Путешествие в белорусское Полесье: героические Савичи

Если бы мы совершили поездку в эти места через пару тысяч лет, то наверняка решили бы, что здесь существовала какая-то древняя цивилизация. И долго бы гадали, с какой целью её жители врыли в землю мощные бетонные сооружения на протяжённости 128 километров. Но нет, этого никогда не случится благодаря работе, которую проводит Калинковичско-Мозырский военно-исторический клуб «Поиск». Его участники сделали всё, чтобы события 77-летней давности не растворились в песке времени и через столетия. Здесь в полесских болотах до сих пор, как вмурованные в землю колоссы, стоят ДОТы (долговременные огневые точки) Мозырского укрепрайона № 65, остановившего продвижение нескольких немецких дивизий в 1941 гэду. И эта часть «линии Сталина», о которой мало кто знает.

В штыковую на пулемётчика

Три часа, проведённых в дороге из Гомеля, переносят нас не просто в другое место, но и время. В лесу в нескольких километрах от деревни Савичи Калинковичского района резкими окриками нас встречают солдаты вермахта.

Они приближаются на мотоцикле. В коляске, высокомерно задрав голову, сидит офицер.

Гитлеровцы останавливаются и начинают фотографироваться с красным флагом.

 

На их лицах улыбки от осознания превосходства над советскими солдатами. Но тут из-за зарослей раздаются выстрелы и появляются фигуры красноармейцев.

Слышится треск пулемёта из казалось бы навсегда затихшего ДОТа. Опомнившись, фашисты бросают в укрепление несколько гранат.
Ударившись в толстую стену, они отскакивают и громко рвутся.

Подкошенные пулями враги один за другим падают на землю, а офицер, подняв руки, сдаётся в плен.

Похожий на эту реконструкцию бой, организованный участниками Калинковичско-Мозырского военно-исторического клуба «Поиск», мог происходить на Полесье летом 1941 года.

Это подтверждает и вызвавшийся нас сопровождать руководитель клубного объединения Евгений Сергиенко:

– В воспоминаниях офицера Красной Армии Вениамина Куделина мы нашли опизод, в котором он рассказывает, как пограничник Константин Ёлкин, будучи смертельно раненым, подполз к немецкому пулемётчику и заколол его штыком. Это произошло у деревни Коржевка Петриковского района недалеко от здешних мест. Однако многие историки утверждают, что МУР № 65 (Мозырский укреплённый район № 65), являвшийся продолжением «линии Сталина», не внёс существенного вклада в борьбу с врагом.

Действительно, в 1939-1940 годах вооружение и оборудование огневых точек МУРа из-за переноса государственной границы СССР было демонтировано и вывезено.

– Но давайте проанализируем ситуацию 41-го года, – предлагает Евгений Сергиенко. – Фашисты двигались к Москве, имея опыт боёв под Гродно и в Брестской крепости. К тому же гитлеровцы не знали, что Мозырский укрепрайон практически разукомплектован и его начали вооружать только в последний момент перед подходом врага. Поэтому оставили на Полесье несколько немецких дивизий, в том числе 45-ю пехотную из Австрии, принимавшую участие в осаде Брестской крепости. Им противостояли 75-я стрелковая дивизия Красной Армии, 18-й Житковичский погранотряд войск НКВД, моряки Пинской военной флотилии, ополченцы. Так что силы здесь скопились немалые.

Бронепоезд против вермахта

Дальше роль гида по героическому прошлому берёт на себя участник клуба «Поиск», учитель истории СШ № 16 Мозыря Владимир Гимбут:

– По плану обороны бойцы укрепрайона должны были прикрывать в случае нападения Гомель и Калинковичи – важные железнодорожные узлы, через которые поддерживалось сообщение с южными районами СССР. И то, что солдаты Красной Армии затрудняли действия фашистов в болотах Полесья – это факт.

— В Калинковичском районе курсировали два бронепоезда, бойцы которого вместе с солдатами 18-го Житковичского погранотряда 1 августа 1941 года встретились с 512-м пехотным полком вермахта. Результат для гитлеровского командования был ошеломляющим. Пограничники наголову разгромили элитную вражескую часть. На поле боя противник оставил до 900 трупов, большое количество оружия и техники, у немцев были захвачены все штабные документы, а командир полка сгорел в подожжённом доме.

Кроме того, два полка 75-й стрелковой дивизии при поддержке бронекатеров Пинской флотилии освободили Петриков. Фашисты рискнули подойти к этому городу и заняли его только в начале сентября 1941 года. Всего же из 440 пограничников Красной Армии погибло 40. Но при этом они уничтожили за время боёв 1300 немцев.

Цифры говорят сами за себя. И хотя история, как известно, не терпит сослагательного наклонения, Владимир Гимбут предлагает представить ситуацию, в которой Мозырского укрепрайона не было бы на пути вражеских войск:

– Скорее всего, фашисты взяли бы Гомель не 22-23 августа, а в середине июля, а может, и раньше. Наверняка немецкие дивизии, которые остались в полесских болотах, были бы задействованы и дальше. И ото, возможно, повлияло бы на ход событий в битве под Москвой не в пользу Красной Армии. Хочу также подчеркнуть, что никакого повального бегства из Мозырского укрепрайона в 1941 году не было. Чтобы не попасть в окружение, по приказу командования Красной Армии многие ДОТы были заминированы и взорваны, а солдаты организованно отступили.

Негнущийся хребет обороны

Спуститься в сооружение укрепрайона мне предлагает руководитель военно-исторического клуба «Бетонный меридиан Полесья» Николай Грушко.

Сквозь расколы толстого панциря ДОТа проступает, как корневище, стальная арматура конструкции.

Просачивающиеся в бойницы лучи тускло освещают помещение, где могли обороняться солдаты Красной Армии.

Кажется, что у прислонённой к стене винтовки дуло ещё не остыло от недавнего выстрела.

– Всем известен подвиг солдат Брестской крепости, а героическая борьба на Полесье в начале войны десятилетиями была скрыта от широкой общественности. Такое впечатление, что события 77-летней давности будто нарочно укутал туман наших болот, – начинает с образного сравнения Николай Грушко.

– Красная Армия оставила Белорусскую ССР, пал Смоленск, а на Полесье продолжали стойко драться разбитые регулярные части нашей армии. И негнущимся хребтом этой обороны был Мозырский укрепрайон.

И именно здесь, на мой взгляд, начала коваться Победа 1945 года, – наш временный экскурсовод проводит пальцами по поросшему мхом бетону и поясняет. – Это крайний ДОТ фланговой обороны. Он удобен для осмотра, так как расположен рядом с трассой на деревню Савичи.

Если захотите приехать на экскурсию, то вдоль Припяти можно обойти 50 подобных оборонительных сооружений. Всего же на территории Полесья их 160.

Партизаны использовали этими долговременными огневыми точками во время боевых действий в наших болотах.

При желании можно посетить в здешних местах и так называемые «мины» – оборонительные подземелья Великой Отечественной войны со сводчатыми каменными галереями. Земля будет помнить…

Ещё одним местом, которое напоминает о героической борьбе с фашистами в деревне Савичи, стала братская могила, где похоронено 416 советских солдат и партизан.

Читая на плитах фамилии погибших бойцов из почти всех бывших республик Советского Союза, руководитель музея «Спадчына» Савичского центра культуры и досуга Виктор Гормаш вспоминает недавний случай:

– Участник исторического клуба «Поиск» Андрей Емельяненко нашёл в лесу раскоп чёрных копателей с останками советских солдат. Решив до перезахоронения присыпать их землёй, он почувствовал под ладонью твёрдую пластинку. В очищенном от песка предмете проступили контуры ордена Александра Невского. От поисковиков из России мы узнали, что награда принадлежала командиру роты миномётчиков лейтенанту Ивану Викторенко. Нашёлся и родственник павшего в боях офицера. Им оказался Герой Советского Союза лётчик-космонавт Александр Викторенко. В скором времени собираемся с ним встретиться, чтобы передать значимую находку.

Конечной точкой нашего путешествия стал мемориальный комплекс узникам Озаричского лагеря смерти, где в марте 1944 года за неделю от сыпного тифа и других болезней погибло не менее 20 тысяч советских граждан.

Всего же на болотистой земле фашисты удерживали за колючей проволокой 50 тысяч женщин, стариков и детей.

О них напоминают скорбные силуэты, высеченные на трёх стелах, и реконструированные вышки, с которых в случае неповиновения гитлеровцы расстреливали узников. Теперь на месте массовой гибели людей проступают редкие чахлые деревца, под которыми разросся влажный, будто покрытый слезами, мох.

И если людская память забудет, что здесь произошло, земля будет помнить вечно. И ещё не раз омоет это место слезами дождя и каплями росы.
Дмитрий Чернявский, Гомельские ведомости

Читать полностью: https://newsgomel.by/news/society/puteshestvie-v-belorusskoe-polese-geroicheskie-savichi.html

При любом использовании материалов активная гиперссылка на newsgomel.by обязательна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *