От портнихи – до экономиста. Знакомимся с Лидией Сафроновной Туровец

Слова из известной песни «Осень жизни, как и осень года, надо благодарно принимать…» для нашей почтенной собеседницы из деревни Малые Зимовищи Лидии Сафроновны Туровец (Клименко), в марте отметившей свою 88-ю годовщину, стали закономерностью…

Детство, опаленное войной

Ну вот и сентябрь на дворе… Как будто попрощавшись с ним, мелькнув пестрой шляпкой с разноцветной вуалью, скрылось лето за горизонтом. Судя по убранному урожаю на полях, на покой собралась и земля. Раскроенная ровными полосками, она лежит себе спокойно, прикрываясь по утрам голубоватой дымкой осенних туманов. Заслужила. Сполна отдала она сельчанам и вершки, и корешки. Теперь до самых заморозков будут радовать глаз и создавать хорошее настроение георгины, гладиолусы да астры с гвоздиками в полисадниках. Горьковатым соком будут наливаться калиновые гроздья, которые даже под белоснежной шапкой зимы станут вкуснейшим лакомством для птиц…

С такими мыслями Лидия Сафроновна, пройдя через двор к полисаднику, на какое-то время залюбовалась роскошной цветовой палитрой, созданной осенью-художницей, и задумалась о человеческом бытии. Ведь, как ни крути, именно здесь много лет назад она появилась на свет. Потом судьба провела непроторенными дорогами и перекрестками, выпавшими на ее долю, а потом опять вернула сюда – на эту же благодатную землю – в отчий дом, чтобы не разорвать тонкую и невидимую нить любви к родному краю, которая живет в сердце…

Характерно, что детские воспоминания самые незабываемые. Поэтому в закромах памяти Лидии Сафроновны навсегда остались военные события, когда фашисты жгли дома в ее родной деревне и расстреливали жителей. Восьмилетней девочке вместе с матерью, другими родственниками и сельчанами вовремя удалось спрятаться в лесу, который практически до самого освобождения Мозыря и района стал для них кровом и домом.

– Один Господь знает, как мы выжили в тех холодных землянках, – вспоминает Лидия Сафроновна. – Повезло, что в тот злополучный день, когда деревня пылала в огне, пастух догадался не погнать стадо домой. Так коровы-кормилицы остались в лесу и помогли людям выжить. Настоящей спасительницей стала для нас и матушка-природа со своими запасами ягод, грибов, желудей…

Домой сельчане вернулись, когда оккупантов прогнали войска Красной армии. В деревне вместо дома – пепелище. Даже погреб не уцелел: один из фрицев бросил туда гранату, которая разнесла его в щепки. Особенно запомнился день Победы – 9 мая. Люди плакали от радости. Отец воевал на фронте в составе 365-го запасного стрелкового полка. Домой вернулся только в сентябре 1945-го с боевыми наградами, но с ранением и контузией. Сколько жил, столько и ходил с тросточкой. Деревню отстраивали толокой. Все помогали друг другу, делились чем могли. Активно трудились сельчане, чтобы поднять хозяйство после военной разрухи. В развитие колхоза имени Фрунзе вносили свою лепту и родители Лидии Клименко, а также старшие дети. Подрабатывали и тем, что в сезон собирали ягоды и носили их на базар, чтобы на вырученные деньги купить сахар, масло и другие продукты…

Вершины покоряются сильным

Несмотря на послевоенные трудности, мирное время способствовало реализации планов. У Лидии Клименко с детства была сильная тяга к знаниям, которые она впитывала как губка.

Пять классов окончила в Слободской школе, а в 6-й к тете в Пинск поехала. Там окончила 7–8-й классы и поступила в медицинское училище на фельдшера. К сожалению, с мечтой о белом халате через год пришлось расстаться из-за отсутствия средств к существованию. Вернулась в Мозырь и продолжила учебу в вечерней школе. И по-видимому не зря.

Этот период жизни для нее стал знаковым, так как на учебе познакомилась со своим будущим мужем. Василий Игнатьевич Туровец – уроженец деревни Лясковичи (Петриковский район) – днем работал плотником на стройке (трест «Мозырьсельстрой»), а вечерами учился. Попутно с учебой Лидия испытывала свои силы в нескольких профессиях: работала официанткой в военторге, потом продавцом в киоске. И только после окончания курса средней школы ее приняли ученицей портнихи в КБО «Сузорье». Вскоре, овладев нужными навыками и операциями, она стала работать самостоятельно.

Из каждого этапа жизни Лидия Сафроновна старалась извлечь пользу и накопить опыт. Никакие трудности ее не пугали. Наоборот: понимание истины, что покорение даже самой маленькой вершины для альпиниста есть победа, становилось стимулом и для достижения новой цели. Такой целью для нее стала дальнейшая учеба. Без отрыва от производства она приняла решение о поступлении в техникум (Кинешма), где получила профессию экономиста. Работа с цифрами и рассчетами стали тем любимым делом, о котором она мечтала…

Жизнь удалась

Так говорят, если ты смог добиться всего, о чем мечтал. А нашу героиню впереди ждали новые вершины, причем более ответственные.

Высшее руководство, заметив ее организаторские способности, через некоторое время избрало ее на должность освобожденного секретаря профсоюзной организации, которая объединяла в своих рядах около полутора тысяч человек из числа работников сферы бытового обслуживания. Лидия Сафроновна вспоминает, насколько насыщенной была по тем временам работа профсоюзного лидера: строительство жилья, семейные отношения, участие в различных мероприятиях культурно-патриотической направленности, субботники, спорт, художественная самодеятельность. Была избрана депутатом областного Совета, являлась членом обкома и Мозырского горкома, председательствовала в заседаниях ряда районных комиссий. Особое внимание уделяла работе с многодетными семьями, где родители не занимались воспитанием детей. В пример всегда ставила послевоенное время и своих родителей, которые не только родили, а вырастили и достойно воспитали семерых детей.

Трудолюбие по наследству

Народная поговорка гласит: «Если отец рыбак, то и сыновья на воду смотреть будут». Но самый лучший пример – личный.

В семье Клименко всех детей было восьмеро. Одна дочь умерла во младенчестве, а три дочери и четверо сыновей выросли достойными людьми. Мама Лидии Сафроновны Варвара Петровна была награждена орденом Матери. Всем детям родители дали образование: Михаил – военный, всю жизнь прослужил на флоте, Адам окончил нархоз и более 40 лет работал экономистом, Петр и Анатолий – водители, дочери Ева (Молодечно) и Анна (Ростов-на-Дону) окончили техникумы и до ухода на заслуженный отдых работали мастерами на производствах в Мозыре: одна – на пивзаводе, а вторая – на трикотажной фабрике. Лидия стала экономистом. По стопам матери в профессиональном плане пошла и ее дочь Анна.

Лидия Сафроновна вспоминает, как старалась помочь в нужное время своим братьям и сестрам, чтобы они получили профессии, а потом реализовали свои возможности в труде. В трудную минуту они всегда подставляли друг другу плечо. Такими ценностями и традициями в их семье дорожат до сих пор. Мама по причине болезни умерла раньше, а вот отец благодаря любви и заботе детей прожил до 95 лет. Крепким получился брак Лидии Сафроновны и Василия Игнатьевича – 48 лет вместе! Жаль только, что последние пять лет мужчина борется с заболеванием. Его состояние стало одной из веских причин, чтобы супруги из города вернулись в «родное гнездо» в Малые Зимовищи.

По прежнему родительский дом не пуст. Здесь горит семейный очаг, у которого всегда можно согреться. И если родня здесь собирается по праздникам целыми семьями, то для застолья требуется несколько столов. Как в давние времена, близкие стремятся помочь во время посевной или уборочной страды. Зато выращенных овощей и картофеля на всех хватает. Святой осталась и традиция, которую здесь передают по наследству детям и внукам, – помнить об умерших предках. Пожалуй, именно в ней и заключается СМЫСЛ жизни и продолжения рода человеческого. Об этом думала Лидия Сафроновна, перебирая в альбомах фотографии, на которых запечатлены важные события и мимолетные фрагменты ее непростой жизни.

Мысли отвлекла песня Ольги Воронец, которая по чьей-то заявке в этот момент зазвучала с экрана телевизора: «Мой родимый край – место отчее//Ты и праздник мой и броня//Память общая и песня общая//У моей земли и у меня…»

– А ведь как будто про меня в этой песне, – подумала женщина и легонько смахнула со щеки невольно набежавшую слезу.

Наталья КОНОПЛИЧ.
Фото автора и из семейного архива.