Степь да бунт кругом: какие уроки должна извлечь Беларусь из кровавого кризиса в Казахстане

Почему азиатское государство, которое всегда казалось нам спокойным, богатым и по-восточному мудрым, вдруг сорвалось в почти неуправляемое пике?

А у нас на сходке газ? А у вас?

2 января в Казахстане начались протесты из-за повышения цены на сжиженный газ. Стоимость поднялась в два раза (с 0,12 до 0,24 евро за литр). К слову, даже после повышения цена у казахов оставалась самая низкая на постсоветском пространстве, не говоря уже о Западной Европе.

Для примера: в России литр сжиженного газа стоит 0,32 евро, в Беларуси – 0,42, во Франции – 0,9, а в Норвегии – 1,06 евро. Согласитесь, больше подходит для аплодисментов, чем для протестов. Тем не менее, находясь в Беларуси, за тысячи километров от Казахстана, не будем утверждать, справедлив ли был ценовой бунт. Лучше внимательно проанализируем картину произошедшего.

Поджоги, убийства, грабежи: так выглядел «мирный» протест в Казахстане. Фото из интернета.

Первые митинги прошли в Жанаозене – городе на западе страны. Почти сразу вспыхнула и Алма-Ата – бывшая столица, мегаполис с двухмиллионным населением. При этом ситуация развивалась стремительно: начались грабежи и погромы, а «революционный пожар» перекинулся в общей сложности на девять регионов Казахстана.

К экономическим требованиям резко присоединились политические: демонтаж власти, снятие неприкосновенности с первого президента Нурсултана Назарбаева. В этот момент начал особенно угадываться до боли знакомый почерк кукловодов «цветных» мятежей. А уж когда местные оппозиционеры принялись распространять ультиматумы выйти из ОДКБ, ЕАЭС, разорвать отношения с Россией – стало очевидно: методичка все та же.

Впрочем, на этом аналогии с «белорусским сценарием 2020 года» не закончились. У протеста нарисовался лидер – сбежавший из Казахстана во Францию экс-банкир Мухтар Аблязов. У себя на Родине он заочно приговорен к пожизненному заключению за финансовые хищения (на 6–7 миллиардов долларов), а также за убийство собственного бизнес-партнера Ержана Татишева. Уголовные дела против Аблязова заведены также в России и на Украине – в том числе за мошенничество и подделку документов. Прекрасное светлое лицо казахских перемен… А на деле – вор, убийца и международный преступник. Почему он до сих пор не в тюрьме? Французские власти считают обвинения против него политически мотивированными и отказываются выдавать казахской или российской Фемиде.

Узнав о погромах и насилии в нескольких регионах Казахстана, Аблязов немедленно объявил их «мирными протестами», заявил о беспрецедентной жестокости власти. И, разумеется, попросил США и европейских лидеров ввести исчерпывающие санкции против Нур-Султана. Ничего не напоминает?

Или вот еще: в челобитной президентам США и стран Евросоюза Мухтар написал, что бунт в Казахстане является следствием длительных репрессий, и «ни один тиран так не стреляет в толпу», как Токаев. Своим же сторонникам Аблязов скомандовал следующее: «Здания акиматов занимаем, площадь перед акиматом занимаем. Ставим палатки. Организовываем дружины». Акиматы, если кто не знает, это местные администрации. Действительно, совершенно «стихийный» протест.


У протеста нарисовался лидер – сбежавший из Казахстана во Францию экс-банкир Мухтар Аблязов. У себя на Родине он заочно приговорен к пожизненному заключению за финансовые хищения (на 6–7 миллиардов долларов), а также за убийство собственного бизнес-партнера Ержана Татишева.


Одновременно, как по команде (хотя почему как?), заверещали казахские и иностранные «независимые» СМИ, лидеры мнений, телеграм-каналы, включая экстремистский Стёпкин. Когда «мирные» протестующие стреляли в силовиков и случайных людей, а на площадях раздавали боевое оружие, демократическая шушера вещала о соблюдении права на демонстрации и приоритете общеевропейских ценностей. Лучше всех об этих высоких идеалах знают, пожалуй, мигранты на белорусско-польской границе, но их мнения хозяева мира не спрашивали. И вообще, это другое.

Зато Стёпа, разбухающий на польских харчах, без проблем публиковал привычный для себя контент: инструкции, как стоять в сцепках, бросать гранаты и прочие атрибуты «мирных» демонстраций. Появился канал «Каратели Казахстана» для деанона правоохранителей и расправ над их семьями. Полетели жуткие фейки – одним из самых популярных стало видео из некого учреждения с десятками трупов на столах и на полу. Якобы таким образом с протестующими расправились силовики. Лишь через несколько дней выяснилось, что это старый ролик из Кыргызстана… Ну а что, вряд ли Боррели и Байдены отличат одних азиатов от других, зато картинка ужасающая.

Подали голос и казахстанские диаспоры. Уехавшие десятки лет назад граждане вышли помахать флажками на ступеньках загранучреждений, выразить солидарность с «народом». Смысла никакого, но методичка она такая: надо значит надо. Белорусские иуды тоже ходили и махали…

Не как в Беларуси

На леденящем душу примере Казахстана стало понятно, чего избежала наша страна в 2020 году. В который раз можно восхититься мужеством и твердостью Александра Лукашенко, устойчивости госаппарата, патриотизму силовиков. Президент действовал решительно, благодаря чему не пролилась кровь.

В Казахстане же власть в первые несколько дней выглядела растерянной. Буквально сразу пошла на уступки: уже 4 января открутили обратно цену на сжиженный газ, 5 января было отправлено в отставку правительство. Однако это не только не помогло снять напряжение, а, наоборот, раздухарило толпу. Раздались призывы добивать власть, чтобы «не закончилось как в Беларуси», то есть провалом. Видимо, это самый страшный сон кукловодов…

Ситуация стала явно выходить из-под контроля и приобретать черты гражданской войны. Протестующие перешли к погромам и стрельбе из боевого оружия. Пока нет официальных данных о количестве погибших среди обычных граждан, но уже подтверждено, что жертвами этой мясорубки стали три ребенка. 5 января во время прогулки с семьей погиб от пулевого ранения 11-летний мальчик, 7 января автомобиль, в котором ехала другая семья, был расстрелян боевиками – врачи не смогли спасти 15-летнего подростка, в тот же день была застрелена четырехлетняя девочка. Страшная цена попытки госпереворота.

Наиболее тяжелое положение сложилось в Алма-Ате. Протестующие довольно быстро захватили аэропорт и пять самолетов, подожгли несколько административных зданий, включая акимат, разгромили и сожгли офисы пяти телекомпаний, а также правящей партии, добрались до арсеналов с оружием, неоднократно атаковали полицейские участки, резиденцию президента.

В самом крупном городе страны воцарились хаос и мародерство. Были разграблены десятки гипермаркетов, банков, ресторанов. Показательна история популярной в Казахстане инстаблогерки Гульназы Махметовой. С самого начала она активно поддерживала госпереворот – видимо, ей плохо жилось при «режиме». Носила еду погромщикам. А потом они просто напали на ее ювелирный магазин и унесли украшений на 2 миллиона долларов. Махметова тут же выложила в Инстаграм видео своего разграбленного салона и, внезапно прозрев, заявила, что бандиты разгромили весь город, бизнесы прогорели. В общем, не готова она оказалась к издержкам «мирной» революции.

Кстати, кукловоды казахстанских событий в какой-то мере учли свой негативный опыт в Беларуси. Так, мятежники изначально стали уничтожать уличные камеры видеонаблюдения, чтобы бандитов потом нельзя было идентифицировать. Кроме того, они решили не надеяться на автопротесты, а сами выводили из строя светофоры и блокировали дороги для создания транспортного коллапса.


Показательна история популярной в Казахстане инстаблогерки Гульназы Махметовой. С самого начала она активно поддерживала госпереворот – видимо, ей плохо жилось при «режиме». Носила еду погромщикам. А потом они просто напали на ее ювелирный магазин и унесли украшений на 2 миллиона долларов.


Зачинщики беспорядков громили скорые, которые спешили к раненым, и пожарные машины, чтобы не дать им тушить охваченные огнем здания. Беспредел достиг такого уровня, что бандиты внаглую окружали городские больницы, не разрешая врачам и пациентам пройти внутрь. Действовали по принципу: чем хуже, тем лучше. Кадры из Алма-Аты напоминали апокалипсис. Правда, белорусских «революционеров» кровавое зарево не смутило: оппопомойки разразились стенаниями по неудавшемуся мятежу в нашей стране. Сокрушались, что белорусы не поубивали друг друга в 2020 году. Потребовали, чтобы вдохновленные казахской жестью змагары выскочили на улицы Минска… Но тщетно. Дураки, может, и есть, но даже они понимают, что в Беларуси есть кому навести порядок.

Замедленная же реакция казахских властей привела к тому, что в отдельных городах озверевшие молодчики стали срывать погоны с полицейских, по украинскому сценарию ставить их на колени. Политологи связывают промедление с силовым ответом не столько со слабостью президента Касыма-Жомарта Токаева, сколько с внутренними противоречиями в Казахстане, где большую роль играют основные кланы. Обострившаяся между ними борьба и выступила одним из главных катализаторов попытки госпереворота. Как итог: правоохранительный блок первое время не понимал, на чью сторону встать.

Консолидирующим фактором послужили международная поддержка действующей власти со стороны России и Китая, а также идентификация бунтовщиков, среди которых оказались не просто местные урки, но иностранные террористы. Бородачи с опытом «работы» в Афганистане, Сирии и Ливии. Эти бандиты целенаправленно калечили и убивали полицейских, двум силовикам отрезали головы – это типичный почерк мусульманских террористических организаций, их ритуальное действие. По ночам нападали на морги, чтобы забрать тела своих «собратьев», что тоже характерно для террористических групп.


Белорусских «революционеров» кровавое казахское зарево не смутило:  оппопомойки разразились стенаниями по неудавшемуся мятежу в нашей стране.  Сокрушались, что белорусы не поубивали друг друга в 2020 году. Потребовали, чтобы вдохновленные казахской жестью змагары выскочили на улицы Минска


ОДКБ спешит на помощь

В этой ситуации 5 января президент Казахстана Токаев принял единственно возможное решение – обратился за помощью к Организации договора о коллективной безопасности. Напомню, в блок входят Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан, а сам договор (статья 4) предусматривает помощь государствам-членам в связи с угрозами суверенитету, территориальной целостности, а также возможными терактами.

В Казахстане как раз такой случай, поэтому уже на следующий день туда прибыл миротворческий контингент ОДКБ. В его составе и белорусская рота из 500 человек. Все они контрактники, военнослужащие 103-й воздушно-десантной Витебской бригады сил специальных операций. Ребята не раз участвовали в международных учениях, хорошо подготовлены для миротворческих миссий.

Важно отметить, что контингент ОДКБ в Казахстане не занимался и не занимается борьбой с террористами или подавлением протестов. Его задача – защита стратегических объектов. Например, наши парни охраняют военный аэропорт «Жетыген» близ Алма-Аты, а также арсенал артиллерийских боеприпасов в Капчагае. Справляются с честью.

Это, конечно, не дает покоя экстремистским телеграм-каналам, работающим против Беларуси. В частности, они запустили фейк об обстреле белорусской колонны миротворцев в Казахстане. Мол, есть жертвы, гибнут люди – выходите на протесты.

Разоблачил «новость» заместитель командующего сил спецопераций Вооруженных Сил Беларуси Сергей Андреев. Никакого обстрела и близко не было, все военнослужащие в добром здравии, хорошем настроении и готовности выполнить задачу.

Когда у экстремистов не получилось в «дверь», они попробовали в «окно». Подключили излюбленную, хоть и мерзкую тактику: сагитировали свою паству писать гадкие комментарии в Сети, желать смерти белорусским бойцам и вообще силам ОДКБ. Некоторых авторов уже задержали сотрудники ГУБОПиК, рано или поздно придут и за остальными.

«Бравые» киберпартизаны просят «невероятных» деанонить миротворцев, сообщать данные о них и членах их семей. В общем, расписываются в собственном бессилии. А как же хакерские суперспособности? Или спонсоры в этот раз не подкинули денег?

Впрочем, многие белорусские миротворцы даже не скрывают своих лиц – им ли бояться каких-то «кибердятлов».

© Правда Гомель

Фото ТАСС.