Есть боль, которую не лечит время

15 февраля в Республике Беларусь отмечается День памяти воинов-интернационалистов.

В этот день в 1989 году последний советский солдат перешел мост пограничной реки Амударья под Термезом — завершился вывод советских войск из Афганистана. Война в Афганистане длилась 9 лет 1 месяц и 18 дней. Свыше 14 тысяч советских воинов погибло на чужой земле, 6 тысяч скончалось впоследствии от ран и болезней, 311 человек пропали без вести. Это были самые большие потери Советской Армии со времен Великой Отечественной войны. Около 30 тысяч белорусов прошло через горнило той войны, в числе которых — более 400 наших земляков. За 9 лет войны Беларусь потеряла в Афганистане более 770 человек. Годы, прошедшие со дня вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана, не излечили боль потерь, не ослабили память о тех, кто честно и самоотверженно выполнял патриотический и интернациональный долг. Воины-интернационалисты сегодня являются достойным примером гражданского подвига и служения своему Отечеству для молодежи.

Два года срочной службы в «горячей точке» выпало и на долю нашего земляка — мозырянина Игоря Федоровича ПИСАНИКА. Сержант запаса, специалист управления минеров в преддверии Дня памяти воинов-интернационалистов поделился воспоминаниями о суровых буднях солдата на афганской земле.

– Для меня, как и для всех тех, чьи годы службы прошли на афганской земле, этот период жизни помечен черными красками. Там мы взрослели на глазах, становились храбрее и сильнее, каждым поступком и каждым действием старались соответствовать святым словам военной присяги – клятвы, данной на верность воинскому долгу, преданность и любовь своей родине. Именно поэтому в феврале, накануне дня вывода ограниченного контингента из Афганистана в Союз, грустные мысли то и дело врываются без спроса в твою память, особенно тогда, когда ты остаешься один, и прокручиваются в голове, словно кадры документального фильма, которые давно хотелось бы забыть, – с грустью и дрожью в голосе говорит еще достаточно молодой, но уже убеленный сединой воин-интернационалист сержант запаса Игорь Федорович Писаник и отводит взгляд в сторону, чтобы смахнуть набежавшую скупую мужскую слезу. – Но разве ж такое забудется?.. Там мы теряли своих боевых товарищей и боевых командиров, отправляли их на родину «грузом-200», оставляя в памяти душераздирающие крики матерей, отзывающиеся потом долгим эхом в наших сердцах и смолкающие в ущельях афганских гор…

То, что все самое лучшее в человеке формируется в детстве, – истина. Мозырянин Игорь Писаник – этому реальное подтверждение. Он родился в хорошей семье, во всех делах примером для детей были родители. Федор Васильевич и Нина Кирилловна – уроженцы деревни Ясенец Мозыр-ского района. Однако судьба распорядилась так, что в конце 50-х семья Писаник получила участок под строительство дома и обосновалась в микрорайоне Железнодорожный. Вместе с этим появилось намного больше возможностей для развития и детям – дочери Наталье и сыну Игорю. Отец для сына по жизни был идеалом и авторитетом. Отслуживший в свое время срочную службу, он не раз говорил ему о том, что настоящий мужчина должен быть непременно сильным, смелым и отважным, способным защитить слабого… Кто знает, что ждет впереди?

Действительно, никому не дано знать, какие дороги и испытания уготованы судьбой. Отцовские слова напутствия уже во втором классе привели Игоря в секцию классической борьбы, функционировавшую при тресте №6. Тренер Николай Филиппович не делил мальчишек на лучших и посредственных, а каждому давал шанс проявить себя. Зато на тренировках и в шутку и всерьез не раз цитировал Горького: «Рожденный ползать – летать не может!» Так и получалось. Кто-то со временем отсеивался, а у Игоря детское увлечение переросло в серьезное занятие, которому он отдавал много времени. Кропотливые тренировки давали положительные результаты, и до призыва в армию уже был кандидатом в мастера спорта. Параллельно со спортом, конечно же, старался в силу способностей взять свое и в школе: после окончания 8 классов СШ №2 поступил в Калинковичское ГПТУ-51, где получил специальность экскаваторщик-бульдозерист. После прохождения практики в сельхозхимии его, как успешного выпускника, охотно взяли туда и на работу. Проверкой на профпригодность стал старенький бульдозер, который Игорь собственноручно «оживил» и проработал на нем до момента.

Отцовское воспитание, физическая подготовка и трудовая практика стали надежным фундаментом для преодоления новых жизненных поворотов. Неудивительно, что крепкого и уверенного в себе паренька уже на самой первой призывной комиссии в военкомате отобрали в команду 280-Б, позднее переименованную в 280-ДШБ (десантно-штурмовая бригада). Попасть в нее мог далеко не каждый желающий. К претендентам предъявлялись высокие требования, которые Игорь преодолел безупречно. Вскоре настал и день призыва (7 ноября 1983 года), когда друзья и родные пожелали солдату хорошей службы. Дальнейший путь новобранцев лежал в учебный центр…

– В учебном центре в Фергане, – вспоминает воин-интернационалист, – переодетые в новую военную форму после бани, мы оказались абсолютно одинаковыми и немного смешными. Здесь прошли мои первые военные будни, наполненные подъемами и отбоями, маршами и тренировочными занятиями, изматывающими на полную катушку и представляющими собой сплошной кошмар. Чувствовалось, что нас готовят к настоящим боевым действиям. Хотя из Афганистана в Союз периодически шел «груз-200», мы, вчерашние пацаны, все равно были полны решительности и храбрости испытать себя на прочность, до конца не осознавая ужасы афганской войны. Ни для кого уже не было секретом, что нас готовят к отправке в ДРА. В учебке я попал в отдельный саперный батальон, бойцы которого специализировались на работе с минами разного калибра. На тот момент это были в основном мины итальянского производства. Если где-то в других местах, по рассказам товарищей, новобранцы постепенно входили в военные специальности, то наши будни после двухнедельного карантина были наполнены конкретным делом: разборкой и сборкой мин, их установкой, маскировкой, извлечением. Под руководством командира роты Петра Цвинкайло, с которым и теперь поддерживаю дружеские отношения (полковник в отставке, живет в Молдове), осваивал саперное дело, овладевал секретами мастерства сапера и минера, что главным образом пригодилось в Афгане. Петр Алексеевич на учебных занятиях не упускал случая напомнить: «Ребята, никогда не забывайте, что у сапера нет права на ошибку!» Эти слова в Афгане я десятки раз шептал, как молитву, при минировании троп или снятии мин, когда соленый пот застилал глаза, а биение сердца было созвучно разве что с метрономом… Сама обстановка в условиях боевых действий требовала от нас жесткости, скрупулезности, ответственности за себя и других. Это подчеркивала и поговорка, бытующая в нашей среде: «Сапер ошибается лишь однажды! Второго шанса ему не дано». У меня его тоже не было…

После занятий в учебном центре новобранцы сдали зачет и со дня на день ожидали отправку в «горячую точку», которая в связи с большой пандшерской операцией задерживалась на целый месяц. Ребята, а это почти 600 человек, должны были сменить навоевавшихся дембелей, жаждущих теплых встреч с родными. В конце концов пополнение было поднято по тревоге, и три самолета ТУ-164, заполненные бойцами, вскоре приземлились в Кабуле. Афганская земля встретила солдат пыльными вихрями-смерчами, гуляющими по аэродрому. Вновь прибывших по-строили на плацу и распределили по своим частям и подразделениям, входившим в состав Витебской дивизии. 24 человека, а вместе с ними и Игорь, были отобраны в 130-й отдельный саперный батальон под командованием опытного офицера подполковника Гиля (в/ч 24872). Ну, а дальше день за днем потекли солдатские будни…

– В моей роте, которой командовал капитан Татаренко, – рассказывает ветеран, – уже полгода служил мозырянин Геннадий Дунец – старший сапер управления минеров. Чуть позднее узнал, что в батальоне по соседству служит еще один товарищ – друг детства Геннадий Шландаков (этот ремонтный батальон сопровождал колонны). Ну, а когда выяснилось, что в этой же части служит поваром мозырянин Михаил Коновальчук, то радости и счастью не было предела. Счастливый момент встречи длился недолго, так как каждый был занят своим делом, ходил на боевые задания, стоял в наряде…

На афганской земле: И.Писаник, Г.Шландаков, М.Коновальчук, Г.Дунец.

К примеру, на отдельный взвод спецминирования, в котором предстояла моя дальнейшая служба, возлагались самые ответственные задачи: либо заминировать тропы и не дать пробраться душманам, либо расчистить дорогу для своей колонны. Мой командир Александр Лебедев (ныне покойный) был очень требовательным и благоразумным, думал и заботился о личном составе. Боевое крещение проходил на первой операции в горном районе Дисхабс, где предстояло заминировать караванные тропы. Пройдя специальную подготовку, устанавливали новейшую базу минирования «Охота». Данная система разрабатывалась в Союзе как секретное оружие, и ближайшая мина срабатывала на шаг человека. Потом было бессчетное число операций со сложными боевыми задачами по минированию в различных районах, куда мой взвод и две разведроты для прикрытия забрасывались на «вертушках». Также была целая серия операций по снятию системы «Охота», которую снять могли только специалисты, устанавливающие ее.

Каждая боевая операция была рискованной. На кон всегда ставилась жизнь не только специалиста управления минеров, но и его товарищей. За безупречное выполнение боевых задач сержант Писаник за 50 дней до приказа об увольнении в запас был представлен к медали «За отвагу».

Вручение медали «За отвагу».

У сержанта запаса Игоря Писаника к афганской войне свой счет. Погибли его боевые товарищи – минчанин Геннадий Гонжин, с которым был вместе в учебке, и мозырянин Володя Семененко, служивший в это же время в соседнем 375 полку; тяжелое ранение получил боец его взвода россиянин Саша Петров.

А незабываемым моментом стал день возвращения домой, в родной город, где его с нетерпением ждали отец с матерью, сестра и многочисленные родственники. Это был также ноябрь, но уже 1985 года.

– Наверное, Господь оставил жизнь, – говорит сегодня Игорь Федорович, – чтобы я смог еще выполнить свое предназначение, принести пользу обществу, своей стране, семье, себе самому. Десятки раз смотреть смерти в глаза и остаться в живых вопреки опасности, подстерегавшей тебя на каждом шагу, – действительно большая удача. Я должен был выжить, чтобы выполнить простую человеческую миссию на земле – продолжить свой род. Все состоялось.

Дочери Кристина и Анастасия гордятся своим отцом-героем, а внуки Карина и Матвей – свидетельство того, что жизнь продолжается!

Наталья КОНОПЛИЧ,

фото из архива

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *