В глубь истории. Как жили мозыряне век назад

Город Мозырь, год 1921-й…

Закончилась гражданская война. Мозыряне перешли к почти забытой мирной жизни. В то далекое время г. Мозырь был полуразрушен. Промышленное производство по сравнению с уровнем 1913 г. уменьшилось в 5 раз, на 30 % сократилось количество рабочих. Большинство предприятий бездействовало, сельское хозяйство пришло в упадок. Люди были на фронте. Множество солдат погибло и было ранено. Население города не обеспечивалось продуктами, крестьяне – товарами первой необходимости. Ценное оборудование лесопильного завода, фанерных фабрик «Прима», «Молния» и других предприятий было вывезено либо разграблено, а то, что осталось, было в нерабочем состоянии.

Безотрадную картину представлял и весь уезд. В то время в уезде проживало 212408 жителей. Многие деревни были сожжены и разграблены, сократились посевные площади, значительная часть обрабатываемой земли за годы войны пришла в негодность. Особенно безжалостно разрушались интервентами и белогвардейцами народные имения
(совхозы).

«…Народные имения (совхозы) совершенно разгромлены. Мертвый и живой инвентарь увезен и угнан, посевов никаких нет…».

В 14 совхозах, насчитывавшихся тогда в уезде, имелось всего 17 лошадей, 23 коровы, 4 плуга и 8 хомутов. Трудящиеся нуждались в самом необходимом. За годы войны люди обносились, не хватало обуви и одежды, очень трудно было без соли и керосина. Тяжелое положение уезда усугублялось преступными действиями остатков разгромленных банд, которые нападали на населенные пункты, грабили и жгли дома и хозяйственные постройки мирного населения. Бандитизм принял особенно широкий размах летом 1921 года и в отдельных местах парализовал работу советских органов. На разгром остатков банд были брошены воинские подразделения Красной Армии и отряды народной милиции.

«…Военные действия и налеты банд разрушили десятки лучших домов в городе, жилая площадь сокращена более чем на 30 %… В м. Копаткевичи в июне за несколько часов было вырезано бандой свыше 150 человек, остальное население бежало. В Копаткевичи было отправлено больше половины вещей, прибывших из Америки, а также стройматериалы для восстановления разрушенных жилищ… Прошла растерянность, замечавшаяся после ухода балаховцев. В наиболее пострадавших местностях – Петрикове, Скрыгалове и Турове – были открыты столовые, отпускавшие по 400-500 обедов в день… В начале года пришлось налаживать почтовую и телеграфную связь, т. к. таковые были разорены при уходе балаховских банд. Установлена телеграфная связь с Минском, начала устанавливаться почтовая и телеграфная связи в окрестностях Мозырского уезда…».

С большим воодушевлением, истосковавшись по мирному труду, рабочие восстанавливали родной город. Была пущена в ход городская электростанция мощностью в 350 лампочек по 25 свечей. На ней установили новую динамо-машину мощностью 78 лошадиных сил, что позволило почти полностью электрифицировать город. Вступил в строй построенный в 1901 году городской водопровод, который обслуживал в то время 800 кранов. В городе работали баня и прачечная. В конце года возобновила работу фанерная фабрика «Красный Октябрь». Велась работа по восстановлению и других предприятий, ремонтировались помещения школ и медицинских учреждений, восстанавливался жилой фонд.

Одной из важнейших и первоочередных задач, на решение которых было обращено в то время внимание органов власти, явилось выполнение продразверстки. Люди голодали, стране нужен был хлеб, без которого немыслима борьба с разрухой. На борьбу за выполнение продразверстки были брошены лучшие партийные работники.

Несмотря на сопротивление кулачества и их агитацию среди населения против выполнения продразверстки, объявленный в январе 1921 года «продмесячник» прошел успешно, план по сбору хлеба и других продуктов был выполнен. Замена продразверстки продналогом благотворно сказалась на развитии сельского хозяйства в уезде. Крестьяне были материально заинтересованы в результатах своего труда и расширяли посевные площади. В 1921 году были наделены землей 543 безземельных и 1693 малоземельных крестьянских дворов, совхозы уезда были обеспечены тяговой силой и необходимым сельхозинвентарем. Но положение сельского хозяйства по-прежнему оставалось тяжелым.

Успешно развивалась торговля. По данным Мозырского райотделения центрального союза потребительских обществ Белоруссии, уезд с мая по октябрь 1921 г. получил 50 тыс. пудов соли, 693 пуда чугуна, 202700 аршин мануфактуры и другое. При восстановлении народного хозяйства большое внимание уделялось развитию народного образования, культуры и здравоохранения.

Дело образования в тяжелые послевоенные годы приходилось начинать с нуля. Во время гражданской войны белополяками и балаховцами были разрушены и разгромлены практически все здания и разграблено имущество школ.

«…В городе функционирует 4 профтехшколы, всего в уезде – 5. Всего в школах работает 32 школьных работника, обучается 155 учеников. Общеобразовательных учебных заведений по Мозырскому уезду – 282 при 447 комплектах, в т. ч. 2 педтехникума, 1 школа 2-й ступени, 5 полных семилеток (2 – в городе, 3 – в уезде) и 274 неполных (начальных) школ… В начале года в уезде открыто 6 польских школ и 2 еврейские школы. Всего в школах уезда – 442 школьных работника… Собственных специальных школьных помещений в Мозырском уезде – 61, а остальные – 221 – наемные… В уезде находятся следующие дошкольные учреждения: 4 детских дома, 2 очага и 1 детский сад. В детских домах на полном иждивении находится 267 детей, в очагах – 80, в детском саду – 80, всего – 427 детей…».

Государственными языками в то время в Белоруссии считались 4 языка: белорусский, русский, польский и еврейский, а обучение в школах велось на 8 языках. Решалась и проблема ликвидации неграмотности взрослого населения. Открывались школы рабочей молодежи и школы для взрослых (ликбезы). Эти школы были организованы практически во всех населенных пунктах района.

«…В городе открыто 12 школ по ликвидации неграмотности (ликбезов), в уезде – 66…».

В г. Мозыре возобновили работу клубы, библиотека и кинематограф. С мая 1921 г. начала выходить городская газета.

«…В городе имеется 5 клубов (в уезде – 13), 1 библиотека (в уезде – 9), 4 передвижных библиотеки, 1 кинематограф, Дом трудового крестьянина, Центропечать, 1 школа политграмоты, Народный дом и 1 художественная студия…».

В уезде в то время сложилась сложная эпидемическая ситуация. Свирепствовали эпидемические болезни, которые уносили множество человеческих жизней. Весной началось распространение эпидемии холеры. В связи с этим была создана уездная чрезвычайная санитарная пятерка во главе с председателем уездного исполкома по борьбе с ее распространением. Люди часто болели брюшным тифом, коростой, дифтерией и другими инфекционными заболеваниями. Медицинские учреждения были очень бедными.

Городская амбулатория размещалась в неприспособленном помещении. Больница на 30 кроватей находилась в здании барачного типа. Существовала еще одна больница на два отделения, где принимали рожениц и инфекционных больных. В связи с эпидемией сыпного тифа среди населения и в армии был открыт, как тогда его называли, «заразный барак».

«…В г. Мозыре к 1 ноября 1921 г. функционировали: 1-я Советская больница на 55 коек с хирургическим, терапевтическим, гинекологическим и венерическим (в хирургическом отделении не было врача специалиста и этим самым в полной мере хирургическая помощь не оказывалась) отделениями; заразная больница на 50 чел.; родильный приют на 15 коек… В городе открыты 3 врачебные амбулатории: первая – при 1-й Советской больнице, вторая – при фабрике «Прима», третья – в рабочем районе «Кимборовка», зубоврачебная амбулатория на фабрике «Прима», Дом отдыха на 15 коек, приюты-ясли, где находится 22 ребенка, Дом матери и грудного ребенка, в котором находится 6 матерей и 7 детей, детская больница на 15 коек… В городе имеется 3 инвалидных дома (два дома-убежища для престарелых и один – «Дом Красных инвалидов»). Пенсионеров-инвалидов труда и войны зарегистрировано 384 человека…».

Трудящиеся Мозырщины оказывали шефскую помощь частям Красной Армии. Восстанавливая народное хозяйство, они протянули руку братской помощи голодающим Поволжья. Народ Мозырщины делился последним куском хлеба с голодающим населением. Были открыты два детских дома для детей с голодающих районов. О размерах развернувшегося в Поволжье бедствия дает представление воззвание Гомельского губкомитета помощи голодающим к населению губернии:

«…Несчастье велико. В 10 губерниях, раньше кормивших своим хлебом чуть ли не половину России, в этом году не родилось ничего. Вместо того чтобы помогать другим своим хлебом, они требуют самой быстрой и решительной помощи. Необходимо 60 миллионов пудов хлеба, чтобы хоть кое-как прокормить голодающее население, нужно 12 миллионов пудов семян, чтобы засеять озимые поля. Хлеб для голодающих и семена для посева нужно дать как можно скорее…».

За короткий промежуток времени были собраны необходимые продукты питания и ценности. Люди отдавали голодающим последние свои сбережения.

«…25 августа уездным исполкомом была организована комиссия по оказанию помощи голодающим Поволжья… Всего было собрано: зерна и муки – 1354 пуда, картофеля – 632 пуда, других продуктов – 92 пуда, а также ценностей – 17 предметов, 11 руб. 50 коп. – серебром, 10 руб. – золотом, 1044 руб. – царскими кредитными билетами, 280 руб. – керенками и 40613611 руб. – советскими…».

Вот так жили и трудились мозыряне в том далеком 1921-м году. Несмотря на трудности, они глубоко верили, что победят разруху и построят новую, светлую жизнь.

Елена ДОМАШКЕВИЧ,
зав. отделом информации и использования
документов.