Грязная вербовка. Кто и как зомбирует белорусское общество

Сейчас только с отвращением можно наблюдать, как некоторые люди начиная с лета 2020 года, часами просиживая штаны в креслах и глядя в монитор, лишаются критического мышления, перестают сопоставлять факты и видеть объективную картину мира. Громкие заголовки, динамичное слайд-шоу из фотографий и видео уличных сборищ под зловещую музыку вызывает у особо внушаемых людей чувство острой несправедливости. Они верят в исключительность их личностей, стремятся жертвовать своими судьбами ради «высшей миссии». В это же время за кадром находятся те, кому это выгодно.

Администраторы радикальных и экстремистских телеграм-чатов выступают в роли вербовщиков, а жизни людей для них — это обычная разменная монета, которую не жалко отдать за осуществление преступных замыслов и получение прибыли. Подробнее про вербовку, цели и задачи администраторов телеграм-чатов рассказали SB.BY сотрудники КГБ и специалисты в области психологии.

Фанатичные вопли

Пожалуй, я начну с истории, которая со мной недавно приключилась. В выходные я была на дне рождения у лучшей подруги. Как это бывает: дача, гамак, шашлык. Ничего нового, все по классике жанра. Погода хорошая, разговоры легкие. Да и все бы ничего, вечер чудесно бы закончился, если бы не постоянные вопли (а по-другому это не назвать) одного молодого человека. Назовем его Ваня. Так вот, Ваня почти после каждого своего предложения «искрометно» шутил то про политику, в которой ни черта не смыслит, то про милиционеров, то про дубинки в разных неприличных местах.

Немного про Ваню: ему 20, родился в неполной семье (отца у него нет), был отчислен из университета за неуспеваемость, принимал наркотики, имеет проблемы с девушками. С особым энтузиазмом рассказывал, чем занимался прошлым летом. Молодой человек, оказалось, был активным участником уличных сборищ, перекрывал дороги и сопротивлялся правоохранительным органам. Получил 15 суток, отсидел, но, по всей видимости, так ничего и не понял.

Топорный взгляд на вещи (как у этого парнишки), разделение понятий только на белое и черное, отрицание железных фактов, иллюзии, что реальная жизнь способна быть утопией, — это диагноз, уж простите.

А потом случилось то, о чем я, будучи в здравом уме, подумать не могла. Один в один сцена из драмы. Ваня встает на стул, бьет себя в грудь и кричит: «Преступления силовиков останутся в памяти светлых белорусов! Народному трибуналу быть!»

Показательное выступление 20-летнего парня — это реальная история, которая еще раз демонстрирует, как люди не задумываясь легко поддаются эмоциям. Подталкивают их к этому вербовщики, цель — подавить волю и вызвать переживания, воспользоваться такими людьми для своих целей. Здесь достаточно применить хорошо отработанные стратегии и манипуляции — и вуаля, марионетка готова к эксплуатированию.

Что такое вербовка? Это нахождение ниточек в человеке, за которые можно потянуть и впоследствии с легкостью управлять им. Психологи говорят, что в основе зомбирования лежат определенные особенности человека — так называемые триггеры, благодаря которым вас легко вывести на эмоциональную реакцию. А это порождает хаос в сознании и необъяснимые поступки. Людям, которые смыслят в этом, не жаль потраченного времени, ведь они знают — через какое-то время вы начнете исполнять их приказы.

Очень важно для вербовщиков держать толпу как можно дольше в стадии эйфории, потому что в этом цикле люди способны делать много — чем больше разрушений и хаоса, тем лучше.

Революция эмоций

Следует помнить, что у вербовщиков заранее припрятанный козырь в рукаве — выход на ваши эмоции. Возьмем пример Ивана: в 20 лет у него нет ничего, кроме наркотических дорожек и проблем в личной жизни. Ваня — жертва судьбы-злодейки. Это его личные триггеры.

Руководители каналов негласно предлагают восполнить пустоту и неудовлетворенность личной жизнью выбросом адреналина ради «почетной миссии», а потом стать «народным героем».

Так парень почувствует себя значимым, так в голове он обретет личностную ценность. Но продлится это недолго. Мечты о красивой жизни растворятся в ­СИЗО, куда Ивана привезут за участие в беспорядках.

Администраторы радикальных и экстремистских телеграм-чатов пытаются надавить на чужие эмоции, пользуясь стандартными психофизиологическими особенностями человека. Есть стресс-фактор, после которого организм резко начинает адаптироваться к критическим ситуациям. На этом фоне перестает работать желудок, немеют ноги и вся кровь приливает в мозг. В этот момент организм делает все возможное, чтобы мозг работал с максимальной продуктивностью. Наступает стадия эйфории, потом спад, затем апатия и выход в нормальное состояние снова. Но если наступает околодепрессивное состояние, то кураторы пытаются вызвать эмоции с помощью триггеров.

Эмоции = вербовка. Чем больше вы не удовлетворены в личной жизни, тем больше вероятность, что вы можете оказаться в числе послушного орудия.

СПРАВОЧНО

Специалисты выделяют в качестве фактора «жертвы» несколько особенностей отношения человека с внешним миром: например, переживание социальной несправедливости со склонностью проецировать причины своих жизненных неудач на общество и правительство. Или сильная и неудовлетворенная потребность в присоединении или принадлежности к значимой группе. Неудивительно, что неработающие люди, не имеющие планов и перспектив на будущее, без поддержки семьи и друзей оказались на улицах с «коктейлями Молотова» в прошлом году. Они жертвы жизни, но называют себя «жертвами режима», потому что не хотят брать на себя ответственность за личные неудачи.

ОГСБ: стандартное информационное влияние

Первая стадия прошла. Это ниточки, за которые схватились вербовщики. Дальше наступает следующий этап — влияние через фейковую информацию, создание параллельной несуществующей вселенной.

Например, есть группа людей, которая объединяется под определенной эгидой. Допустим, это идеи бунтарства и революции. Сотрудники КГБ предложили рассмотреть ситуацию на конкретном примере — радикальном телеграм-чате ­ОГСБ. Это тот самый чат, где готовились диверсии и террористические акты в Беларуси, где было спланировано покушение на тележурналиста Григория Азарёнка. Напомню, что в конце июля Генеральный прокурор Андрей Швед направил в Верховный Суд заявление о признании формирования ­ОГСБ («Отряды гражданской самообороны Беларуси») террористической организацией и запрете ее деятельности на территории страны.

Представитель КГБ рассказывает:

— Чат создавался из-за рубежа, где роль куратора взял на себя администратор канала Дис, который живет в Германии. На стадии развития этот канал уже выходил на существующие подобные ресурсы и просил его отрекламировать. Естественно, чаты с похожей тематикой и наполнением про них писали: «крутые радикалы, они действуют партизанскими ячейками, с ними «диктаторский режим» падет».

Здесь срабатывают сразу два фактора: анархическая атмосфера, которая всегда привлекает молодежь, и анонимность. Пока лицо скрыто, никто никого не боится. Таким образом они формируют массив людей, зазывая к себе: кто-то зашел ради интереса, кто-то случайно, а кто-то возомнил себя теми самыми «избранными», на чьи плечи будет возложена миссия «очистить мир от несогласных».

Далее они собрали людей, начали накачивать их информацией. Важную роль на этом этапе играют аккаунты, которые формируют мнение: «Все ерунда, чушь, правительство — это диктатура. В стране живут люди, ожидая пыток и репрессий». Здесь вербовщики создают параллельную вселенную, которую формировали каналы в Telegram в прошлом году: «Нас обманут, за Лукашенко только три процента, фальсификация будет, ваши голоса заберут». Из-за нескончаемого потока такой информации со сфабрикованными данными, недостоверными новостями вот эта общность через неделю начала верить в так называемые три процента и то, что выборы сфальсифицированы. Она верила, что их обманут, и достаточно было сделать щелчок пальцами, как послушные зомбированные люди выползли на улицы. Тогда уже никто не пытался разобраться, правда это или нет. Люди потеряли контроль над чувствами.

Самое тяжелое — понять, что из ваших переживаний уже лепят оружие, которое против вас потом и будут использовать, даже если о проблемах вы прежде нигде не упоминали.

Сито

Дальше по сценарию идет отбор самых мотивированных. Группу «единомышленников» кураторы складывают в воображаемое сито и начинают перетрясать: просто болтуны и болтушки, случайные люди отвалились. Когда ряды проредили и людей стало меньше, вербовщик начинает изучать каждого.

Например, Дис выходил на отдельно взятого человека. Как он действовал? Находил потенциальную марионетку. Наблюдал за тем, что и как часто она говорила, много ли у нее свободного времени для осуществления его планов. Через этот фильтр находил самых активных и готовых действовать. Остальные кандидаты — на потом. Дис начинал работу с самыми инициативными. Куратор общался через личные сообщения. На протяжении четырех-пяти месяцев формировал у этих людей выгодную ему позицию, чтобы те смогли выполнить любое его указание. Вот яркие примеры вербовок Диса среди членов ­ОГСБ. 

Наталья Матвеева

Молодая, достаточно симпатичная в юности (судя по фотографии в паспорте). Она неудачно вышла замуж — муж пьяница. Родила ребенка, которому сейчас плевать на мнение матери. Матвеева не авторитет своему чаду.

Образования нормального не получила. По сути, как женщина и полноценная личность не сформировалась. В обществе не имеет никакой ценности. И вдруг у нее появляется возможность проявить себя в социальных сетях. Там женщина начинает формировать свой новый образ: красивая, умная, высокий уровень интеллекта и так далее.

Дис за это цепляется, понимая, как с ней общаться. В общении тет-а-тет он приходит к выводу, что все это чистой воды вранье. Он видит неуверенную в себе женщину, которая не смогла устроиться в жизни. Здесь важно заметить: достаточно такой барышне подпеть о ее «неземной красоте», «смышлености», «хитрости» и о том, как она «гениально» может спланировать диверсию, как Матвеева становится фактически его игрушкой. А дальше дело манипуляции. Он накручивает ее, говорит, какая она крутая и особенная. Спустя время она уже верит в это. Он ей дал то, чего ей не хватало, — уверенность в себе. Таким образом спустя время у Диса появляется готовый боец в лице Матвеевой — уже под ником Октавия.

Алексей Глотов

Родился в Германии. Родители военные. Семья имела хороший доход, поэтому хорошая жизнь Глотову была обеспечена. Очевидно, какие были потребности и запросы. Когда они переехали в Беларусь, Алексей не получил нормального образования. Жизнь в деревне отличалась от той роскоши, в которой он привык жить. Брак расстроился, жена забрала детей. Мужчина в отчаянии. Во всем виновато государство, ведь оно не платило ему столько денег, сколько он хотел. Только вот вопрос: а что Глотов сделал и что он может дать обществу, чтобы иметь желаемый доход, кроме как бесконечно сетовать на судьбу и скулить, что все плохо? Ничего, ведь он не в состоянии это сделать, он не хочет. Жаловаться легче.

В сухом остатке мы получаем вот что: все проблемы Глотова — это пластилин, из которого можно слепить еще одну послушную личность. Дис этим воспользовался. Из личной беседы администратор экстремистского чата узнает, что Глотов настроен крайне радикально и самое главное — у него нет четкого ответа, что ему не нравится в нынешней политической ситуации.

Дмитрий Сосновский

Безработный, получил среднее специальное образование. В семье было не все гладко: вечные разногласия с женой и ссоры. Чувство социальной несправедливости у него обострилось, когда правоохранительные органы стали прогонять «мирных» демонстрантов с улиц. Сосновский готов был излить свой гнев на тележурналиста Григория Азарёнка, так сказать, «за всю накопившуюся боль». Дис за это зацепился. Стал обрабатывать. Спустя какое-то время радикал Сосновский поверил в идею избранности и исключительность своего я.

Представитель КГБ рассказал, что этот человек был готов на любые действия, связанные с насилием. Сосновский менялся в лице, потому что жажда крови и расправы — это то, что им двигало. Если разговор шел об Азарёнке, о покушении на жизнь журналиста, этот человек сразу инициировал более детальную беседу, предлагал действия и идеи.

***

В заключение обращусь к тем, кто все еще верит в чистоту помыслов хозяев телеграм-каналов. Для администраторов чатов вы остаетесь пушечным мясом, безликими существами, которыми при удобном моменте обязательно воспользуются. Пока вы не начнете думать своей головой, видеть вещи такими, какие они есть, вы будете попадаться на крючок подобных Дису и становиться марионетками, как Матвеева, Глотов, Сосновский. Начните думать. Для них ваши жизни — это ничто.