«Мы там чужие…» Мозыряне рассказывают о своем опыте проживания и работы за границей

3578

Наши собеседники, прожившие некоторое время за рубежом, поделились своими историями. Может, кому-то эта информация и взгляд на жизнь (а не на отдых) по ту сторону границы окажется полезной.

Своими не станем

Оксана, 32 года: «Мы переехали с семьей в Германию, потому что друг моего мужа предложил ему там хорошую работу. Немцы гордятся тем, что у них везде порядок, высокое качество продукции и нет подделок. Но контроль на работе тотальный – такое ощущение, что везде за тобой следят. Мы не уклонялись от работы, но это реально напрягало. И про наши вольности вроде «отпроситься по делам на часок» лучше сразу забыть. Как и бесполезно качать права про «надо относиться по-людски».

У большинства местных расстояние от дома до работы может составлять в одну сторону 120–150 километров – поблизости работа не всегда есть. Это тяжело. Немецкий порядок восхищает, но и угнетает, особенно, когда начинаешь понимать, как он достигается. Педантичность и любовь к порядку у них прививают с детства. Правда, особым образом. Если в школе кто-то набедокурит, то дети на перемене наперегонки бегут к директору докладывать о случившемся. Им за это дают баллы, которые в конце учебного года суммируются, и ученик получает награды и бонусы. Похоже, они не знают нашего слова «ябеда».

Так и во взрослой жизни. Если они увидели ваш промах, то вам не делают замечание, а сообщают в органы, и за это им снижают коммунальные платежи. Однажды мы выбросили неотсортированный мусор, а наблюдавшая за нами бабулька сфотографировала номер нашей машины и донесла на нас. Нам пришел штраф на 500 евро.

Встают местные очень рано: около 5.00, а в 20.00 никого на улице нет. Все легли спать – завтра на работу за тридевять земель. На уличных площадках очень мало молодежи. Скучно. Наверняка приезжие белорусы отметят, как плохо работают продуктовые магазины – только до 18.00, в праздники и в выходные они закрыты. Одеться в Германии проблема – мало модной одежды. А брендовые вещи, несмотря на высокую цену, часто сделаны из синтетики.

Также присутствовал языковой барьер, их менталитет непонятен нашему белорусскому народу. У немцев очень узкий круг общения. Только с родителями и близкими членами семьи – наверно, потому что не донесут, если что неполиткорректное скажешь. Чтобы попасть в гости к друзьям или знакомым, нужно договариваться за несколько недель вперед. Легкость на подъем наподобие «Даю пять минут на сбор, выходи, я жду тебя внизу…» им несвойственна – все планируется заранее. Это напрягает.

Еще у них много инвалидов, хотя немцы нигде не воюют. Нам объяснили, что, пытаясь сохранить арийскую расу, они вступают в брак с близкими родственниками.

Сейчас в Германии ощутимый кризис, и для самих немцев нет работы. Стала очень дорогая жизнь. Чтобы снять комнату, нужно заплатить 1500 евро наличными, дом – 3700 евро. Все, что мы зарабатывали, уходило на проживание. Отложить про запас было тяжело.

Многие едут за границу в поисках лучшей жизни. Однако лучшая жизнь у местных начинается только на пенсии. Только тогда они могут позволить себе путешествия и знаменитые круассаны с кофе с утра в кафе. А до этого все время занимает работа. А еще мне не хватало там настоящего сливочного и подсолнечного масла – там спред и рапсовое. И вообще, мы там чужие».

На американских горках

Надежда, 40 лет: «Я вышла замуж за американца и прожила в США 15 лет. Там родилась моя дочка. Уже почти год, как я вернулась на Родину. Здесь мои родители, здесь мой ребенок получает хорошее медицинское обслуживание – она у меня с особенностями развития. Когда мы еще жили в Америке, я прилетала сюда, чтобы посетить стоматолога и дочь оздоровить. Здесь можно достаточно быстро попасть к любому доктору, а там очередь нужно было ждать месяцами. Да и для детей с особенностями у нас условия в плане врачебной помощи лучше. Мне нравится, что здесь чувствую себя в безопасности и спокойно хожу вечером по улицам.

