Из Херсонской области — в Калинковичи. Надежда Ряжка начала жизнь с начала, взяв с собой самое дорогое — двоих детей и маму

Никогда не поздно начать жизнь сначала. Тем более, когда на кону сама жизнь и выбирать не приходится. Наде Ряжка 26 лет, всю жизнь прожила в поселке Первомаевка Херсонской области. Но в октябре ей пришлось оставить свой дом, сначала уехала в Крым, а оттуда в Калинковичи. С собой она взяла самое дорогое –­ детей и маму.

– Я и представить не могла, что все так обернется. Но в феврале жизнь разделилась на до и после, – говорит Надя. – В нашу деревню прилетов не было.  Но вокруг гремело сильно. С чьей стороны летели снаряды — не знаю. Мы только слышали, как бомбят. Было страшно и за себя, и за детей. Каждый день в ожидании. Поэтому кровати от окон отодвинули, каждую ночь окна завешивали покрывалами, чтобы вдруг чего не пострадать от осколков. В особенно шумные дни сидели в погребе. В такой обстановке прожили более полугода. Понимали, что дальше будет еще хуже, и нужно что-то предпринимать. Я не хотела, чтобы дети видели разрушения и смерть, и решила, что надо уезжать.

Почему так долго оттягивался отъезд? Мама Нади серьезно заболела и некогда активная хозяйственная женщина оказалась прикована к постели.  Надя взяла на себя уход за ней и всю бытовую работу. С супругом девушка разошлась за неделю до родов второго ребенка. И за это время уже привыкла надеется только на себя.

— В наших больницах ей не могли помочь, а везти в другие города было и страшно, и очень дорого. Понадобилось время, чтобы и сумму собрать, и найти человека, который согласится вывезти лежачего человека. Поэтому только в октябре мы смогли выехать. Отправились в Крым, к моей сестре. Уезжали практически налегке, сколько могли в руках унести.

У сестры Надя с детьми прожили две недели. Первые впечатления — тишина и радость.

– Нас теснилось 10 человек в двухкомнатной квартире. Понятно, что жить так постоянно невозможно было. У меня появилась мысль вернуться домой. Но первой против выступила дочка. Ей очень страшно было ехать туда. Она часто кричала ночью, когда были слышны взрывы, только сейчас немного успокоилась. А вскоре я узнала, что и ехать некуда – всю нашу деревню эвакуировали. Тогда-то я и получила приглашение от моей калинковичской подруги Маши – переехать в Беларусь. Я была здесь один раз, еще до всех этих событий, поэтому представление имела о городе.

И снова спешные сборы и долгая дорога. Мама Нади осталась в Крыму. У нее обнаружили рак 4-й стадии. Но говорить об этом Надежде очень сложно, начинает плакать. Из ее рассказа понятно, что с мамой они очень близки. А вот удастся ли им увидится снова, неизвестно. Связь держат по телефону.

– Мама только рада тому, что мы в безопасности.

Четырехлетняя Вероника и трехлетний Тимур достойно выдержали путь в полтора суток на поездах с пересадками до Калинковичей.

– Русско-белорусскую границу прошли легко, когда узнали кто мы и откуда едем, – рассказывает Надя.

Сложно представить, как у нее тяжело на душе сейчас, вдали от дома. Ведь приходится начинать все заново.

– Главное, что со мной мои дети и мы в мирной стране. Остальное буду решать постепенно.

Надежде выделили комнату в общежитии аграрного колледжа. В небольшой комнате есть кровать, шкаф и телевизор.  Им очень не хватает холодильника и стиральной машинки, даже самой простой.

– Мы очень благодарны всем, кто оказал нам помощь. Папа моей подружки очень много для нас сделал. Приходили и волонтеры с разных предприятий и организаций. Еще раз всем огромное спасибо, не ожидали такого.

С работой Надя признается, пока, сложно. Она подала на допзащиту, но нужно немного подождать. По образованию Надя бухгалтер. Правда, брать по специальности на работу без подтверждающих образование документов никто не имеет права. Ждать ответа на запрос из своей страны не имеет смысла.

– Пока устроилась на сортировку яблок, – рассказывает Надя. –  А дальше будет видно. Конечно, хочется устроится на постоянную работу, даже просто рабочей. Но, главное, дети устроены, пошли в сад. Медкомиссию прошли быстро и без проблем. Старшая дочка в Украине уже ходила в садик, и тут тоже мечтала с детьми поиграть, поэтому буквально со второго дня начала оставаться на весь день, а вот Тимур пока только адаптируется.

Как сложится жизнь дальше, украинская семья пока не загадывает. В идеале они хотели бы вернуться. Там осталась их недвижимость, вещи. Там их дом.

– Остается много вопросов: а будет ли куда возвращаться, как все закончится, чья будет территория, в каком состоянии будет поселок. В Первомаевке остались некоторые пожилые, некуда им ехать, через них связь и держим с домом. Говорят, уже ракеты прилетали. Российский пост, который был за деревней, разбомбили. Остается лишь следить за развитием событий. Прогнозировать что-то сложно, поэтому живем сегодняшним днем.

Светлана ПЕТРЕНКО.

P.S. Если вы хотите оказать помощь Надежде и ее детям, свяжитесь с автором публикации по тел 3-82-85.