В подрывном деле был лучшим. Мозырянка – о героическом прошлом своего дяди Антона Манько

75

Я принадлежу к первому послевоенному поколению, которое знало и помнит Героев, сражавшихся с фашистами в годы Великой Отечественной войны. Расскажу об одном из них – моем дяде по материнской линии Антоне Игнатьевиче Манько.

Учиться военному делу

Антон Манько – уроженец деревни Ковальки Озаричского сельсовета Калинковичского района. В семье хлеборобов Игната и Евдокии Манько росло семеро детей, Антон был младшим из двух братьев. Он по­явился на свет в 1917 году, окончил начальную школу, работал в колхозе, вступил в комсомол. В 1939 году юноша ушел в Красную армию, служил в городе Домброва Белостокской области рядом с советско-германской границей, был старшим сержантом, помощником командира взвода. Сохранилась одна присланная оттуда родным фотография, где у него на петлицах воротника гимнастерки – два треугольника, знаки различия младшего комсостава.

Антон Игнатьевич ушел из жизни рано, не оставил письменных воспоминаний. Его боевой путь можно проследить по воспоминаниям дочери Ольги Антоновны, его товарищей-партизан, а также по размещенным на сайте «Партизаны Беларуси» наградным документам из фондов Национального архива Беларуси.

После вероломного нападения 22 июня 1941 года Германии на нашу страну его воинская часть попала в окружение. Многие бойцы погибли, оказались в плену, а уцелевшие и сохранившие оружие постепенно собирались в огромной, труднодоступной для врага Налибокской пуще в Барановичской области БССР. Здесь возникли первые партизанские отряды из «окруженцев». А когда в борьбу с врагом включилось и местное население, из отрядов стали формироваться более сильные части. 3 декабря 1942 года Антон Манько стал бойцом партизанского отряда им. С. М. Буденного в Первомайской бригаде. Его прежняя красноармейская книжка не сохранилась, и в списках партизан, а также наградных документах его ошибочно указывали не Антоном, а Анатолием.

Саперная наука

В 1943 году отряд им. С. М. Буденного был передан в новосозданную партизанскую бригаду «25 лет БССР», и отличившийся в боях с фашистами Антон Манько стал командиром отделения диверсантов-подрывников.

Отряд насчитывал тогда 79 человек, сражался против оккупантов на территории Городищенского и Кореличского районов. Командир отряда И. М. Худяков и комиссар отряда Н. В. Лукашевич в декабре 1943 года за успешное выполнение боевых задач подали в штаб бригады представления к награждению орденами своих наиболее отличившихся бойцов, в числе которых был и мой дядя. «Анатолий Игнатьевич Манько – один из лучших организаторов подрывного дела, – говорится в документе. – Под его руководством пущено под откос 7 вражеских эшелонов, один из них с живой силой, а остальные с военным грузом и техникой. Кроме этого, участвовал в спуске 5 вражеских эшелонов. В боях проявляет смелость и мужество. Служит образцом дисциплины». Наградные листы были отправлены самолетом через линию фронта в Белорусский штаб партизанского движения.

Между тем борьба с врагом на белорусской земле приобретала все больший масштаб и ожесточение. Антон Манько стал заместителем комиссара отряда по комсомолу, был дважды ранен, но остался в строю и вновь был представлен командованием к высокой награде. 11 февраля 1944 года секретарем подпольного Городищенского РК КП(б)Б С. П. Лесничим было проведено заседание райкома, постановившее: «Ходатайствовать о награждении т. Манько Анатолия Игнатьевича званием Героя Советского Союза».

Перед началом операции «Багратион» в июне 1944 года партизаны нанесли мощные удары по вражеским коммуникациям, а потом содействовали частям наступавшей Красной армии. Когда Барановичская область уже была освобождена от врага, приказом Белорусского штаба партизанского движения от 12 июля 1944 года А. И. Манько был награжден медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа того же года он был награжден орденом Отечественной войны I степени.