В Америке есть кварталы, куда даже полицейские поодиночке не заходят. Бывают случаи похищения людей. Также моему мировоззрению непонятно отношение американок к своему внешнему виду. Они могут пойти в магазин в пижаме, только проснувшись, без макияжа и прически. И только скажи что в их сторону, сразу же в суд подать могут. Или, если, например, нет одежды нужных мерок в магазине (а у них много женщин с фигурами под наши 56–60 размеры), то тоже могут составить судебный иск на салон. В Штатах считается нормальным работать на нескольких работах. И отпуск у них всего 12 дней. Очень много бездомных. Но если у них американское гражданство, то законом они защищены лучше, чем работающие мигранты. Ты там никому не нужен. Нет задушевных разговоров и теплого общения. Каждый сам за себя. Так что о своем выборе вернуться на Родину не жалею».

Счастье – путь домой

Мирон, 45 лет: «Шестнадцать лет своей жизни я волею судьбы провел в Штатах. Поначалу был сильный языковой барьер. На работе у нас была «сборная солянка»: вместе со мной трудились и китайцы, и вьетнамцы, и французы. Работать приходилось по 12 часов в день с одним выходным в воскресенье. Чтобы заработать себе на жизнь, и паркет клал, и на автосервисе машины ремонтировал, а потом, выучив разговорный язык, устроился в нефтяную компанию – здесь пригодился мой российский диплом (его признали). Стало полегче.

Зарплата по сравнению с нашей страной выглядит высокой, но это если не знать о последующих обязательных платежах. Ежемесячно нужно было оплатить медицинскую страховку, страховку за машину, купить бензин и погасить очень дорогую аренду за жилье – а это кругленькая сумма. Так что на «пошиковать» оставалось не так и много. Когда идешь мимо их домов, то замечаешь, что нигде нет лавочек, а это значит, что по-соседски не посидишь, не поболтаешь, как любят наши пенсионеры. И мне понятно, почему многие из них сидят на антидепрессантах и лечатся у психотерапевтов. Еще мне не нравилось, что американцы сами не готовят – ходят по ресторанам. Домашних консерваций они не делают. Им проще купить замороженные продукты и сделать быстрый ужин.

Чего-то наподобие наших дач там нет, так как американцы не любят работать на земле, считая это пустой тратой времени. Я сам вырос в деревне, и мне сложно было с этим свыкнуться. К тому же люблю домашнюю стряпню. И вообще еда у них – это отдельный широко развитый бизнес. Там много людей, страдающих ожирением. Грязную работу обычно выполняют мигранты, сами американцы предпочитают трудиться в офисе и, как следствие, мало двигаются, зато любят пиццы и бургеры. Поначалу они набирают вес на таком питании, потом у них начинаются болезни с сердцем и, как результат, много денег уходит на врачей, которые в США, ох какие дорогие! Еще у них популярны фермерские хозяйства, и на рынках всегда много овощей и фруктов, но эти продукты фирменного производства не ел даже червяк.

После достижения ребенком совершеннолетия, он становится полностью самостоятельным. И это неудивительно. Здесь отпуск по уходу за ребенком составляет всего один месяц, после чего, переведя малыша на искусственное кормление, мать выходит на работу – материнская привязанность не успевает сформироваться. Кстати, у них нет такого понятия, как «детские дома», отказников сразу отдают в приемные семьи, в том числе и нетрадиционные.

В Америке большой оборот наркотиков, и не во всех штатах предусмотрена за это уголовная ответственность. Свободно «ходит» оружие. Последствия подобной «вседозволенности» мы частенько наблюдаем с экрана. Считаю, что самое главное для любого человека – это место, где он родился. Даже в самых красивых местах отдыха я не чувствовал себя комфорт­но: скучал по своей семье, родным, друзьям, по прогулкам в лес за грибами и ягодами, по нашим рекам.

Так что 16 лет моей жизни считаю потерянными. На родной земле сделал бы намного больше. Самое важное для меня открытие: они тебя никогда не примут за «своего». К нам относились как к агентам спецслужб, не доверяли. И даже если бы я всю жизнь там прожил, я бы «ихним» не стал».

…«Ваше благородие, госпожа чужбина. Жарко обнимала ты, да только не любила…» В заключение хочется отметить, что это разные повести разных людей. Но у всех красной нитью – убеждение в том, что «мы там чужие». Может, действительно, своя рубаха ближе к телу и свой своему поневоле брат? А дома, как известно, и стены помогают.

Людмила ЛИПНИЦКАЯ, внештатный автор.


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: