Юлия Прашкович: «Это страшное слово «возраст»…» или Куда подевались люди старше 50 лет?

«Вы тоже заметили, что современная массовая культура куда-то запрятала людей старше 50 лет?»

В социальных сетях нам предлагают учиться стилю 20-летние девочки, которые все свои знания о моде черпают из глянцевых журналов. Там же атакуют молодые косметологи, которые обещают избавить от морщин за месяц регулярного ухода, при этом не имея проблем с кожей – какие могут быть проблемы в 20 с небольшим? Фитнес тренера – не старше 30. Инструкторы по йоге, мастера маникюра, парикмахеры, гуру психоанализа – милые и привлекательные девочки или юноши. Их клиенты, которые затем с удовольствием демонстрируют общественности результат совместных усилий, также молоды и свежи. Спорить не стоит: сегодня мир на постсоветском пространстве вращается вокруг молодых. И это печально.

Не так давно в глаза бросилась любопытная подборка. В одном из сообществ социальной сети отобрали фото сорокалетних актрис. «Посмотрите, что с ними стало!» – подпись к фото обескуражило. Что же такого страшного могло произойти с женщиной 40 лет в сравнении с ею 20-летней? Да, она стала выглядеть по-другому: кто-то поправился, кто-то сменил цвет волос, практически все обзавелись морщинами в уголках глаз. Что страшного-то? Все они полны сил, обаяния, ухоженные, здоровые, красивые. Но подтекст подобных постов пугает: люди старше 50 лет некрасивы, невостребованны, неинтересны…

Среднестатистическая белорусская женщина старше 40 лет больше всего в своей жизни боится старости. У нее нет времени для того, чтобы заниматься саморазвитием, жить интересной насыщенной жизнью. Все ее усилия направлены на непрекращающуюся борьбу с возрастными изменениями. В таких условиях наши женщины оказываются потому, что сами поддаются всякого рода манипуляциям общества: если ты немолода, забудь, пожалуйста, о счастливом браке, о рождении детей, о новой работе, об интересном деле. Не смогла сделать карьеру до 40? Нечего мечтать об этом сейчас! Несчастлива в семье в этом возрасте? Нужно было об этом думать раньше! Мечтаешь о ребенке? Забудь! Тебе же уже далеко не 20!

Сколько раз слышала о том, как наши дамы отказываются от предложения, скажем, о велопрогулке потому, что «возраст уже не тот». Или отказывают настойчивым кавалерам в свидании, боясь увидеть насмешку в глазах детей. Есть и те, кто вполне искренне уверен в том, что 50 лет – это практически конец жизни и в таком «почтенном» возрасте что-то, кроме дачи, человека интересовать не должно. В этом возрасте у нас принято все свои денежные сбережения отдавать детям, на худой конец, покупать мебель в обновленную ремонтом спальню. А вот если человек старшего возраста решает посмотреть мир, тратит все заработанное на путешествия, его только ленивый не обвинит в расточительстве, в глупых тратах и в абсолютном «неумении думать о старости».

«…У нас внезапно исчезло целое поколение. Мы делаем вид, что ничего не случилось. Пропадают женщины. Пропадают женщины после пятидесяти. Они исчезли с экранов, они не ходят в кино, они не появляются в театрах. Они не ездят за границу. Они не плавают в море. Где они? Их держат в больницах, в продовольственных лавках и на базарах, и в квартирах.

Они беззащитны. Они не выходят из дому. Они исчезли. Они не нужны. Как инвалиды. Всю карьеру, всю рекламу мы строим на юных женских телах и на этом мы потеряли миллионы светлых седых голов. Почему?! Как девицам не страшно? Это же их будущее прячется от глаз прохожих. Много выпало на долю этих женщин… И сейчас их снова затолкали глянцевые попки, фарфоровые ляжки, цветные стеклянные глаза…» – эти слова приписывают Михаилу Жванецкому. Как всегда, метко и своевременно писатель-сатирик говорит о самом важном, обращает внимание на те моменты, которые мы не имеем права игнорировать.
Наверное, отношению к жизни в возрасте 50+ стоит поучиться у европейцев. Например, во Франции люди гораздо спокойней относятся к возрасту и морщинам. Француженки считают, что в определенном возрасте отсутствие морщин у женщины – признак наличия психических проблем, а не повод для зависти.

Лариса Кисель, белоруска-предприниматель, которая живет и работает на две страны, записала интересное наблюдение: «У меня в доме (во Франции) есть 90-летние леди, которые, спускаясь вниз забрать почту, одеты, накрашены и надушены как на прием к президенту. Даже если это их единственный, в силу пошатнувшегося здоровья, выход за день. Наша женщина в 50+ уже ест все подряд, потому что «сколько уже там осталось». Редко занимается спортом, потому что «а кому уже это надо». Очень умна и интересна, но это ей самой уже не надо. Начинает говорить о старости. Француженка впервые упомянет это слово в свои законные 87. Когда, покупая багет в булочной, вдруг обнаружит, что забыла дома кошелек. «Кажется, я старею, мадемуазель?»

Безусловно, нам, белорусам, стоит пересмотреть свое отношение к возрасту. И начать стоит, прежде всего, со своего собственного восприятия, с интереса к себе, который с годами ни в коем случае не должен пропадать.