«Всякое дыхание да хвалит Господа!» Узнали, кто управляет пением хора во время богослужения в Свято-Михайловском кафедральном соборе

Как часто мы, находясь в храме, бываем очарованы церковным пением: оно проникает в самые глубины нашей души. Однако есть люди, для которых пение несет не только умиротворение и наслаждение, но и глубокий внутренний смысл. Это их кропотливый и настойчивый духовный труд.

Мы беседуем с регентом Архиерейского хора Свято-Михайловского кафедрального собора Яной Сивченко.

– Для некоторых наших читателей слово «регент» покажется загадкой…

– Регент – это человек, который управляет пением хора во время богослужения. Если певчий не слышит или не понимает слово молитвы, которое распевается хором, это поле работы регента. Если пропели не вовремя или не спели вовсе, это область исключительной ответственности регента. Когда на клиросе (клирос – это особое место в храме, где размещаются певцы церковного хора) бывает что-то мешающее богослужению, это также в рамках ответа регента, не только перед священноначалием, а, в первую очередь, перед Богом. Регент организует пение на данном клиросе здесь и сейчас: согласно тем условиям, которые есть сегодня, с теми певчими, кто нашел возможность прийти. Поэтому роль руководителя церковного хора несколько отличается от положения светских хоровых дирижеров, где явственнее понятия «руководитель – коллектив». Но может быть и по-другому. Иногда какой-то хоровой коллектив становится на клирос для участия в богослужении. А бывает, что из клиросного хора рождается команда единомышленников, они ведут концертную и образовательную деятельность, путешествуют. В целом основная задача регента – пение, распевание, особенное донесение церковного слова. Это самое важное, ведь богослужение – общая соборная молитва, где хор – лишь участник в общении с Богом.

– В детстве Вы мечтали петь в церкви?

– Была просто жизнь на клиросе, куда мама часто брала меня с собой. Первые воспоминания детства: пение хора, запах ладана… И я, трехлетняя, слышу громогласное «Гав!» высоко под куполом. А ведь мне всего-то захотелось показать маме, как «говорит» большая собака… Родилась я в 1988 году в Мозыре в семье музыкантов, прошла обычный путь школа–училище–вуз, получила диплом Белорусской государственной академии музыки. Начинала учиться на отделении хорового дирижирования, а закончила по специальности «фортепиано». Так тоже бывает.

– Как проходило Ваше воцерковление?

– Как и у многих детей, выросших в церкви. В подростковом возрасте настал период некоторого отчуждения, как я сейчас понимаю, роста самостоятельных мыслей. Но сегодня я убеждена: сердце запомнило детское общение с Живым Богом и поэтому не могло не вернуться в храм. Таким образом, будучи учащейся первого курса музыкального колледжа, стала певчей церковного хора.

– Сегодня вы многодетная мама, а три года назад стали регентом Архиерейского хора. Как Вас привел к этому Господь?

– Тот день, когда владыка Леонид благословил регентовать, был в такой точке моего музыкального развития, где большому хору просто не могло быть места! Была убежденность: будущее клироса именно в одноголосном распеве. И вот мне Господь предлагает пойти путем многоголосного классического звучания. Теперь иду, пою, наблюдаю, анализирую… Клирос – это место служения. Постоянно присутствует осознание: сегодня ты, завтра кто-то другой может взять камертон. Здесь нет «мое–ваше». Это храм Божий, и служба в нем в любом случае состоится, что бы ни происходило среди певчих. Поэтому я готова к разному повороту событий…

Клирос для меня – место силы, как сейчас принято говорить. Впервые после детских лет я поднялась по старой винтовой лестнице к хору в состоянии ожидания третьего ребенка, смутно представляя будущее после Пасхи, до которой оставалось две недели. Незнакомый, устоявшийся коллектив, сложнейшие службы Страстной Седмицы, Пасхальные торжества, еженедельные череды служб после – всё это не вмещалось в мое представление об организации жизни с новорожденным. Часто мы идем не для чего-то, а вопреки, порой не представляя, как это осуществить… Прошло ровно три года, деток у нас уже четверо, а Бог по сей день «Бог велий… творяй чудеса Един».

– Быть в меру требовательным для регента иногда необходимо?

– Я только учусь разумно просить певчих спеть так или иначе. Очень непросто идти средним, царским путем, как и в любом деле. Певчие приходят на клирос в вечернее время после рабочего дня, порой в единственный выходной день рано утром, у каждого – своя история и право петь за богослужением. Хочется стараться делать качественно то, что зависит от меня, в остальном же оставить место Богу.

– В самые трудные моменты к нам приходят на помощь близкие люди. Кому Вы особенно благодарны в своей жизни?

– Моему супругу – диакону Игорю Сивченко. Он может всё: и покормить, и спать уложить четверых детей одновременно, и Пасхальную ночную литургию экспромтом регентовать. И быть поддержкой и опорой. Всегда говорю спасибо маме Светлане Владимировне Герцык – первому моему учителю церковного пения и самой лучшей бабушке на свете. На клиросе любимого храма Святителя Николая Чудотворца случился мой первый опыт регентства. Благодарю также за поддержку всех, кого встретила в начале своего пути: протоиерея Николая Вабищевича и матушку Любовь, иерея Сергия и матушку Марину Белевцевых, Ольгу Фицнер, Ирину Пашкевич. Особо благодарю епископа Туровского и Мозырского Леонида за оказанное доверие, а весь клир нашего собора – за молитву и внимание! И всех певчих Архиерейского хора – за труд и терпение.

– Расскажите подробнее о хоре: кто в нем поет?

– Двери клироса открыты для того, чтобы слова «пою Богу моему дондеже есмь» были про многих из нас. Есть разные истории певчих. Для меня, как регента, прежде всего важны желание и гибкость, человек в таком случае может многому научиться. Сейчас в нашем хоре 14 певчих. Это преподаватели и учителя музыкальных дисциплин, студенты и ученики воскресной школы. Наш хор всегда принимает участие во всех епархиальных концертах, фестивалях. Мы очень рады новым певчим. Ручаемся им помогать и поддерживать!

– Когда что-то у Вас не получается во время богослужения, что делаете?

– Испытываю чувства как после падения. Анализирую причины, думаю над исправлением. Бывает, что негодую прямо во время богослужения. Ничем хорошим это не заканчивается, конечно. Все мы живые люди.

– До Воскресения Христова остается неделя. Что делаете, чтобы особым образом настроиться на Великое торжество?

– Заканчивается Великий пост, а это самое сложное время для певчих. Концентрация напряжения и тяжести – Страстная неделя, время Крестных страданий Иисуса Христа. В песнопениях это отчетливо видно. Тексты непривычные, длинные, распевы витиеватые. Это основная точка вложения сил… А Пасхальное богослужение – это сплошная радость, это легкое пение и с музыкальной точки зрения, и с текстовой. Просто пойте «Христос Воскресе!» – никогда не ошибетесь! Конечно, мы поем распевы особенной красоты, ежегодно повторяя их на праздник. Но это не требует той степени напряжения, как подготовка к Великопостным службам.

– Расскажите подробнее о своей семье. Быть матушкой – это что-то особенное по сравнению с просто женой?

– Настоящая матушка – это все-таки монахиня. Супруга священнослужителя же лишь немного приближается к этому званию, когда с радостью отдает свою жизнь Христу в ежедневных мелочах. С моим будущим мужем мы играли дуэтом (он на саксофоне, я на фортепиано) в Мозырском музыкальном колледже в 2005 году, а вскоре встретились в церковном хоре в Минске. Вернулись в Мозырь уже супругами с маленькой Анечкой. Сегодня она обучается в1 классе гимназии, увлекается рисованием и учится играть на цимбалах в музыкальной школе № 1. Сыну Ване 5 лет. Он занимается акробатикой и плаванием. Петя родился летом 2018-го, а осенью 2020-го появилась на свет дочка Зоя. Петя как раз и есть наш главный певчий. Ему не было и месяца, когда я стала брать его в слинге на службу. Теперь мы шутим, что Петю «уволили» с клироса после того, как он красноречиво вопил во время пения «Душе моя, восстани, что спиши». Говорят, тогда в храме молились все…


В 2014 году отец Игорь был хиротонисан во диаконы, с тех пор служит в кафедральном соборе Архистратига Михаила. В этом году нашей семье будет 12 лет. Сложно бывает, но и трудности нам нужны.

– Знаю, что, помимо профессии концертмейстера, Вы еще получили специальное образование и занимаетесь волонтерской деятельностью в сфере поддержки материнства. А в какие моменты Вы себя чувствуете по-настоящему счастливой мамой?

– Время ожидания появления ребенка на свет, наверное, одно из самых счастливых для каждой матери… Всегда радуюсь и тогда, когда вижу родную Припять и наших детишек на ее теплом песке. А еще испытываю особенное счастье, когда наблюдаю сверху, с клироса, как дети готовятся причащаться Святых Христовых Таин. «Кажется, совсем недавно я так ходила, поглядывая вверх на маму, а теперь – они», – думаю каждый раз.

Время идет невероятно быстро. Очень важно находить возможность благодарить за всё, что происходит с нами. Уповаем на милость Бога, и сами стараемся жить в мире, согласии и любви.

Беседовал Александр Щербаков. Фото автора.