Как в Беларуси ищут и находят нефть? Узнали у мозырских геологов

О сегодняшней деятельности филиала «Мозырская нефтеразведочная экспедиция глубокого бурения» РУП «Научно- производственный центр по геологии» рассказывают начальник филиала МНРЭГБ Антон Ковалёв, главный инженер Сергей Змушко и главный геолог Нила Сусленко.

Свой путь в профессию

На наш субъективный взгляд, геология – не самая «раскрученная» тема для Мозырщины. Возможно, если бы нефтедобывающие вышки работали в самом районе, то ситуация была бы иной. Поэтому особенно интересно, как мозыряне становятся специалистами в этой сфере.

Антон Геннадьевич рассказывает, что пошел по стопам отца, работавшего в этой организации, хотя и признается с улыбкой, что всячески пытался от этой профессии уклониться. Сергей Сергеевич тоже не планировал посвящать себя геологии, но женитьба и новые родственники изменили это мнение. Нила Андреевна признается, что на ее выбор повлияли и обстановка (жила в Житомирской области, где работала геологоразведочная экспедиция), и знакомство с парнем-геологом, приведшее в итоге на учебу в Ивано-Франковский институт нефти и газа. Наши собеседники говорят о стечении обстоятельств, которые удачно легли на внутреннюю волну романтики, любознательности, трудолюбия.

Будет своя нефть

– Еще с советских времен принято считать, что основные места добычи нефти – это Сибирь, Поволжье, Кавказ. Что интересного с нефтяной точки зрения есть в Беларуси?

Антон Ковалёв:

– Мы ведем поиск и разведку новых месторождений, эксплуатация скважин – это профиль других организаций. В целом работой по части бурения эксплуатационных скважин в рамках государственной программы наша организация обеспечена в полном объеме, как минимум до 2025 года. В данный момент у нас в рамках госпрограммы закончена бурением и готовится к освоению скважина на Верхлесенской площади. Там мы встретили очень перспективные горизонты.

Нила Сусленко:

– На этой скважине подтвердились наши прогнозы: мы вскрыли разрез, где оказались хорошие нефтенасыщенные пласты – керн (проба твердого вещества) нефтяной, повышенные газопоказания. На сегодняшний момент мы произвели спуск эксплуатационной колонны, выделили два объекта и сейчас готовимся к испытанию выделенных объектов – надеемся получить приток нефти, перспективы очень высокие.

– Помимо работ по госпрограмме, у каждой организации есть задание зарабатывать самостоятельно. Насколько это у вас получается?

Сергей Змушко:

– В прошлом году у нас был крупный проект по сейсморазведке 3D (объемный метод для получения трехмерного изображения исследуемых площадей – прим. авт.) – эти договорные работы для РУП ПО «Белоруснефть» были успешно и в полном объеме выполнены. Сейчас идет обработка информации полученных данных по полевым сейсморазведочным работам.

По договору с ОАО «Беларуськалий» пробурили скважину с целью закачки избыточных рассолов для Петриковского горно-обогатительного комбината. По оценке специалистов, запасы калийных солей в Петриковском районе превосходят месторождения в Солигорске, поэтому можно уверенно предполагать, что сотрудничество будет продолжено.

Надо отметить, что в Беларуси только две организации занимаются бурением глубоких скважин, одна из них – Мозырская нефтеразведочная экспедиция глубокого бурения. По целому ряду работ мы – уникальное предприятие. Также есть госпрограмма развития юга Беларуси, утвержденная Президентом Республики Беларусь, поэтому планируем работы и в этом регионе, зоне отчуждения после катастрофы на ЧАЭС. Перспективы для развития здесь есть. В рамках еще одной госпрограммы проводим ежегодные сейсмические исследования 2D – всего около 80 километров. Так что работаем по программам плюс ищем работу сами.

Нила Сусленко:

– Филиал МНРЭГБ проводит детальные сейсморазведочные работы, которые позволяют нам определиться, в каком направлении двигаться, чтобы потом прийти с бурением.

Детальные сейсморазведочные работы в основном связаны с поиском нефти в Гомельской области в так называемом Припятском прогибе. Но есть перспективы – Оршанская впадина в Витебской области. Эти районы пока мало изучены, региональные сейсмические исследования идут от границ Украины до Прибалтики. Кроме этого, на текущий год у нас готовится проект на бурение на региональном профиле параметрической скважины нашей экспедицией в Оршанской впадине, чтобы определиться с перспективами по поискам нефти в этом районе.

В наших недрах всё есть!

– Ряд геологов утверждает, что в Беларуси есть вся таблица Менделеева, надо только поискать. Насколько это верно?

Нила Сусленко:

– Наш профиль – поиск и разведка именно нефтяных и газовых залежей. Но попутно, когда мы ведем бурение, а наша скважина может достигать в глубину до 6 тысяч метров, ведем изучение вскрытого разреза геофизическими методами и отбор проб пород на различные виды исследований с целью выявления других полезных ископаемых. Кроме нефти, в процессе бурения мы получаем пластовые воды. В Припятском прогибе они действительно содержат всю таблицу Менделеева, надо только оценить концентрацию. Возможно, однажды наступят времена, когда все это будем извлекать.

Как пример: Борисовская скважина № 504 – пластовые воды здесь являются сырьем для лечебного препарата «Бишофит». Другое их свойство – улучшать качество строительных материалов и, в итоге, строительных работ, а также служить удобрением. Вода из этой скважины шла даже на экспорт. Там же в советское время совместно с украинскими специалистами из Ровно действовал экспериментальный завод по извлечению йода и брома.

Так что, уделяя основное внимание поискам нефти, мы попутно изучаем весь разрез. Тем более что время объективно заставляет расширять профиль и сферу деятельности, осваивая новые направления и виды работ по оказанию услуг.

Антон Ковалёв:

– Еще год назад мы не знали, что такое сейсморазведочные работы в формате 3D, но жизнь заставила на базе своего филиала организовать сейсмическую партию в составе 270 человек вместо привычных 40–50 специалистов. За год мы освоили новый вид работы, обучив наших работников. Как показали результаты 2021 года, несмотря на все трудности и новизну, коллектив справился со всеми поставленными задачами – все данные получены, переданы заказчику и проходят обработку.

Нила Сусленко:

– Работая по программе освоения юга Беларуси, мы, можно сказать, трудоустроили всю лельчицкую молодежь, приняв почти 200 человек на работу. Сейчас задача – сохранить коллектив.

Выбираем геологию!

– Как сильно поменялась геологоразведка с советских времен? Это по-прежнему известный стереотип – толстый свитер, борода, гитара, мошкара?

Антон Ковалёв:

– Романтику полевых работ для геологов никто не отменял и никогда она не закончится – это по-прежнему обязательный важный элемент нашей деятельности. Но труд становится более технологичным: приходит новая техника, аппаратура, инструменты, появляются новые методы исследований. Так что традиционную задачу геолога – изучение недр – никто не отменял и не отменит. Работа всегда будет некабинетная.

– Какие кадры вам необходимы?

Антон Ковалёв:

– Надо признать, что привлекательность профессии геолога несколько упала, наборы в вузах сократились, все-таки в республике не так много организаций, готовых принять выпускников профильных факультетов на работу. Но хорошие геодезисты, геофизики, да и геологи всегда в цене. Геологоразведка – она везде, начиная со строительства дома. На АЭС в Островце тоже работали наши специалисты.
Мы на месте стараемся обучать начинающих работников, можно сказать, что Мозырская нефтеразведочная экспедиция глубокого бурения – кузница геологических кадров для более крупных организаций, причем не только в Беларуси. Белорусы на хорошем счету в Российской Федерации.

Сергей Змушко:

– Знаете, романтику по-прежнему не стоит сдавать в архив. Никто не встречает рассветы так часто, как человек, работающий на буровой. В нашей профессии надо все-таки для начала поработать и узнать ее изнутри – простые описания, пусть и красочные, всей прелести не передадут. И это уже не простой физический труд: профессия нешаблонная, аналитическая и творческая. В природе не бывает двух совершенно одинаковых месторождений.

Нила Сусленко:

– Необходимо отметить, что молодые ребята, которых мы трудоустроили из Лельчицкого района, обучив их для работы по сейсморазведке 3D на Валавском участке площадью 600 км2, работали у нас с таким огромным желанием, что соседние организации смотрели с удивлением и восхищением. Чтобы исследовать пойму реки, пришли со своими лодками! За один год мы освоили программу, по которой другие предприятия работают уже годами, потому что трудились с настроением и горящими глазами. Поэтому есть уверенность, что все поставленные задачи мы обязательно выполним!

Дмитрий КУЛИК.