Для чего священник из Мозырского района иногда надевает тельняшку

На первый взгляд может показаться, что военная реконструкция и православная церковь – вещи несовместимые. Однако иерей Сергий Капитан личным примером доказал обратное: иногда они неразделимы и даже органично сосуществуют.

Священнослужитель не просто сотрудничает с реконструкторским клубом, а активно участвует во всех его событиях. Как ему удается сочетать несочетаемое, узнали журналисты «Гомельскай праўды».

Искал большей силы

Фамилия Капитан – не чужая в Великих Автюках. Когда-то запорожские казаки остановились в этой деревне. Из Калинковичского района и отец священника Сергия, рожденного, к слову, в городе Дебальцево Донецкой области.

– Родители практически сразу переехали в Беларусь, поэтому детский садик и школу окончил здесь, – вспоминает наш собеседник. – Затем мой папа устроился на работу в российском Когалыме и со временем перевез туда семью. Так что образование штурмана – помощника механика я получил в училище поселка Сумкино Тобольского района. Учился три года, практика была в море: ходил за полярный круг.

После – армия: учебка на Украине, в Днепродзержинске, и полтора года в Военно-воздушных силах на Дальнем Востоке. Капитан был сильным физически, благодаря чему проходил дополнительную подготовку и участвовал в соревнованиях. А еще, можно сказать, подключился к первым для себя реконструкциям:

– Участвовало в них около тысячи человек с настоящим оружием. Непередаваемые эмоции! Не все священнослужители служили в армии. А ведь чтобы понять солдата и почувствовать его жизнь, нужно хотя бы на время побывать в этой шкуре. У меня подобный опыт был.

Человек с фамилией Капитан должен ей соответствовать: был капитаном команды по футболу, побеждал в соревнованиях по карате, другим видам спорта. Но после армии серьезно задумался, кем хочет стать: –

Осознал, что не самое сильное – просто побеждать людей. Стал рассуждать, как получить еще большую силу. Ходил к кришнаитам, йогам, баптистам, занимался медитацией. Не понимал, где в их комнатках наши бабушки на коленках, которые приносят молитвы Богу? А они песни какие-то пели под гитару. Это не мое.

Каждый год будущий священник приезжал с Севера в родной Мозырь. Он вспоминает, что однажды просто зашел в местный кафедральный собор, увидел молящихся батюшек, прочувствовал благодать икон, услышал церковные песнопения. И захотел так же. К слову, родные и близкие поначалу не понимали его:

– От меня отвернулись родители. А друзья думали, что заболел. Выгоняли из дома, я спал на лестничной клетке. В 90-е еще были отголоски ушедшей эпохи. Я ведь в детстве и сам не понимал людей верующих. Позже знакомые стали просить обвенчать, покрестить их детей. Родители тоже повернулись лицом. Не знаю, почему я стал священником, по чьим молитвам. Может, найду когда-нибудь связь.

На этом перипетии в жизни Капитана не закончились. Поступить в Минскую духовную семинарию в 1992 году не получилось – знал еще мало. К тому же конкурс был три человека на место. Поэтому, продолжая работать в Когалыме, за пару лет выучил основы православия и уже оттуда по направлению и благословению епископа отправился в Америку. Сразу поступил на второй курс в семинарию в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, недалеко от Нью-Йорка. Это учебное заведение ему посоветовал один российский священник. Пятнадцать лет отец Сергий прожил за океаном: служил в местных храмах, параллельно работал. Но душа не выдержала вечной гонки местных жителей за деньгами, к тому же постоянно тянуло домой:

Вопроса возвращаться или нет не стояло – я там был чужим. Да, можно денег заработать, жить благополучно в больших домах. Приобретая все это, человек теряет свою душу. Многие наши семьи стремятся попасть в Америку и Европу – они погружаются в другую среду, теряют свою культуру и веру, забывают корни и язык, Родину. Детей-сирот отдают на воспитание нетрадиционным парам. Я это видел своими глазами, это не по-христиански. Хорошо, что у нас такое недопустимо. Главная ценность – семья, там она утрачивается. Людей, которые остались за границей, я не вправе осуждать – они сделали свой выбор. Но ведь не все исчисляется деньгами. Здесь, в Беларуси, другая жизнь: родная земля, родная вода, родной лес, друзья и знакомые. Люди приходят в храмы помолиться.

Сейчас отец Сергий служит в церкви иконы Богородицы «Нечаянная Радость» в деревне Куритичи, в церкви Святой Троицы в Бобуничах и Сметаничах. По выходным молится в кафедральном соборе Мозыря. А после службы и в перерывах между делами священнослужитель становится настоящим военным капитаном.

Образ собирательный

С военно-историческим клубом «Калинковичско-Мозырский поиск» отец Сергий сотрудничает с 2015 года:

– Для меня это очень важно. Когда узнал, что у нас есть такой клуб и в нем занимаются мои земляки, тоже заинтересовался. Постепенно втянулся. Мы устраиваем свои реконструкции и участвуем в тех, которые организуют коллеги. Они проходят в Гомельской области, Бресте, Марьиной Горке, на Линии Сталина. С 2015 года началась моя особая миссия, служение в новом направлении.

Образ Капитана в военных реконструкциях собирательный: фамилия помогла заполучить капитанские погоны, служба в Военно-воздушных силах – голубые погоны, опыт моряка обязывает надеть под форму тельняшку как неотъемлемую ее часть. Медали и значки личные, но за вклад в движение можно заслужить знаки, схожие с наградами времен Великой Отечественной войны:

– Мы все стараемся повторить образ советского воина. Форму заказываем и шьем идентичную одежде солдат 1941–1945 годов, тут полное соответствие. Участники тоже должны совершенствоваться и выглядеть достойно. Все, над чем работаем, делается на профессиональном уровне.

К участию привлекают детей из творческого центра Мозыря, школ. Подключились и ребята из прихода отца Сергия. Параллельно с восстановлением исторических событий священнослужитель рассказывает участникам о православии и значимости победы в Великой Отечественной:

– Война ведь была захватническая, немецкая армия хотела не просто оккупировать наши территории, но и навязать свою веру. Рассказываю и про другие войны, победить в которых помогло православие. Об отцах и дедах наших, которые носили крестики и иконочки под формой. Особенно важна в этом смысле икона Казанской Божией Матери, которая реально помогла одержать множество побед. После этого телом и духом дети ощущают связь с предками и осознанно участвуют в реконструкциях. Не просто побегали, покричали и постреляли. А со знанием предыстории. Так мы сохраняем историческую память. Ведь если нет памяти о прошлом, то у нас нет и будущего.

Реконструкции проводят примерно раз в два месяца. Обычно по субботам, когда проходит утренняя служба:

– Сразу после службы бегу к ребятам. Реконструкторы знают, что я священнослужитель, поэтому относятся с пониманием. Первое время, например, заставляли побриться. Всегда смиренно и кротко к этому относился. Как только узнали, кто я, – отношение поменялось. В следующий раз пересекаемся – уже по-другому, с уважением встречают. Нередко делятся проблемами и просят помочь в семейных вопросах.

В большие православные праздники перед реконструкцией отец Сергий проводит молебен, освящает продукты. Потом переодевается в военную форму – и в бой. Шутит, что за день может поменять образ два-три раза. Однако никаких противоречий в этом батюшка не видит:

– Преподобный Сергий Радонежский благословил монахов Пересвета и Ослябя перед Куликовской битвой. Благоверный князь Александр Невский твердо верил, что «Не в силе Бог, а в правде», и так одержал много побед. Сегодня без молитвы не живет ни одна воинская часть. Мы совершаем молебны, освящаем и передаем хоругви пограничникам и милиционерам. Они посещают храмы, молятся, укрепляются в вере. Поэтому мы, православные священники, должны принимать участие во всех делах.

Помимо этого, отец Сергий выступает в роли военрука: проводит тематические встречи с детьми из садов и школ: берет с собой форму, ездит по деревням и рассказывает о важности отстаивать интересы своей Родины. Именно работа с детьми, уверен священнослужитель, поможет сохранить будущее нашей страны и православной веры.

Славянское братство

О своих приходах отец Сергий Капитан может много и долго говорить. Конечно, все же больше в церкви встречает женщин старшего возраста – они ближе к Богу, уверен священник, ведь вынашивали ребенка под сердцем и эта духовная связь осталась. Женщины молятся за детей, внуков, мужей и правнуков. Молодежь не в церкви – она в ТикТоке:

– У меня и у самого есть соцсети, но исключительно по делу – для общения. Практически не пользуюсь ими. Как пытаюсь рассказать о вреде интернета и смартфонов подросткам? Очень просто. Предлагаю взять листок и разделить его на две колонки, вписать плюсы и минусы. Негатива гораздо больше: плохое зрение, зависимость, потеря времени, головные боли, недосып. Дольше проживем, если в лес будем ходить, общаться с природой, молиться в церкви. Вот пусть и выбирают.

Вообще у батюшки есть своя методика работы с детьми: ничего не навязывать, искать альтернативу. Хотят отмечать Хэллоуин? Назовем праздник Днем тыквы, нарядимся в национальные костюмы и будем танцевать под народные песни. Хотят отправлять валентинки? Пусть признаются в любви родным в день благоверных Петра и Февронии Муромских. Дети, к слову, легко соглашаются на такой компромисс и, сами того не замечая, растут в традициях своей страны:

– У нас симфония – церковь и государство вместе, одни цели. Почему произошла неприятная ситуация на Украине? Случился раскол церкви – после раскол государства, это цепочка событий. Народ славянский, братский нам, но их спонсируют и провоцируют Америка и НАТО – это они хотят воевать. Достаточно вспомнить печальный опыт Ирана, Ирака, Сербии, Афганистана… Если бы с 2014 года Америка не вмешивалась в дела Украины, никакого бы конфликта не было. Я жил в Америке и видел, как деньги для некоторых становились дороже Родины. Как рождались фейки. Немногие обращали внимание, что на долларе написано In God we trust. На самом деле, какой Бог? Получается, высшая сила для них – это деньги. А это порождает жадность, начинаются войны. Но я уверен, что славянские братские народы рано или поздно будут вместе. Потому что у нас все переплетено. На своей земле в православных церквях мы молимся за украинских братьев и верим, что мир и согласие наступят. Даже если есть какие-то разногласия и раны, они сгладятся, потому что мы славяне.

Священнослужитель не сомневается, что наше спасение в молитве:

– Если бы все бабушки, мамы заполнили храмы молитвой, таких событий не было бы. Если бы все православные встали на колени и обратились к Господу – то примирились бы. К большому сожалению, не всегда церкви полные. Но мы будем молиться, чтобы Бог примирил людей, чтобы они поняли: нам делить нечего, мы – славянское братство.