Дмитрий Кулик: «Не наша игра?»

Разговоры о футболе – одна из вечных тем, причем уже не чисто мужская.

Сегодня наиболее популярный разговор об очередном неудачном игровом цикле национальной сборной и традиционные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?». Сразу оговоримся, что считаем глупым привязывать к футболу политику и экономику: купающиеся в нефтедолларах страны Аравийского полуострова еще долго не удивят футбольный мир, зато африканские страны с массой экономических, социальных и внутриполитических проблем уже рассматриваются как кандидаты на чемпионство, а игроки из Африки – на ведущих ролях в ведущих европейских клубах.

Здесь начинается самое интересное: для уроженцев Африки и Латинской Америки футбол – это способ выбиться в люди из бедности, обеспечить свою жизнь. Не сказать, что мы здесь у себя живем очень богато, жалобы «на базаре всё так дорого» – обычное дело, но при этом, осмелимся утверждать, никто из подростков не рассматривает футбол как способ сделать карьеру и заработать деньги. О причинах можно рассуждать долго и много: это результат наличия социальных гарантий или отсутствие здоровых амбиций? Основной зарубежный рынок для наших футболистов – Россия, которую ряд местных диванных экспертов считает «кладбищем белорусских талантов». Странное дело: в Россию также приезжает много игроков из бывшей Югославии. Неманья Видич из «Спартака» перешел в «Манчестер Юнайтед», Ивица Олич из ЦСКА – в «Баварию», Бранислав Иванович из «Локомотива» – в «Челси». Есть масса примеров попроще, но тоже солидных. Наши же «таланты» все больше перемещаются в район Уральского хребта и дальше. Свежий пример – Илья Шкурин. В 2020 году перешел в московский ЦСКА, сегодня – игрок «Маккаби» из второго дивизиона израильского футбола. Создается порой впечатление, что для белорусских футболистов переезд в российские или польские (причем любого дивизиона) клубы – это предел карьерных мечтаний. Как говорится, «лучше кашки не доложь, а работой не тревожь!».

Есть и такой совет: «Если не можешь изменить проблему, измени отношение к ней». Может, тогда не стоит держаться за статус профессионального футбола, согласно которому футбольное поле – рабочее место наших футболистов? Рабочая неделя в стране – 40 часов, но разве белорусские футболисты отрабатывают такие часы на тренировках и тактических занятиях? Сомневаюсь, что при этом зарплата у них среднемесячная по стране. Не сочтите за подсчет денег в чужом кармане, но не жалко вкладывать средства туда, где есть отдача и здоровые амбиции (например, клуб юных пожарных). Но если для людей футбол существует по принципу «где-нибудь перекантоваться», то зачем это еще и поощрять?

Может, пора и в футболе посчитать экономику?