Сильные духом. Шура Сидельник из д. Скрыгалов рассказал о своем пути к цели

В канун новогодних праздников, когда ребятня и даже взрослые живут в ожидании чуда, вспомнилась давняя история, связанная с утренником, состоявшимся на базе одного из дошкольных учреждений Мозыря, куда были приглашены дети-инвалиды города и района вместе с родителями.

Антураж праздничной атмосферы был виден во всем: украшенной ёлке, нарядно одетых ребятишках, сказочных персонажах, пришедших пошалить. Конечно же, не обошлось здесь без главных героев – Деда Мороза и Снегурочки, а также спонсоров, которые пришли к детям с подарками. Эпизод вручения подарка папе и мальчику без обеих рук из деревни Скрыгалов надолго запал в душу. Волнует он и сегодня, потому что наряду с тем, когда многие физически здоровые молодые люди разменивают лучшие годы на алкоголь и наркотики, Шура Сидельник, которому сейчас 21 год, борется за свое место под солнцем и уверенно плывет к цели. Отнюдь не по наклонной плоскости, а в каждодневных тренировках, дающихся ему с большим трудом…

Единственный шанс на спасение – ампутация

Мальчик остался без обеих рук в пять лет вследствие несчастного случая. С чего все началось?..

Жизнь семьи Сидельников была когда-то вполне благополучной: мама Анна Михайловна и папа Николай Александрович жили и работали в деревне Скрыгалов. Дети – дочка Таня и сын Шура – подрастали и радовали родителей.

Когда мальчику было пять лет, их с восьмилетней сестрой отвезли на летние каникулы к бабушке. Тогда-то с Шурой и случилась беда. В то злополучное утро дети пошли в сторону снесенного кирпичного завода за земляникой. Рядом была электрическая подстанция, которая относилась к предприятию и уже не работала. Шура, будучи любопытным ребенком, не удержался и полез внутрь. Через несколько минут Таня нашла брата лежащим на полу без сознания. Стала тормошить, но Шура не подавал признаков жизни. Пока прибежали дедушка и бабушка, мальчик пришел в себя. Руки были полностью обожжены, но из-за болевого шока он даже не плакал. Доставив ребенка в больницу, все еще какое-то время надеялись, что руки Шуре удастся сохранить. Однако далее речь шла уже не о спасении конечностей, а о жизни ребенка. Обе руки пришлось ампутировать до плеч. После операции мальчик пролежал в больнице два с половиной месяца, большую часть времени – в реанимации.

В школу – с папой

Шуре с его инвалидностью можно было учиться дома, но родители не хотели заточить сына в четырех стенах, поэтому мальчик учился вместе со своими сверстниками.

Во многом Шуре помогал двоюродный брат, который учился в одном классе. Но по закону такой ребенок должен был посещать школу только с сопровождающим. В семье тогда решили, что учиться с сыном будет отец. Несмотря на то, что у Шуры были протезы, которые оплатил немецкий благотворительный фонд, пользы от них было мало. По большому счету они просто маскировали отсутствие рук. В искусственную кисть можно было закрепить ручку и писать слова, а перевернуть лист книги или тетради было практически невозможно.

Когда Шуре исполнилось 15 лет, от инсульта на 46 году жизни умер отец. Анна Михайловна осталась одна с двумя детьми. Через пару лет парень окончил школу и остро встал вопрос: что делать дальше? Учеба закончилась, одноклассники разлетелись кто куда и привычная Шурина жизнь как будто рассыпалась на мелкие осколки…

В новую жизнь, как в омут…

Видя растерянность мальчика, завуч школы познакомила Анну Михайловну с руководством Гомельского областного центра олимпийского резерва по паралимпийским и дефлимпийским видам спорта. Для Шуры это был шанс, и мама, захватив сына, поехала решать его будущее.

– А что Шуре без рук делать в деревне? Хотя ехать в Гомель нам тоже было страшно. Где жить, где работать? Первое время мы в город просто иногда приезжали: тренер учил Шуру плавать, а руководство центра помогало решить наши проблемы с жильем и работой, – рассказывает Анна Михайловна.

Окончательно мама с сыном перебрались в Гомель два года назад. Проживают в двадцати минутах ходьбы от Центра инклюзивной культуры, где такие люди, как Шура, могут заниматься плаванием, боксом, теннисом, легкой атлетикой.  В общежитии им выделили комнату, потом жилплощадь расширили до двух. Анне Михайловне нашли хоть и невысокооплачиваемый, но максимально удобный вариант трудоустройства: убирать помещения в этом же Центре инклюзивной культуры. Ведь ей теперь постоянно надо быть рядом с сыном.

Шурины руки – мама

– Мне всегда надо быть рядом с ним. Я его руки, – говорит женщина. И одеть, и раздеть, и двери открыть. А тренировки у нас шесть раз в неделю…

Если раньше семья боролась за выживание, то теперь – за самостоятельное будущее парня, в котором Шура видит себя тренером по плаванию – самостоятельным, независимым,  нужным обществу человеком. И мечтает о Паралимпийских играх.

Он обычный симпатичный парень, которому в сентябре исполнился 21 год, с твердым характером, здоровой амбициозностью. В общении с окружающими довольно замкнут, зато с близкими людьми совсем другой. Дома на его лице появляется улыбка, а темы для разговоров не иссякают.

– Раз в месяц мы ездим в Скрыгалов, – рассказывает Анна Михайловна. – Шура, созвонившись заранее, встречается с друзьями детства. По-доброму завидует тем, кто служит в армии, получает высшее образование. Такие встречи вдохновляют его, чтобы тоже двигаться к своей заветной цели.

Когда ты теряешь руки, ноги или что-то еще, нужно заставить себя работать, и начинается внутренний разговор с Богом. Прежде всего ты просишь терпения. Мы живем именно по такому принципу…

Шура и его мама Анна давно привыкли к любопытству посторонних людей: то и дело кто-то задерживает взгляд на его плечах, которые заканчиваются пустыми рукавами. Все свободное от тренировок время парень проводит за компьютером.

– Раньше это был мощный компьютер, – рассказывает Шура, – еще отец когда-то купил. Люблю поиграть, смотрю фильмы об известных спортсменах. Я, наверное, уже все пересмотрел. Прототипом для меня стал пловец-паралимпиец Алексей Талай. Лишившись в юношестве рук и ног, он не утратил желания жить на полную катушку. Он разорвал в клочья душный, бледный и серый стереотип о том, как могут выглядеть люди с серьезными ограничениями. Не заточенный в своей квартире отшельник, а деятельный и целеустремленный человек окружающий мир изменил под себя. Я из дома выхожу только на тренировки. Но думаю, что в будущем у меня все обязательно изменится…

Шура – мастер спорта

С тренером Артемом Козловым у юноши – полное взаимопонимание. Преподаватель хоть и молодой, но весьма требовательный и обязательный. На тренировках все строго, занятия – шесть раз в неделю по полтора часа.

По словам Артема Олеговича, у Шуры есть свой потолок, и похоже, что его «восхождение на Эверест» только начинается. Буквально через год систематических тренировок он принял участие в открытом чемпионате по плаванию среди глухих и инвалидов опорно-двигательного аппарата в Минске. Заслужил несколько медалей, дипломов и получил заветное звание мастера спорта по плаванию. До этого Шура участвовал и в других соревнованиях, которые также стали результативными. «Предел Шуриных мечтаний – участие в Паралимпийских играх», – говорит тренер.

Теперь же Шура с мамой ставят для себя новые задачи. Парень мечтает о высшем образовании: думает о факультете физической культуры и спорта, а Анна Михайловна ищет подработку. И дело не только в том, что ее зарплата и Шурина пенсия – это всего 600 рублей. Дело в том, что, если ее доходы будут выше, она сможет рассчитывать на кредит на строительство или покупку собственного жилья.

– Нам предлагают помочь с получением социальной квартиры, но мы очень хотим свою! И это не ради меня, а ради того, чтобы у Шуры в будущем был собственный угол, а со временем – и семья, – говорит женщина.

Кроме этого, парню нужны протезы. Уже более трех лет Анне Михайловне периодически звонят разработчики нужных биоконечностей (Сколково, Россия) и обещают решить эту проблему, которая стоит немалых денег.

А пока Шурины руки – мама. И иначе, как подвигом, ее жизнь не назовешь.

Если у кого-то появится желание помочь Шуре в сборе денег на протезы, то вот все необходимые реквизиты, открытые Ассоциацией инвалидов:

благотворительный счет BY22AKBB 3134 0000 1574 8312 0123 (в евро);
благотворительный счет BY37 AKBB 3134 0000 1574 7312 0123 (в белорусских рублях);
благотворительный счет BY52 AKBB 3134 0000 1574 6312 0123 (в российских рублях);
благотворительный счет BY67 AKBB 3134 0000 1574 5312 0123 (в долларах США).

Назначение платежа: зачисление на счет Сидельника Александра Николаевича на протезирование и реабилитацию.
Сделать благотворительный платеж можно как в учреждениях банка, так и через «Произвольный платеж (платеж по реквизитам)» в инфокиосках, Интернет-банкинге и М-банкинге.
Связаться с Анной Михайловной и Шурой можно и по электронной поч­те: alek.sidelnick2017@yandex.ru

Постфактум

В преддверии Нового года хочется надеяться на чудо и верить в то, что обязательно найдется Дед Мороз-волшебник, который поможет будущему чемпиону догрести до заветной мечты. Ведь паралимпийцы – это истинная гордость нашей страны. Это люди, показывающие ярчайший пример того, что в жизни возможно все!

Наталья КОНОПЛИЧ,
фото из архива семьи.