Дмитрий Кулик: «Бог простит и невежество»

В дискуссии о строительстве храма больше всего изумил вопрос «Какое отношение Александр Невский имеет к Мозырю?!»

Мы решили исследовать этот вопрос шире. Итак, в Мозыре уже есть церкви Георгия Победоносца и Сергия Радонежского – признаем, вклад обоих в развитие Мозырщины нулевой. А также церковь Михаила Архангела – согласно обывательской логике, его отношение к Мозырю и Беларуси тоже вызывает вопросы.

Дальше – больше. Жемчужина Гродно – Кафедральный собор Святого Франциска Ксаверия, неофициально – Фарный костел. Этот Франциск Ксаверий вообще родом из Испании и занимался миссионерством в Индии и Японии. Не в Беларуси. Или Костёл Святого Роха в Минске. Сфера деятельности этого святого, родом из Франции, – Италия. Кстати, Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге назван в честь Исаакия Далматского из Константинополя – он ни одного дня не был на территории СНГ. И так далее. Главное для церкви – христианское подвижничество канонизированного человека, но не его светская хозяйственная деятельность в каком-либо регионе. Вспоминаются слова российского публициста Максима Соколова: «Мое преимущество перед вами в том, что, не являясь правоверным иудеем, я не берусь за переустройство синагоги». Поэтому, не будучи воцерковленным,
настырно лезть со светскими понятиями в мир веры и религии – это проявлять хамское невежество. Ну или невежественное хамство.

Автору этих строк эта ситуация дала определенную пищу для размышлений. Периодически возникает дискуссия о необходимости преподавания Закона Божьего в школах. Признаюсь, что у меня нет сформировавшегося мнения на этот счет, но точно уверен, что детям надо давать представление о религии и вере. Во-первых, это поможет разобраться в истории своей страны. Вспомните слова Тараса Бульбы своему сыну Андрию в последний час: «Так продать? продать веру? продать своих?». Сегодня упрек «продать веру» у многих вызовет реакцию «ачётакова?», но без фактора веры и религии невозможно понять события средних веков в любой стране, в том числе и близком нам Великом княжестве Литовском.

Во-вторых, мы порой сами не подозреваем, как сильно наше поведение и поступки связаны с верой. В советской школьной программе было стихотворение Константина Симонова «Сын артиллериста». Надо выполнить смертельно опасное задание – отправиться во вражеский тыл корректировщиком огня. Командир принимает решение: «Раз вышло на жизнь и смерть воевать, отцовский мой долг и право сыном своим рисковать…». Отец отправляет сына на смерть – вам этот сюжет ничего не напоминает? Может, потому и победили в поначалу безнадежной войне, что даже атеисты воевали с Богом в душе?

Ни в коем разе не агитирую за строительство Храма Александра Невского, но есть робкая надежда, что мы перестанем бесцеремонно вторгаться в сферы, в которых не разбираемся.