Учитель истории Скрыгаловской школы о работе, учениках и планах на будущее

561

Таланты молодого педагога.

Республиканский конкурс профессионального мастерства педагогических работников «Учитель года Республики Беларусь» проводится один раз в три года и направлен на выявление талантливых и творчески работающих педагогов, а также на повышение престижа педагогического труда. В нашем регионе участие в очном туре районного этапа конкурса участвовали 26 педагогов, среди которых – учитель истории Скрыгаловской средней школы  Виталий РУДАК, который стал лауреатом областного этапа конкурса.

О конкурсе, работе и учениках, а также о планах на будущее с Виталием Владимировичем беседовала корреспондент газеты «Жыццё Палесся».

— Виталий Владимирович, расскажите, пожалуйста, об участии в конкурсе «Учитель года». Что дает учителю это участие?

— Конкурс «Учитель года» я буду вспоминать как приключение. Все начиналось с шутливого спора про «смогу или не смогу», а закончилось спустя шесть этапов в областном финале.
На каждом этапе — дни и ночи подготовки, ведь не хотелось ударить в грязь лицом перед коллегами в первую очередь. Все осложнялось тем, что я по характеру одиночка и гораздо продуктивнее работаю наедине с собой. А конкурс «Учитель года» — это командная работа. Нарезки, распечатки, источники, раздаточный материал, бейджики, маркеры — всё это требует дополнительных рук. Приходилось как-то договариваться с самим собой и своими помощниками. Привет им и всяческие благодарности. А еще «Учитель года» — это те люди, с которыми познакомился за это время. Гаяне, Ольга, Татьяна, Галина Дмитриевна, Александр Михайлович — надеюсь, что группа мозырской команды в Viber будет приносить все новые и новые сообщения.

«Плюшки» от конкурса тоже есть: и материальные (призы за районный этап, премии от руководства), и, очевидно, репутационные. Хотя главная «плюшка» — это тот багаж знаний, который накопился за год. На некоторые вещи в профессии только сейчас по-настоящему открылись глаза.

— Почему вы решили выбрать профессию учителя?
— А я и не выбирал (улыбается). В 2003 году поступил на историко-филологический факультет Полоцкого государственного университета, мечтая через пять лет стать ученым-
историком. Или писать исторические романы, если с наукой не сложится. Как оказалось, не сложилось ни с первым, ни со вторым. Получил диплом и до 30 лет не работал по специальности. И только случайность привела меня в школу. Счастливая случайность, разумеется.

— Ожидание от профессии и реальность сильно отличаются?
— Кардинально. Это сложно передать словами. Наверное, начитался и наслушался разных страшилок, в первый рабочий день ехал в школу как на битву. Только вот сражаться ни с кем не пришлось. Хороший коллектив, прекрасное место дислокации, и, главное, совсем не страшные дети.


— Ученики бывают разные, и не все быстро идут на контакт. Были в вашей практике сложные случаи?
— Сложно. И легко. Сложно подобрать ключики к каждому. У меня есть ученик, который за урок ни слова не скажет, но выполняет все письменные задания на высоком уровне, присылает даже сейчас, сидя дома. Со стороны может показаться, что контакт не налажен, но это не так.

— А с родителями находите взаимопонимание? Часто ли они занимают сторону детей, а не учителя?
— Прозвучит банально, но в сельской местности сохранилось то самое трепетное отношение к учителю, как к наставнику и интеллигенту. К тому же, мне очень повезло с родителями в моем классе. Мы вместе уже три года и почти по каждому вопросу получаю поддержку от родителей. Случались спорные ситуации, недопонимания, но ни разу это не переросло в конфликт. Здесь важно, чтобы каждая сторона четко понимала: главное — это интересы ребенка.

— Как вам кажется, в чем сейчас разница между современными детьми и детьми вашего поколения? Очень часто говорят, что тогда дети были умнее и трудолюбивее, чем сейчас.
— Мне кажется, я представитель соседнего поколения и не мне судить. Это скорее нужно у моих родителей спросить, людей, которые ходили в школу при Союзе. Умнее и трудолюбивее мы точно не были. Я сейчас смотрю на своих детей из 7 класса и реально узнаю себя. У нас тоже уже присутствовали гаджеты, а если нет, то вместо телефонов в руках были легендарные «фишки», наклейки, «копеечка». В моем классе и сейчас есть дети, которые ведут дома всё хозяйство, от огорода до дров, например. Вполне возможно, что в городе разница чувствуется больше.

— Есть ли разница между преподавателями, которые учили вас, и современными преподавателями?
— Я ходил в школу в 90-е и в начале 2000-х. Маленький городок на 20 тысяч жителей. Мой учитель географии, например, по субботам торговал косметикой на мини-рынке, а по воскресеньям — на рынке большом. А учитель информатики работал в телемастерской. Еще у кого-то была своя небольшая ферма. Физрук, кажется, гонял автомобили из Германии, учитель музыки был лучшим ведущим мероприятий в городе, а трудовик устанавливал памятники. Казалось бы, откуда у этих замечательных людей время на подготовку к урокам, проверку тетрадей и всё остальное? Не знаю, но уроки они давали качественные, это я сейчас понимаю.


— Есть мнение, что сейчас образовательная программа хуже, чем была раньше. Действительно ли есть большая разница между обучением? Приходится ли учителю самому учиться чему-то новому в связи с изменением программы? Сколько времени это отнимает?
— Пожалуй, разделю этот вопрос на два блока.

Я не так давно работаю в школе, чтобы сравнивать программы. Мои старшие коллеги действительно поговаривают, что раньше программы были лучше. А еще они рассказывают, что раньше мороженное было вкуснее, и колбаса (смеется). Главное для меня — знать свой предмет и уметь передать эти знания детям.

А вот учиться учителю приходится всегда. И это совсем редко связано с изменениями в программах. Учиться нужно, чтобы не отстать от жизни. Постоянно убегающие вперед технологии, проекты, вопросы, поступающие от детей — вот что заставляет нас ежедневно учиться. Да и сама жизнь иногда загоняет в сложные ситуации. Например, этой весной многим учителям пришлось выйти из зоны комфорта. Знаю, что некоторые форсированными темпами вынуждены были освоить те технологии, между которыми в «мирное время» можно было спокойно лавировать в сторону пенсии.

— Еще одна головная боль учителя — бумажная работа. Сколько времени на нее уходит, и не мешает ли это основному занятию?
— Смотрите: если вы обычный учитель-предметник без классного руководства и иных дополнительных функций, то головная боль от бумажной работы настигнет вас едва ли. Из такой работы у вас будет только календарно-тематическое планирование, планирование уроков, заполнение своих страничек в журналах и выставление оценок в дневники. Если же у вас есть класс, то ко всему вышеперечисленному добавляется еще планирование воспитательной работы в классе, личные дела учеников, протоколы родительских собраний и так далее. Если говорить кратко, то чем больше у тебя обязанностей в школе, тем больше бумаги выходит «из-под твоего пера».

— Придерживаетесь ли вы традиционной учебной программы или стараетесь вносить что-то новое в нее?
— История — это такой предмет, который позволяет дать волю фантазии в том смысле, что ты можешь и даже должен постоянно искать что-то новое, занимательное, чтобы заинтересовать в первую очередь. Конечно, далеко не всё из этого положено по программе. Но много — не мало, как говорят на моей родине.

— Ваш возраст — это преимущество? Возникают ли проблемы с субординацией?
— 34 года — это тот самый «золотой» возраст для учителя, когда уже нет проблем с субординацией, но и в ранг «музейного экспоната» тебя еще не возвели. К тому же, я уже отмечал, что в сельской местности определенный пиетет перед личностью учителя еще актуален.

— Меняется ли роль учителя в XXI веке? Какие новые цели должен ставить перед собой преподаватель, когда он уже не является единственным источником знаний?
— Знания сами по себе не имеют смысла. Задача современной школы — научить их применять. Мы прямо сейчас с учениками разрабатываем несколько проектов по применению в реальной жизни знаний, полученных на уроках истории. Детям особенно нравится придумывать рекламные слоганы, рисовать плакаты, вести видео-блог про особенности белорусской национальной кухни, странички в социальных сетях от имени исторических личностей и многое другое.

— У Вас есть профессиональный секрет?
— Есть. Но это секрет.

— Каким вы видите себя в будущем? Что дальше?
— Я весь седой сижу в кресле-качалке у камина. В одной руке — чашечка чаю, в другой — кипа свежих писем от моих бывших учеников. И тишина. Но это не точно.

Ольга ЛАСУТА.
Фото автора.


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: