Мужества немеркнущая слава. Мозыряне, которые ценой своей жизни и здоровья отвоевывали родную землю

Память о военном лихолетье не должна стереться, годы страданий нашего народа не должны кануть в небытие, потому что в противном случае будет предана память наших предков и не возданы почести выжившим.

В год 75-летия Великой Победы над немецко-фашистскими захватчиками мы будем вспоминать имена партизан и подпольщиков, участников Сталинградской битвы и битвы за Берлин – мозырян, кто ценой своей жизни и здоровья отвоевывал родную землю и завоевывал мир. Благодаря героизму павших и выживших мы живем в прекрасной стране, замечательном городе и строим мирное будущее для себя и своих детей.

Народный  мститель

Потапов Михаил Захарович – бывший командир партизанского отряда № 2 бригады «Александра Невского».

Родился Михаил Захарович в 1912 году в деревне Большие Зимовищи Слободского сельсовета в крестьянской семье. Живя в родительском доме до семнадцати лет, Михаил в 1929 году поступил на работу на фабрику «Красный Октябрь» рабочим, потом перешел на работу в порт Пхов. В 1932 г. добровольно поступил на службу в Красную Армию, а через пять лет, в 1937-м, служа в войсках в качестве сверхсрочника, поступил учиться в минское военное училище и проучился до 1939 года. По окончании военного училища служил за Белостоком в 16-м корпусном артполку в должности командира огневого взвода, где его и застала война. Боевое крещение принял в ночь на 22 июня 1941 года.

В своих воспоминаниях Михаил Захарович пишет: «Казалось, что в субботу накануне начала войны ничего не предвещало страшного. Мы упорно занимались боевой и политической подготовкой. Конечно, мы, солдаты, чувствовали напряженность на границе, однако с этой напряженностью все свыклись, и трудно было предположить, что чудесный июньский вечер станет последним вечером мирной жизни».

Ночью 22 июня солдат проснулся от грохота рвущихся бомб и стонов первых раненых. Военная часть немедленно вступила в бой, однако силы оказались слишком неравными: пришлось отступать, неся тяжелые потери. На подступах к Бобруйску во взводе остались считаные солдаты. Переправившись через Березино, Михаил Захарович с остатками взвода был направлен в 124-й гаубичский артполк резерва главного командования. В это время полк вел тяжелые бои с подступавшим противником.

«В городе Вязьме меня вызвал командир полка на беседу, в которой подробно интересовался, откуда я родом и каких родственников имею в родных местах, которые оказались в глубоком тылу противника, – пишет в воспоминаниях Михаил Захарович. – После довольно продолжительной беседы комиссар спросил меня, как я решу, если мне предложат направиться в тыл противника в родную Полесскую область поднимать народ на священную борьбу с ненавистным врагом. Я ответил, что готов выполнить любое задание партии».

Из-за тяжелых боевых условий и отступления не было возможности перебросить направлявшихся в тыл противника солдат по воздуху. Пришлось идти пешком. Стояла суровая зима 1941-1942 г. Михаил и еще два военнослужащих очень долго пробирались в тыл противника лесными тропами, избегая больших дорог и утопая в сугробах, каждый раз замирая от опасности встретиться с врагом.

Наконец после долгого и утомительного пути солдаты ступили на Полесскую землю – пришли в деревню Прудок и постучались в дверь одного из домов. Это был дом сестры нашего героя, которая не узнала родного брата – так он исхудал и обносился в дороге. Придя в себя от встречи, поев и отдохнув после продолжительной беседы, все находящиеся в доме условились, что о пребывании в деревне солдат не должна знать ни одна живая душа, потому что там уже во всю хозяйничали фашисты.

Сестра Михаила оказалась настоящим конспиратором – выхода не было, когда под боком немцы шныряют, – и свела Михаила с их братом Митрофаном, который проживал в деревне Слобода. Митрофан в свою очередь свел Михаила с комиссаром партизанского отряда Михаилом Кузьмичом Ильинковским. На этой встрече присутствовал также и командир партизанского отряда Александр Лукич Жильский. Было решено, что Михаил поселится вблизи партизанской зоны для быстрой связи в случае необходимости и будет подбирать людей для партизанского отряда. С этого момента началась активная работа Михаила Захаровича Потапова в партизанском подполье.

Поселился Михаил у своего отца, который жил в деревне Большие Зимовищи. Всю зиму 1942 года под носом у фашистских ищеек он связывался с преданными людьми из деревень Васьковка, Зимовищи, Слобода, Прудок. Зимними ночами тайными тропами пробирался в указанные деревни и налаживал связь с людьми, ищущими пути борьбы с оккупантами.
Михаил Захарович в своих воспоминаниях приводит наглядный пример того, как надломленные гнетом и дезинформированные люди становились партизанами: «В деревне Прудок жил мой старый приятель Кирилл Лемба, с которым до войны мы работали в порту Пхов. Я решил с ним встретиться и прощупать, чем он дышит в условиях оккупации. С большим трудом я пробрался в Прудок и негромко постучал в его дом. Долго не открывал, и наконец испуганным голосом он спросил, кто его тревожит в такую позднюю пору. Увидев меня, Кирилл опешил и долго не мог прийти в себя… Поговорив с ним, я понял, что передо мной сидит надломленный человек. Я стал убеждать его, что немцы не только не взяли Москву, но наголову разбиты на ее подступах, и показал листовку со сводкой Совинформбюро. Нужно было видеть, с какой жадностью он читал этот документ. И тут уже я увидел прежнего Лембу, который доверительно спросил у меня, что от него нужно».

Михаил Захарович попросил своего друга привести к нему в эту глухую ночь людей для беседы об их вступлении в партизанский отряд. Вскоре к дому по- одиночке пришли учитель местной школы Максим Игнатович Мицкевич и Александр Леонов. После проведенной Михаилом политинформации сельчане взялись выполнять задание и вскоре подготовили людей для переброски в партизанский отряд.

Весной 1943 года Михаила Захаровича назначили помощником командира партизанского отряда по разведке и контрразведке, а спустя 10 дней он стал командиром партизанского отряда № 2.

В июле 1943 года в Слободу прибыл отряд карателей. Партизаны не сообразили сразу, почему в разграбленную и разрушенную деревню было направлено около 300 немецких солдат. Вскоре картина прояснилась: немцы решили заставить сельчан под дулом пулеметов и винтовок организовать уборку и обмолот урожая и вывезти зерно на свои склады. Допустить этого ни в коем случае было нельзя, потому что люди остались бы без хлеба.

Партизанский отряд три дня вел тщательную подготовку к предстоящему бою. Разведчики уточнили, где расположены пулеметные точки противника и численность его состава. В назначенное время партизанские подразделения незаметно обложили село со всех сторон. «По моему сигналу начался штурм населенного пункта. Специально выделенные группы партизан забросали гранатами пулеметы противника. Фашисты яростно сопротивлялись, но, не выдержав партизанского напора, в панике бежали, оставив множество трупов и большие трофеи», – пишет в воспоминаниях бывший командир партизанского отряда.

В руки партизан тогда попало почти все вооружение немецкого гарнизона, несколько повозок с лошадьми и около 200 тонн зерна.

В сентябре 1943 года партизанский отряд провел очередную успешную операцию. Отряд карателей продвигался из деревни Романовка в Мелешковичи и наткнулся на повозку, в которой сидели партизаны – Гаруля и Басак. Первый был помощником командира партизанской бригады по разведке и контрразведке, второй – редактором бригадной газеты. Увидав карателей, они кубарем слетели с повозки и стали углубляться в лес. Немцы открыли по ним беспорядочную стрельбу, однако преследовать их побоялись – лес для карателей был заказан, его хозяевами были народные мстители.

Когда же сидевшие в повозке партизаны прибыли в отряд и рассказали о случившемся, то Михаил Захарович поднял отряд по тревоге и поставил задачу – перехватить карателей. Во главе группы партизан он перекрыл дорогу на Мелешковичи, а подразделения отряда устроили засаду по обе стороны лесной дороги, путь для отступления немцев был также отрезан.

«Мы долго лежали в засаде, пока я не услыхал цокот конских копыт и увидел первого конника – щеголевато одетого офицера, – за которым следовало около двух десятков вооруженных конников. Когда колонна приблизилась на расстояние ружейного выстрела, я дал сигнал открыть огонь. Через несколько минут каратели были уничтожены меткими партизанскими пулями. Лично я «валил» офицера, в планшете которого были обнаружены важные документы».

Так действовал партизанский отряд, осуществляя одну успешную операцию за другой до прихода частей Советской Армии, для которых народные мстители стали проводниками и совместно участвовали в боях за освобождение Мозыря и окружающих населенных пунктов.

После освобождения в январе 1944 года города от немецко-фашистских оккупантов Михаил Захарович работал в Мозырском РК КПБ и затем был направлен на учебу в партийную школу в г. Минск. По окончании школы в 1946 году вернулся в Мозырский РК КПБ, в котором проработал до 1952 года.

В последующие годы занимал разные должности: работал заместителем по политчасти Мозырской машинно-тракторной станции, был инструктором Мозырского ГК КПБ, секретарем парткома совхоза «Мозырский», инспектором по кадрам. Последним местом его работы было строительное управление № 132 треста «Мозырьсельстрой» на должности инспектора по кадрам.

Сквозь огонь Сталинграда – на парад Победы

Журавель Иосиф Никифорович родился в 1921 году в деревне Буда, бывшего Казимировского сельсовета Мозырского района в крестьянской семье из восьми человек. В 1928 году пошел в первый класс, а после окончания семилетки в 1935 году пошел работать в колхоз «1 Мая» учетчиком в полевую бригаду.

21 октября 1940 года Иосифа Никифоровича призвали в ряды Красной Армии. Служба проходила в артиллерийском полку малогабаритных орудий в украинском городе Ковеле. Перед самой войной солдату присвоили звание младшего сержанта.

В своих воспоминаниях Иосиф Никифорович пишет, что война застала его там же – в Ковеле. В 4 часа утра поднялись по тревоге и выступили в направлении польского города Люблин. На второй день объявили, что началась война, а в это время уже бомбили Ковель.

Под Люблином полк находился шесть дней, задача была поставлена четкая: задержать врага. Однако силы были неравными, отступление было неизбежно. При переправе через Дон началась бомбежка, прямым попаданием орудие Иосифа Никифоровича было взорвано, а наводчика орудия убило на месте. Только вечером того же дня ему удалось перебраться на противоположный берег и затем догнать свою часть. За время отсутствия солдата уже успели занести в списки пропавших без вести.

«Отступали под Овруч, где было формирование в район Саратова – в город Балашово, – вспоминает Иосиф Никифорович. – Здесь мы получили снаряжение, забрали свою технику и отправили в Москву на формирование. Из Москвы нашу часть переправили в район Сталинграда. Шел 1942 год».

Немцы сильно рвались к Сталинграду и с самолетов сбрасывали листовки, в которых говорилось, чтобы советские солдаты сдавались – борьба бессмысленна, Сталинград все равно будет их, а Москва уже взята. К 19 декабря 1942 года армию перебросили на среднее течение Дона для охраны переправы и удержания фронта – в это время готовилось окружение немцев под Сталинградом.

Утром 19 декабря советские войска пошли в наступление и полностью замкнули в кольцо противника, – 330-тысячная армия Паулюса была взята в плен. После Сталинградской битвы началось контрнаступление по нашей земле, дальше по землям Польши и Чехословакии.

«В Польше я находился недолго. Дальнейшие боевые действия продолжил в Чехословакии. На реке Висла в городе Острава Морава готовилось наступление. Здесь пошли в бой немецкие бронетранспортеры, по которым мы стреляли прямой наводкой. Немцы бросились в отступление, и нам был открыт путь для наступления. В этом бою мое орудие подбило один бронетранспортер», – пишет в своих воспоминаниях Иосиф Никифорович.

Конец войны наш земляк встретил в 50-ти километрах от Праги 8 мая 1945 года в звании старшего сержанта. Первым орденом Отечественной войны II степени  Иосиф Никифорович был награжден за охрану переправы и сбитый самолет противника в 1942 году. Орденом Красной Звезды был награжден за битву под городом Острава Морава в 1944 году. За время войны  Иосифом Никифоровичем было сбито 6 вражеских самолетов и подбит один бронетранспортер.

«В июне 1945 года готовился парад Победы в Москве. Меня отправили на парад. В это время моя часть была уже в Венгрии. После парада я поехал догонять своих сослуживцев и присоединился к ним за озером Балатон. Нас погрузили в вагоны и отправили на Северный Кавказ в город Моздок, где я продолжил свою службу и демобилизовался в августе 1946 года».

Возвращение домой было омрачено: вместо деревни – пепелище. Немцы сожгли ее в 1943 году, в огне также погибли мать, две сестры и три брата Иосифа Никифоровича. Отец солдата погиб в партизанах.

Деревню надо было отстраивать, поэтому для начала Иосиф Никифорович вернулся на работу в свой колхоз. Оставшиеся в живых сельчане назначили его секретарем сельсовета, однако в 1949 году он снова перешел в колхоз сначала на конторскую должность, а затем – заведующим фермы для укрепления кадров. Потом работал бригадиром строительной бригады.

С 1964 по 1984 год занимал должность заведующего складом горюче-смазочных материалов, откуда ушел на пенсию.

Ольга Дуброва.

Автор благодарит за помощь в написании статьи зональный государственный архив в г. Мозыре.