С сушилкой на «ты». Кипит работа на зернотоку КСУП «Козенки-Агро»

501

Мало зерно смолотить — его еще нужно хорошо высушить и правильно хранить.

Это неписаное правило тщательно соблюдают на зерносушильном комплексе КСУП «Козенки-Агро», куда наш журналистский десант прибыл под занавес уборочной страды. Готовить зерносушильные агрегаты, склады и площадки начинают еще задолго до жатвы. Приводится в порядок буквально всё: прилегающая территория обкашивается, все помещения вычищаются, зерносклады выбеливаются, проветриваются и дезинфицируются.

Вообще команда работников, задействованных в уборочной, напоминает сложный механизм. Если один винтик из этого механизма выйдет из строя — «накроется» вся система. Поэтому очень важно соблюдать все правила, технологию и неукоснительно следить за тем, чтобы процесс шел как по маслу. Именно так и работает на зернотоке упомянутого хозяйства бригада из 8 человек.

КЗС М-819 с первого дня жатвы работает в непрерывном режиме. Только с площадок успевают исчезать горы зерна одной культуры, незамедлительно вырастают бурты другой.

— Устройство зерносушильного комплекса включает в себя печь, зерносушильную шахту, бункер для хранения зерна, пункт контроля. В среднем за сутки зерносушилка способна высушить 60 тонн. Однако в зависимости от влажности зерна, это количество может быть и меньше — 30 тонн. Для полной сушки необходимо два-три таких цикла, а затем зерно автоматически идет на выгрузку и в дальнейшем отправляется либо на склад, либо на поставку для выполнения госзаказа, — рассказывает главный энергетик Максим Загорулько.

Максим Загорулько.

За всем процессом следят операторы зерносушильного комплекса: Андрей Дубовой, Евгений Михальченко, Николай Сацура, которые работают посменно. В день нашего приезда на зерноток за процессом сушки зерна следил Николай Сацура. Он контролирует температуру печи: если на несколько градусов жарче — зерно сгорит, а если жара не хватит — оно не просушится. Тут понимать надо…

— Процесс сушки длится 4-5 часов в зависимости от влажности зерна, — рассказывает специалист. — При выходе из печи влажность зерна должна быть 14 %. После того как просушится, начинается его выгрузка — она длится 1,5-2 часа.

Николай Сацура.

Николай Николаевич — человек в хозяйстве новый, приехал сюда с семьей около пяти месяцев назад из Наровлянского района, однако специалист хороший и как работник тоже надежный и ответственный. Ведь именно от него зависит качество сушки зерна.

После того как заведующие складом Мария Заставнецкая и Любовь Дзюба взвесят привезенное зерно, задача операторов — погрузить его в завальную яму, очистить и отправить в сушилку. Не теряют аграрии времени и при ожидании новых партий. В этот момент активно проверяют исправность электрооборудования, очищают шахты, поддерживают порядок на территории.

— Работа здесь, на первый взгляд, несложная, но сил отнимает немало, — нужно смотреть, чтобы разные сорта не смешивались, чтобы зерно лежало компактными кучами и в случае необходимости подгребать его лопатами. Ну и, конечно, следить за чистотой, подметать и выносить мусор, — ввели в курс дела женщины.

Любовь Дзюба и Мария Заставнецкая.

Мария Заставнецкая говорит, то нынешняя уборочная у нее седьмая по счету в этом хозяйстве. Раньше семья Заставнецких жила в Ельском районе, но после объединения двух хозяйств в одно было решено переехать сюда. Время показало, что это решение было правильным, потому что Мария Николаевна сейчас заведует складом, ее муж — передовик. А вот Любовь Дзюба, кстати, сестра Марии Николаевны, работает в Козенках немного меньше, но опыта, трудолюбия и ответственности ей не занимать. Обе женщины относятся к своей работе добросовестно и говорят о себе: «Дети колхоза», потому что родители работали в колхозе, и сами с молоком матери впитали в себя любовь и уважение к сельскохозяйственному труду, а теперь прививают эти чувства своим детям.

Непосредственно на складе хранится уже «чистое» зерно — высушенное, без мусора и бракованных зерен.

— Вот эта кучка у нас — озимая тритикале, это — рожь, а вот это — яровая тритикале, все зерно рассортировано и хранится так же, — уточняет Мария Заставнецкая, показывая на горы высушенного и очищенного зерна.

Все отбракованное зерно идет на фураж. Любовь Дзюба поясняет, что к отбракованным зернам относятся плющенные, поломанные, нестандартные по форме и размеру — все они отсеиваются и в дальнейшем идут на корм скоту.

Нельзя не упомянуть о труде человека, который задействован на погрузке зерна в сушилку. Сергей Морозенко — работник хозяйства, о котором мы недавно писали, но грех не упомянуть его еще раз. Ведь о достойном человеке хочется говорить как можно больше. Сергей Николаевич перевозит в день 30 тонн зерна…

Сергей Морозенко.

— Это если в печь, — уточняет тракторист-машинист. — А вот погрузить я могу порядка 150 тонн.

Казалось бы, сиди себе за рулем погрузчика — грузи, но не все так просто. При работе на таком агрегате нужна точность. За девять лет работы трактористом-машинистом Сергей Николаевич уже так наловчился, что у него уже есть свои профессиональные секреты успеха.

— Коллектив у нас небольшой, но дружный и трудолюбивый. Все стараемся работать так, чтобы большегрузные машины, приехавшие с зерном с поля или за зерном, которое отгружаем на госзаказ, не простаивали ни одной лишней минуты. Старание, сплоченность и взаимовыручка — эти слагаемые позволяют нам работать успешно, — подытожили Мария Николаевна и Любовь Николаевна.

Ольга ЛАСУТА.
Фото автора.


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: