Необычное имя: подарок или бремя?

Как назвать ребенка? Традиционным для нашей местности именем или выделить малыша из общей массы однотипных и скучных имен?
Мнения наших журналистов разделились…

Юлия ПРАШКОВИЧ:


– Детей с редкими и странными для нашей культуры именами часто не воспринимают сверстники, они становятся объектом травли, бесконечных насмешек, что делает их нерешительными и неуверенными в себе. Поэтому, прежде чем назвать своего ребенка экзотическим именем, стоит 100 раз подумать.

Жить с оглядкой на общественное мнение не стоит. Это факт. У каждого из нас своя жизнь, собственные взгляды, главные жизненные приоритеты. И, принимая решения, пожалуй, стоит прежде всего руководствоваться собственными чувствами, мыслями и желаниями. Однако все мы живем в обществе, и это значит, что все-таки принимаем и следуем правилам общественного устройства. Кроме этого, все мы хотим чувствовать себя уютно и комфортно у себя на работе, в школе, в городе, в стране. А, значит, свою жизнь стараемся строить привычно и понятно в определенной ментальности. И собственное имя – это как раз тот самый ориентир, который помогает нам преподнести себя наилучшим образом, стать частью национальной культуры, чувствовать себя своим в той среде, в которой довелось жить.

А теперь давайте оставим все эти сложные формулировки.
И просто поразмышляем. Когда мы даем своему ребенку имя, мы представляем, каким малыш вырастет, но не знаем наверняка, какой у него будет характер, какие предпочтения станут главными, как он будет выглядеть в зрелом возрасте. Например, называя свою девочку Афродитой (да-да, в Беларуси живут женщины с таким именем), мы не можем гарантировать, что младенец вырастет и превратится в длинноногую красавицу с правильными чертами лица, подтянутой фигурой, густыми волнистыми волосами. Наша дочь может быть маленькой, полной, с носом-картошкой и россыпью веснушек на круглом лице. Конечно, все мы индивидуальны, и каждый по-своему понимает, что такое красота, но… Греческая богиня любви, как говорится, обязывает. Вряд ли кто-то хочет, чтобы имя любимой доченьки воспринималось, как насмешка, обзывательство, обидная шутка. Может быть стоит назвать ребенка как-то нейтрально, подобрать имя, которое подойдет людям с абсолютно любой внешностью?

Или вот еще один пример.
В деревне Шишкино живет Элизабет Ивановна Головач. Папа Иван – русский, мама Аня – пересмотрела зарубежных сериалов. После чего, собственно, в простом деревенском доме появилась крошечная Элизабет. Нелепо, странно, смешно. Красивое зарубежное имя «не сработало»: Элизабет всю свою жизнь прожила в российской глубинке, сегодня работает животноводом на местной ферме, как и мама, любит сериалы, занимается огородом и вместе с супругом Колей воспитывает четверых детей.

Не понимаю также, когда светленьких славянок называют именами восточными.
Вот, например, Алия. Имя, пользующееся популярностью в мусульманской общине. Родители девочки – белорусы, католики, проживают в небольшом поселке Гродненской области. У девчонки светлые волосы, голубые глаза и типичное для белорусов отчество – Васильевна. В Мозыре также немало светлых девчонок, которых назвали Каринами, Аминами, Алсу, Динарами и которые к Востоку не имеют никакого отношения.

Иногда родители хотят выделить ребенка из «серой массы», ведь не каждому понравится, что в той же самой песочнице с именем вашего сына будут лепить куличи еще четыре мальчика.
И в этом нет ничего плохого: красивое необычное имя запомнят сразу, обратят внимание на вашего ребенка, а это уже отличный старт. Только вот важно все-таки сохранять здравый смысл. Гвидон, Евлампий, Павсикакий, без сомнения, запомнятся. Но только как повод для очередной обидной шуточки о недалеких родителях несчастного малыша, который (99 %) вырастет и сменит свое редкое имя на более распространенное. В таком случае уж лучше быть двадцатым Михаилом, чем единственным в городе Павсикакием.

По мнению психологов, когда родители дают ребенку редкое и смешное имя, он растет эмоционально неустойчивым и даже болезненным.

Детей с такими именами не воспринимают сверстники, они становятся объектами травли, а впоследствии у них развивается комплекс нерешительности. Эксперты призывают также не использовать двойные имена, так как у таких детей страдает нервная система и психика. Выбирая имя новорожденному, не нужно прибегать к зарубежным именам, потому что в иностранных языках совсем другие нормы произношения и звуковой ряд.

Я думаю, современным родителям стоит выбирать имя по двум важным критериям: чтобы оно нравилось по произношению и сочетанию с отчеством, и чтобы устраивало его значение. Раньше, например, о происхождении и значении того или иного имени приходилось судить только из общего представления. Теперь же существует огромное количество справочников по этимологии, которые в полной мере раскрывают значение имени, что существенно облегчает задачу.
Впрочем, давайте без фанатизма: имя – это всего лишь имя. И даже первое впечатление о человеке формируется исходя из совокупности нескольких факторов: внешний вид, одежда, умение говорить, тембр голоса и так далее. Что уж говорить о последующих выводах, которые делают о человеке окружающие! Наши поступки и дела могут вдохновлять-созидать, а могут разрушать-опустошать. И уж то, как мы себя ведем, совсем не зависит от нашего
имени.

Елена МЕЛЬЧЕНКО:


– Что плохого в необычном имени? Зачем вообще обязательно быть «обычным»? Человек имеет право на самовыражение в пределах закона, а яркое имя для собственного ребенка точно закон не нарушает.

Если честно, я не так много знаю в нашем городе людей, носящих редкие и необычные имена. Зато мне известно, какие имена становятся популярными из года в год в течение последних лет пяти: веду ежегодную рубрику совместно с отделом ЗАГС Мозырского райисполкома. Так вот, чаще всего имена, которые дают новорожденным детям мозыряне, разнообразием не отличаются. Десятки и сотни Максимов, Артемов, Александров, Анастасий, Дарий, Софий, Алин, Полин… Этот простой факт прямо говорит о том, что редкие имена, простите за тавтологию, – редкость. А значит, о какой-то «печальной тенденции» засилья вычурных, заковыристых имен говорить не приходится.

Но даже если бы вдруг… Что плохого в необычном имени? Зачем вообще обязательно быть «обычным»? Человек имеет право на самовыражение в пределах закона, а яркое имя для собственного ребенка точно закон не нарушает.

Лично мне из тех имен, о которых в ежегодной рубрике писала я, больше всего запомнились Тамерлан (младший сыночек в многодетной семье), Криштиану (мотивы выбора этого португальского «футбольного» имени мне не известны, но насколько я помню, родители – белорусы), Эндрю-Роман (отец мальчика – нигериец), Добрыня, а также старинное белорусское женское имя Берута. Ну здорово же!

Я уверена, что любой наш читатель, покопавшись в памяти, назовет как минимум одного своего знакомого, носящего необычное, странное, экзотическое имя. Скажете, повод дразнить ребенка? Можно подумать, многих из нас в детстве не дразнили в школе и за вполне стандартные имена. Заранее извиняюсь: «Лена, покажи колено». Обидно было, знаете ли!

И очень часто именно засилье некоторых «обычных» имен становилось объектом критики. И снова извините за грубое выражение: «Что ни рожа, то Сережа» – поговорка моего детства. Сегодня Сереж сменили Максы, Матвеи, Богданы, Макары, Мироны, Тимофеи… Мода на имена – такое же естественное и древнее явление, как само существование человеческих имен.

Часто бывало так, что имя человека что-то символизировало, либо отражало те качества, которыми он обладает, либо которыми его бы хотели наделить родители. Помните, у индейцев: «Орлиный глаз», «Быстроногая лань»? Привычные нашему уху имена тоже имеют смысл. Многие из них греческого либо латинского происхождения. Имя Александр, например, произошло от двух греческих слов: «алексо» – «защищать», и «андрос» – «мужчина». Дословно переводится как «защитник». Соответственно, имя Андрей означает «мужественный». Имя Татьяна, предположительно, латинское, восходит к имени Татий.

Анастасия с греческого переводится как «воскресшая». Мне очень нравится имя моей оппонентки в споре, Юлии. В переводе с латыни она «июль». Как красиво!

Что же такого в том, чтобы дать своему ребенку имя, имеющее для родителей особенный смысл? Даже так: что плохого в том, чтобы самому придумать имя? Придумывали же в советское время «идеологические» имена. Некоторые вполне себе прижились. Я, например, знаю несколько Владленов («Владимир Ленин»). Нет, сейчас уже детей так практически не называют.

Но я снова возвращаюсь к мозырским рейтингам самых популярных и самых редких имен.
Занимаясь их составлением несколько лет подряд, я имела возможность проследить, как некоторые из имен экзотических постепенно переходили в разряд «совершенно обычных». Божена, Есения, Эвелина, Каролина… Этими именами сейчас уже никого не удивишь. Кстати, по моим личным наблюдениям (прошу не считать их статистикой), необычные женские имена по крайней мере в Мозыре «приживаются» легче, зато среди мужских имен больше откровенной экзотики.

В русском языке столько красивых слов, которые могли бы стать именами!
Взять, например, балканское имя Весна (ударение на первый слог), которое, мне кажется, прижилось бы и у нас. Творческие девушки любят использовать псевдоним Луна, но название небесного светила хорошо бы смотрелось и в качестве паспортного имени. Диадема – тоже хорошо, и, между прочим, название звезды в созвездии Волосы Вероники.

Многодетные родители, назвали бы вы своего сына Квентин? Между прочим, в переводе с латыни значит «пятый».

Конечно, среди необычных имен встречается откровенная дичь, вызывающая, в лучшем случае, смех.
Открыла список самых дурацких имен, зарегистрированных в России хотя бы единожды, и вот какие «бриллианты» мне попались: Ландыш Скачедуб (целое имя); Алладин; Лимон; Христос; Тутанхамон (имя дали девочке); Снегурочка; Господин; Приватизация; Еремей Покровитель (целое имя); Люцифер; Редуксин (в честь препарата для похудения, благодаря которому мама ребенка обрела стройность и встретила мужа); Дельфин; Виагра (имя девочки); Пороф (Позор российскому футболу); Христамрирадос; Алладин. А родители мальчика БОЧ рВФ 260602 (биологический объект человека рода Ворониных-Фроловых, родившийся 26.06.2002 года) даже судились за право дать своему малышу такое невероятно странное имя. Точнее, они доказывали, что этот набор букв и цифр – и есть имя.

Перечисленные выше и подобные имена – большая, большая, большая редкость. Буквально раз на миллион. Нет причин для беспокойства!

На мой взгляд…

«Если только ты умен, ты не дашь ребятам столь затейливых имен, как Протон и Атом… Пусть поймут отец и мать, что с прозваньем этим век придется вековать злополучным детям…» – в далеком 1960 году
писал Самуил Маршак в стихотворении с красноречивым заголовком «В защиту детей».

Осмелюсь предположить,что дать экзотическое имя своему ребенку это не столько забота о его будущем, сколько выпендреж и самоутверждение
за чужой счет. Дальше-то жить ему с этим, скажем так, именем, заполняя различные бланки и представляясь при знакомстве.

Да и чисто практически: например, имя Елена многолико, легко превращаясь в Леночку, Ленку, Ленусю, Ленок, да хоть и
«не по-нашему» – Хелен и Элен, и поэтому удобно. Но что можно получить из новомодной Божены? Бозя? Божулечка? Божуня? И кто тогда
Есения в обиходе – Сеня? «Береги руку, Сеня, береги… Поэтому неслучайно язык все равно переводит всю экзотику на язык родных осин:
Элизабет в итоге становится понятной Лизой, Эндрю – Андреем, Эвелина – Евой и Линой… Стоило ли огород городить?

Так что пусть консервативное, но спокойное и уверенное мнение Юлии Прашкович вызывает большую симпатию и одобрение. И победу в спор-площадке я отдаю ей. Так что, давая имена нашим любимым детям, давайте держать в уме слова Анны Ахматовой: «Мне дали имя при крещенье – Анна, сладчайшее для губ людских и слуха…». Как и во все времена надежные и верные – Иван, Мария, Петр, Ирина, Сергей, Ольга…

Дмитрий КУЛИК.