» делится своими новостями.

А это в данном случае так называемый правозащитный центр «Весна», информационная продукция которого давно признана в Беларуси экстремистской. Именно из их Telegram‑канала взяты вышеприведенные цитаты. Информацию о встрече «активисток» с Генеральным прокурором «Весна» получила напрямую от самих «инициативных представительниц». Потому что нигде больше эта информация не публиковалась, Telegram‑канал одного из областных подразделений «Весны» является ее первоисточником.

И это не единичный случай плотного сотрудничества родственников наркобарыг с экстремистами. Стоит только прошерстить «независимые СМИ» и информационные ресурсы беглых «правозащитников», чтобы составить представление о масштабе «сотрудничества». Никто даже не стесняется. «Активистки», видимо, уверены, что они неприкосновенны и им можно то, за что другим реальные сроки назначают. Сегодня они еще вежливо просят Генерального прокурора их принять, а завтра будут требовать, чтобы перед ними отчитывались в Парламенте. Так было совсем недавно, и к этому «движение» опять очень сильно стремится.

Если гастроли «активисток» по кабинетам чиновников будут продолжаться, рано или поздно найдутся жалостливые. Те, которые будут говорить про распространяющих наркотики «это же наши дети» и требовать к ним снисхождения. А потом начнутся законодательные реверансы перед барыгами и их родственниками, и придет очередная волна наркопреступлений, которая с головой захлестнет наших с вами детей. Все это, благодаря таким «активисткам» и их коллегам из оппозиции, мы уже один раз проходили.

Сейчас тоже будем ждать последствий? Или все‑таки вовремя заметим, чем и для чего занимаются эти не в меру активные «инициативы», откровенно сотрудничающие с экстремистами?

sb.by


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: