32 ребенка утонули. Их жизни на нашей совести!

В этом году в Беларуси утонуло в три раза больше детей, чем в прошлом году.

По понедельникам этим летом мне тяжело ходить на работу. Дело не в какой-то летней расслабленности. Просто именно в этот день спасатели дают статистику об утонувших за неделю. И подробности за выходные. Знаю заранее: снова писать о смерти малышей. Может, для взрослых, пробегающих глазами новости (например, за выходные утонули семеро, из них трое детей), это всего лишь строки статистики? Возможно, журналистам стоило бы не называть цифры, а сделать репортаж хотя бы с одних похорон, где в землю навсегда опускают маленький гробик? Или поставить на полосу фотографии безжизненных детских тел? Жестоко, но как иначе?

32 ребенка, чьи-то дочери и сыночки, любимые крохи и солнышки утонули, а ведь лето еще в разгаре. Это в три раза больше, чем в прошлом году. Это целый класс или даже две детсадовские группы. И никому как будто нет дела до детей, гибнущих сейчас почти ежедневно и по нашему, взрослому, недосмотру.

Вот картинка, которую на днях увидела в командировке в Щучинский район. Карьер возле деревни Красная. Купаться там запрещено, есть и предупредительные знаки. А главное — нет спасателей. Издали увидели в воде белые головки троих малышей. Подъехали ближе: взрослые на берегу, а два мальчика и девчушка лет пяти-семи плещутся метрах в пяти от берега. А ведь таким достаточно оступиться, сделать пару вдохов под водой — и все, готовьте гробик. Простите за резкость, но как иначе? Мы подошли, попытались вразумить. Что в ответ? «Ой, да тут самая чистая вода в районе…» Что, вам будет приятнее, если труп сына или дочки быстрее найдут водолазы в прозрачной водичке? Да вот же аналогичная ситуация в июле случилась в Малоритском районе. Девятилетний мальчик на надувном матрасе перевернулся и начал тонуть. Отец был на берегу, но даже не смог добежать до воды… Разница одна: там был пост спасателей, они успели.

Жара отступит, а детей уже не будет. Малышка из Бобруйска не дожила до своего двухлетия: захлебнулась в каркасном бассейне во дворе дома. Утонула 13-летняя девочка из Лиозно. Попросила подругу научить ее плавать, вдвоем они пришли к водоему и стали заходить в воду. И… подружка ничем не смогла помочь, а взрослых рядом не было. Похоронили детей, погибших возле деревни Киевец Воложинского района, агрогородка Перерост Добрушского района, деревни Борисовичи Климовичского района… Не хочу продолжать этот список. Но глупость, безалаберность и беспечность приводят к все новым и новым трагедиям.

А ведь я сейчас только о детях. Но взрослых утопленников этим летом уже похоронили почти в десять раз больше, чем маленьких! Хотя ведут себя часто хуже, чем дети. Зачем отцу и сыну понадобилось переплывать пруд-отстойник завода «Оптик» в Лиде, известный в народе под названием Малибу? Напрашивается аналогия с сериалом «Спасатели Малибу», но жизнь — не мыльная опера: отец до берега не добрался. Рискуют и гибнут. Для чего лез в озеро Луковское в Малоритском районе ночью 24-летний тракторист? «Хороший был хлопец, уже похоронили», — сказали о нем в сельисполкоме. И ведь у каждого осталась семья, близкие. Позавчера из Дубровенского водохранилища спустя 11 дней после пропажи достали труп 36-летнего парня. Его мать уже извещена.

Мой трехлетний сын лезет в воду сразу, как только видит ее, даже в декабре пытался прорваться к замерзшему каналу «купаться». Но взрослые люди могут действовать здраво. И должны следовать простому правилу: выпил — не лезь! Отойди. Сохрани жизнь. Она не для статистики одна. А для тебя. И за своего ребенка родитель должен горло перегрызть, а не смотреть, как он тонет, отпуская в воду непонятно где.