В дальнейшем из-за полученных ранений воевать диверсанту-подрывнику уже не довелось. При расформировании партизанской бригады «25 лет БССР» командование выдало ему заверенную своими подписями и печатью справку (сохранилась в семье) следующего содержания: «Выдана т. Манько Анатолию Игнатьевичу в том, что ему на основании приказа от 22.02.1944 присвоено звание Герой Советского Союза. Награда утверждена представителем ЦК КП(б)Б по Барановичской области т. Царюк».

Наш человек

Антон сначала вернулся в родные Ковальки, а затем перебрался в Мозырь, где уже обосновался его старший брат Василий – тоже имевший боевые награды фронтовик-артиллерист.

Там женился, в семье росли две дочери. Бывший партизан ждал, конечно, что ему вскоре вручат заслуженную в боях с врагом звезду Героя, но этого не произошло. Из архивных документов видно, что в высших инстанциях эту высокую награду ему заменили другой – орденом Красной Звезды, что и было утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30.12.1948.

Будучи ребенком, помню, как в 50-е годы дядя несколько раз навещал моих родителей в деревне Лесец, что недалеко от Ковальков. Он был высокого роста, крепкого телосложения, веселым и общительным человеком. Антон Игнатьевич умер от тяжелой болезни еще не старым в 1960 году, похоронен в Мозыре.

Его старшая дочь Ольга получила специальность медсестры, работала в Мозырском военном госпитале. Я тоже училась и жила в Мозыре, и мы были очень дружны.

По воспоминаниям однополчан, Анатолий был настоящим патриотом своей Родины. Нередко вспоминал Мозырщину. Обаятелен и всегда весел, при любых условиях не унывал, за что его любил весь отряд. Он был трудолюбив и точен, хорошо знал саперное дело, устройство мин и снарядов, их обез­вреживание. Сам изготавливал самодельные мины с детонаторами и также умело взрывал вражеские эшелоны с живой силой, техникой и боеприпасами. Был бесстрашным и отдавал себя полностью для победы над фашизмом. В самую непогоду, когда ослаблялась патрульная фашистская охрана, он с особой энергией орудовал с минами. Дождь, пурга, холод ему были по душе – всё заканчивалось успехом. Безвременная кончина его, безусловно, связана с этой проклятой войной: болел туберкулезом, ведь нередко в это тяжелое время сон его был на сырой земле вблизи железнодорожного полотна.

Нет неизвестных героев

Уже в наше время исследователи, разыскавшие в архивах десятки тысяч нереализованных представлений партизан к наградам, пришли к выводу, что одной из причин было отсутствие у Белорусского штаба партизанского движения, в отличие от армейских структур, своего наградного отдела.

Немногочисленные «кадровики», которые вели учет награжденных дополнительно к своим обязанностям по укомплектованию должностей, учету личного состава, боевых потерь и прочего, просто не успевали проверять и оформлять надлежащим образом для передачи в высшие инстанции всё увеличивающееся число наградных листов. И лишь 30 декабря 1948 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении 21170 партизан Белоруссии орденами и медалями. Из представленного списка 33-х бывших партизан на присвоение звания Героя Советского Союза ни один его не получил – все, как и мой дядя, были удостоены боевых орденов. Лишь в 1965 году по инициативе первого секретаря ЦК КПБ П. М. Машерова более 24 тысяч живших на тот момент бывших белорусских партизан и подпольщиков, обойденных ранее боевыми наградами, всё же их получили.

Перед своим уходом из жизни в 2018 году Ольга Анатольевна прислала мне в Мозырь ксерокопии некоторых документов дяди, чтобы они сохранились в нашем роду и память об этом замечательном человеке передавалась из поколения в поколение.

Таких Героев было немало на белорусской земле, и нынешнее молодое поколение, беря с них пример, должно также защищать свободу и независимость Отечества.

Ольга АНДРУСЕВИЧ.


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: