Нельзя совершить преступление и не оставить следов. Интервью с экспертом-криминалистом

401

О профессии эксперта-криминалиста обычно знают немного: их либо путают с судмедэкспертами, либо представляют в виде человека с фотоаппаратом, как обычно показывают их в фильмах. Cами специалисты утверждают, что сериалы не только искажают работу криминалистов, но и представляют ее в неверном свете.

Посему мы решили лично вникнуть в эту профессию и изучить, что делает криминалист и насколько важен его вклад в раскрытие и последующее расследование преступлений, вместе с заместителем начальника Мозырского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь, начальником экспертно-криминалистического отдела подполковником юстиции Денисом Ивановичем ПИЛЬЧЕНКО.

– Денис Иванович, как вы пришли в профессию и почему выбрали криминалистику?

– В школьные годы меня интересовали компьютерные технологии и фильмы про следователей и сыщиков. Поэтому после окончания школы решил совместить техническую составляющую и работу в органах внутренних дел, выбрав Академию МВД. В 2000 году поступил на следственно-экспертный факультет, который через четыре года успешно окончил, затем был направлен на службу в Мозырский РОВД на должность эксперта в экспертно-криминалистический отдел. В 2013 году после реорганизации экспертных подразделений и создания Государственного комитета судебных экспертиз продолжил службу в Мозырском межрайонном отделе ГКСЭ Республики Беларусь.

– Из чего состоит работа эксперта-криминалиста?

– Работу криминалиста можно разделить на два этапа. Первый – непосредственно осмотр места происшествия. Второй – проведение экспертиз. На первом этапе криминалист выступает в роли специалиста, в задачи которого входят осмотр места происшествия и обнаружение, фиксация и изъятие следов, предметов и иных вещественных доказательств, имеющих значение для последующего раскрытия и расследования преступлений. А вот на втором этапе наш специалист становится уже экспертом.

– Какие исследования проводит эксперт?

– Существует семь традиционных видов криминалистических исследований: дактилоскопия (идентифицирует человека по следам пальцев), трасология (изучающая закономерности, а также механизмы появления разнообразных видов материальных следов), почерковедение (изучает почерк и письменные навыки людей), баллистика (изучает огнестрельное оружие, боеприпасы и следы их действия), экспертиза холодного и метательного оружия, техническая экспертиза документов и портретная экспертиза (идентифицирует человека по фото- и видеоматериалам). Это только основные исследования, и для каждого нужны свои знания и практические навыки.

– Что находится в арсенале у криминалиста?

– Что касается технической составляющей, то здесь главным рабочим инструментом выступает специализированный криминалистический чемодан «Криминалист», в котором находится ряд приборов и приспособлений. В частности, криминалистическая лупа, осветительные приборы, измерительные приспособления, специализированные наборы для обнаружения и изъятия дактилоскопических, трасологических, биологических и иных следов, упаковочный материал и многое другое.

– Каким образом вы оказываетесь на месте преступления и сколько времени там проводите?

– Должностное лицо, проводящее осмотр места происшествия, исходя из складывающихся обстоятельств и видя, что для проведения осмотра необходимы специальные познания в криминалистике, принимает решение о привлечении специалиста. Вообще, у криминалиста, отправляющегося на выезд, обычно имеется только общая информация о происшествии, а учитывая ряд иных обстоятельств (погодные условия, время суток и т. д.), определить, сколько времени займет его работа на месте, просто невозможно.

– Какие вещественные доказательства вы изымаете на месте преступления?

– В работе специалиста есть такое условное понятие, как «традиционные криминалистические следы». Сюда входят следы рук, иных частей тела человека, обуви, транспортных средств, орудий взлома, запорных устройств, а также следы предметов одежды. В моей практике были случаи изъятия следов ушей, участков лба и лица. Имелся случай изъятия следов зубов, так как преступник оставил на месте преступления надкусанное яблоко. В последующем была очень интересная экспертиза, которую мы проводили с участием стоматологов. Вторая обширная группа следов имеет биологический характер (кровь, моча, сперма, слюна и иные биологические выделения), также мы изымаем запаховые следы и микроследы (волокна, частицы и т. д.).


– Расскажите, как проходит процедура обнаружения и изъятия следов рук?

– В основном на месте происшествия мы работаем с дактопорошками двух видов: магнитными и немагнитными. Каждый отличается своими физико-химическими свойствами. В ходе обработки порошками следы рук, образованные потожировыми веществами, окрашиваются и проявляются. Далее мы их фотографируем по правилам масштабной фотосъемки и изымаем с помощью дактопленок либо клейких лент, после чего в течение «дежурных» суток направляем в автоматизированную дактилоскопическую идентификационную систему АДИС, в которой с помощью компьютерных технологий устанавливается принадлежность данного следа.


В последнее время на смену дактилоскопии приходят генетическая и одорологическая экспертизы. Так с осматриваемого объекта, сделав смыв потожирового вещества, можно провести необходимые идентификационные исследования. Что касаемо одорологической экспертизы, то она проводится по запаховым следам. Был случай, когда преступник проник в автомобиль и угнал его. Вроде все предусмотрел: был в перчатках, поменял одежду, не оставил своих биологических следов, а вот его запах в салоне остался, в последующем именно по нему и была установлена причастность данного человека к угону транспортного средства.

– Какие необычные дела были раскрыты с помощью работы криминалиста на месте происшествия?

– В микрорайоне Заречный в темное время суток на улице неизвестный мужчина изнасиловал несовершеннолетнюю девочку. В ходе осмотра места происшествия была обнаружена пожеванная жевательная резинка. Созвонились с потерпевшей и спросили у нее, жевал ли что-нибудь мужчина. Получив утвердительный ответ, было принято решение изъять обнаруженную жевательную резинку. Впоследствии биологическая экспертиза установила наличие генетического материала, оставленного подозреваемым мужчиной.

Еще один случай произошел около рынка «Привоз», где в темное время суток компания молодых парней избила мужчину, похитив имущество. Когда проводили осмотр места происшествия, то в нескольких метрах от места преступления была обнаружена пустая баночка из-под йогурта. Позже потерпевший вспомнил, что у одного из парней в руках было что-то небольшое и светлое. Обработав дактопорошками баночку, специалист обнаружил на ней след пальца руки, который был направлен в АДИС. Данный след пальца руки «совпал» с отпечатком пальца руки жителя нашего города, которого впоследствии опознал как своего обидчика потерпевший.

– Денис Иванович, какими еще базами данных, кроме АДИС, пользуются в своей работе эксперты?

– База, которой активно пользуются в ходе раскрытия и расследования преступлений, – это АСПИ «Портрет 2005» (автоматизированная система портретной идентификации). В ней хранятся изображения, а также информация об отличительных признаках и особых приметах разных категорий людей: подозреваемые по уголовным делам, семейные скандалисты, асоциальные элементы и другие. Также у нас есть база данных АЛИПИС «TRACE», в которую помещаются следы обуви, транспортных средств и орудий взлома, изъятые с мест преступлений.


– Всегда ли криминалисту удается найти вещественные доказательства?

– Я уверен, что каждый человек, независимо от профессии, стремится максимально качественно выполнить свою работу. Криминалист – не исключение. Нельзя совершить преступление и не оставить следов; другое дело – иногда их достаточно сложно обнаружить. На поиск следов, например, могут повлиять погодные условия, давность преступления, ряд других факторов. Нередко бывает, когда после кражи в дачном доме хозяева, прежде чем позвонить в милицию и сообщить о преступлении, наводят порядок, меняют замки, окна и т. д. И только спустя несколько дней сообщают о своей беде. В таких случаях гораздо сложнее работать.

– А бывали ли в вашей практике курьезные случаи?

– Такое тоже случалось. Благодаря работе специалиста выяснялось, что никакого преступления не было. Однажды в милицию обратился мужчина и сказал, что у него пропала крупная сумма денег, которую он спрятал в гараже. Приехала следственно-оперативная группа, осмотрели ворота и запорные устройства – все цело, каких-либо повреждений либо признаков взлома не имеется. Начали осматривать гараж, криминалист спустился в яму и заметил, что в одной из стен кирпич немного выступает: вынув его, обнаружил за ним пропавшие деньги. И если бы не чутье специалиста, неизвестно, кто и когда нашел бы «клад».

Был еще случай, когда преступник проник в один из дачных домиков, где умудрился потерять свой единственный документ – справку о недавнем освобождении из
ИК-20. После этого найти горе-воришку не составило особого труда.

– В чем плюсы вашей профессии?

– Наша работа очень интересная и увлекательная. Каждый день сталкиваешься с чем-то новым. Кроме того, работа криминалиста требует постоянного саморазвития. Ежедневно изучаешь литературу, общаешься с коллегами, учишься чему-то новому. Только так можно стать настоящим профессионалом в своем деле, а когда после качественно проделанной работы есть результат, испытываешь истинное удовольствие. Обязательно отмечу и сплоченный коллектив всего Мозырского межрайотдела во главе с начальником
Леонидом Викторовичем Ещенко.

– Наверняка, многие уже захотели стать криминалистами. Что для этого необходимо?

– Ежегодно Управление Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Гомельской области проводит набор юношей и девушек для поступления в учреждение образования «Академия МВД Республики Беларусь» на следственно-экспертный факультет по специальности «Судебные криминалистические экспертизы», квалификация «Юрист. Эксперт-криминалист». Срок обучения – 4 года. По вопросам поступления обращайтесь в Мозырский МРО Государственного комитета судебных экспертиз по адресу: г. Мозырь, ул. Ленинская, 2. Телефоны для справок: (0236) 20-75-32 – Мозырский МРО, (0232) 22-36-54 – отдел кадров управления ГКСЭ по Гомельской области. Молодым кадрам мы всегда рады!

Сергей БОРОВИК.
Фото автора.


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: