Домик в деревне за базовую: тонкости покупки пустующих и ветхих домов

Стать хозяином домика в деревне всего за одну базовую величину — такую возможность предоставляет указ №116. Посмотрели в Светлогорском районе Гомельщины недвижимость, которую сейчас можно купить всего за Br29, и узнали, как на практике будет действовать новый документ. Первая остановка в 15 км от райцентра - агрогородок Боровики.

Люди в Боровиках жили еще до первого раздела Речи Посполитой. Тогда местечко, относившееся к Речицкому уезду Минского воеводства, принадлежало роду Потоцких. Неплохая родословная! От дворянского лоска в Боровиках осталось немного. Впрочем, агрогородок по белорусским меркам вполне крепкий. Есть своя школа, пара магазинов, колхозная контора, реабилитационный центр для зависимых. Работает мини-рынок, на котором можно найти все необходимое. Но даже в Боровиках (равно как и в сельсовете) есть заброшенные дома.

Пустеют дома по разным причинам. Иногда у умершего хозяина нет наследников. Или они есть, но заниматься внезапно свалившимися квадратами не хотят. Тем более если для этого нужно будет потратить время и деньги на бумажную волокиту. Один из таких домов расположен по улице Гагарина. Место неплохое: рядом небольшая речушка, участок — 25 соток. Есть где устроить большой огород, завести хозяйство.

«На этот дом с участком претендует с десяток желающих, — уточняет председатель Боровиковского сельисполкома Игорь Комейко. — Кто-то хочет сделать его дачей. Пару человек планируют вести там небольшой бизнес. Цели разные. Планируем продавать этот дом через аукцион. По моему опыту могу сказать, что его рыночная стоимость с участком составит около Br2800».

Что касается состояния строения, то на первый взгляд оно неплохое. Видимых критических изменений в конструкции дома нет. На месте даже печка, на потолках и стенах — краска. Сам дом еще довольно молодой — 1975 года постройки.

«Уже лет пять в нем без людей, — замечает мужчина с соседнего участка. — Конечно, станет лучше, если в усадьбе появится хозяин. Бурьяном зарастать не будет, да и нам, когда соседи есть, жить веселее. Так что мы только «за», чтобы дом продали. Надеемся, хорошим людям».

Пример проданного напрямую дома Игорь Комейко показывает в соседних Шупейках, где населения всего около сотни человек. Жилище купили около года назад за две с небольшим тысячи рублей без аукциона — нашелся только один желающий.

«Теперь тут очень красиво, хозяева за участком хорошо ухаживают, а раньше он зарастал кустарником. Да и сам дом пребывал не в лучшем состоянии. Если снаружи все было вроде чинно-благородно, то внутри совсем не так», — рассказывает председатель.

В конце улицы Игорь Комейко обращает внимание на постройку, которая, вероятнее всего, пойдет под снос.

«По этому дому еще ждем решения суда, — поясняет руководитель сельисполкома, проведя нас внутрь. — Здесь прохудилась крыша, стены. Почти развалилась печь, а сложить новую — дорого».

Рай для интроверта

Слово за слово, и оказываемся в самой настоящей глуши — деревне Затон. Название красноречивое: вблизи — старое русло Березины. Чуть дальше протекает и сама могучая река. До деревни, если ехать со стороны Боровиков, — с полтора десятка километров по укатанной гравийке, которая вовсю испытывает подвеску авто. Зато от Светлогорска — пусть и не новый, но асфальт.

«Здесь, не считая дачников, живет всего шесть человек. Автобус, к сожалению, уже не ходит. Приезжает автолавка», — рассказывает о местных реалиях Игорь Комейко.

Дом в Затоне, выставленный на продажу, мало отличается от предыдущих. Чистенько, скромно. И спрос на это жилище уже есть — трое претендентов.

По мнению Игоря Комейко, новый указ во многом облегчит жизнь как местным властям, так и желающим стать обладателями своего домика в деревне.

«Во-первых, если у жилища будет собственник, то и вопросов с его обслуживанием, которое лежит на наших плечах, станет меньше. А ведь это немалые деньги и трудозатраты. Во-вторых, у желающих появится реальная возможность купить дома за Br29. Да, они будут, вероятнее всего, в отдаленных деревнях. Однако я не раз замечал, что многие специально выбирают такие места. В той же Затони поселился музыкант из Санкт-Петербурга. Сделал ремонт, оборудовал винный погребок и несколько месяцев замечательно проводит на природе в тиши», — отмечает он.

Превратности Фемиды

Начиная с 2006 года в Беларуси были приняты три нормативных акта, обеспечивающих порядок отчуждения жилых домов на селе, а также обращения с ним. Сейчас продолжает работать указ №357.

«Механизм его действия несложный, — рассказывает начальник отдела ЖКХ Светлогорского райисполкома Татьяна Белая. — Пустующими признаются дома, в которых собственники не прожили ни одного дня на протяжении трех лет, а в местные органы власти не представлено уведомлений от владельцев, намеренных использовать строения по назначению. Окончательный вердикт выносит специальная комиссия. Ее члены изучают дом визуально, проверяют оплату коммуналки и опрашивают соседей насчет присутствия хозяев».

Существует и определение ветхих домов — пребывающих в аварийном состоянии и не посещаемых владельцами в течение года. В этом случае собственнику направляют уведомление: предлагают дом снести либо восстановить.

«Пустующие и ветхие дома можно также продать напрямую новому владельцу. Это возможно в случае, если за 30 дней после размещения дома в специальном реестре на сайте исполкома подана только одна заявка на его покупку. Если их больше, то организовывается классический аукцион», — уточняет Татьяна Белая.

Продать дом сразу после признания его ветхим или пустующим не получится — необходимо, чтобы решением суда собственность стала коммунальной. А Фемида становится на сторону местных властей далеко не всегда. При этом необходимо изготовить техническую документацию, произвести оценку дома, что требует немало времени и затрат. Если же строение в итоге снесут, то земельный участок попадет в список, по которому его могут выделить бесплатно.

Новый указ станет панацеей?

Порядок продажи пустующих и ветхих домов решили упростить. В конце марта 2021-го подписан новый указ №116, который заработает не ранее осени. Его механизм похож на ныне действующий: признание дома пустующим — документы — решение суда — включение в реестр — продажа/снос.

Тем не менее в новом документе есть несколько существенных нюансов. Например, теперь не придется собственнику дома изготавливать правоудостоверяющие документы, данная обязанность ложится на приобретателя дома. Аукционы остаются, но при проведении повторных торгов цена снижается: сначала на 50%, потом на 80%. И так вплоть до той самой одной базовой.

Документ предусматривает возможность определения некоторых населенных пунктов, где цена домов изначально будет составлять Br29.

«Намерены ходатайствовать, чтобы и в нашем районе такие локации были. Уверена, это поможет вдохнуть хоть немного жизни в небольшие деревни. Тем более дауншифтинг — сейчас тема популярная», — отмечает Татьяна Белая.

Планируется создать единый реестр заброшенных строений в интернете.

«Он существует, но информация там не систематизирована. Сведения о бесхозном или ветхом жилье, а также земельных участках находятся на сайтах местных райисполкомов. Найти эти данные не всегда легко. Гораздо удобнее, если условный борисовчанин сможет посмотреть жилье в том же Светлогорском районе. По указу такой реестр должен появиться не позднее 1 января 2023 года», — поясняет наша собеседница.

В новом указе прописано: при продаже пустующего жилого дома на аукционе либо без его проведения покупателю по его письменному заявлению может предоставляться рассрочка оплаты до трех лет со дня подписания договора купли-продажи равными долями без индексации платежей.

Граждане, у которых есть в собственности дом, но отсутствуют правоудостоверяющие документы, смогут отчуждать его при условии внесения сведений о нем в похозяйственную книгу местного исполкома. Тогда жилище можно продать по обычному договору купли-продажи, зарегистрированному в исполнительном комитете. Важно! Речь идет о домах, построенных до 8 мая 2003 года.

Александр НОВОХРОСТ,
газета «7 Дней«.