«Гомель. История геноцида»: здесь работал конвейер смерти, в котором погибло 140 000 человек

«Немецко-фашистские захватчики за период оккупации Гомеля уничтожили до 140 000 советских граждан, в том числе до 30 000 местных жителей и не менее 100 000 советских военнопленных», – было отмечено в акте Гомельской городской комиссии ЧГК о преступлениях, совершённых немецкими оккупантами. Работал настоящий конвейер смерти. И ото длилось два года и три месяца. В апреле 2021 года Генеральная прокуратура приняла решение о возбуждении уголовного дела по факту геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны. В нашем новом проекте «Гомель. История геноцида», основываясь на документах, предоставленных прокуратурой города Гомеля, мы расскажем, как это было.

Советских военнопленных перевозили на открытых железнодорожных платформах. На фото, вероятно, станция «Новая Белица».

Предали огню и мечу

В ночь с 13 на 14 августа 1941 года цветущий жизнерадостный город над Сожем окутало пламя пожаров, чёрные облака дыма и пыли, воздух наполнился едкой гарью. Это было предвестником рвавшегося к городу врага. А 19 августа в стонущий, израненный Гомель ворвались новоявленные псы-рыцари. Для оставшихся в нём советских граждан наступили чёрные дни кошмара, мучений и пыток.

Довоенный жилой фонд Гомеля составлял более 15 000 домов. Город имел хорошо развитую водопроводную сеть протяжённостью 84 километра. Электростанция мощностью 12 000 кВт полностью обеспечивала энергией промышленные и бытовые нужды. В городе было свыше 500 магазинов, ресторанов, столовых и буфетов. Сеть городских лечебных учреждений состояла из 11 больниц на 1300 коек, четырёх поликлиник, трёх диспансеров, семи детских амбулаторий, девяти аптек и станции скорой помощи. В Гомеле находились два высших учебных заведения, в которых обучалось 1838 студентов, и научно-исследовательский институт лесного хозяйства. Гордостью жителей был парк культуры и отдыха имени Луначарского, общая площадь которого достигала 25 гектаров. Украшением парка являлся дворец князя Паскевича-Эриванского, построенный по плану знаменитого зодчего Бартоломео Растрелли. Во дворце находился музей, где хранились редчайшие исторические экспонаты и произведения искусства, начиная с XVI века. И этот цветущий культурный центр фашистские погромщики предали огню и мечу.

Варварское уничтожение

Гитлеровцы разрушили в городе более пяти тысяч наилучших зданий, в том числе около 3800 жилых домов. Стёрли с лица земли более 20 красивейших улиц города, уничтожив на них все здания, сожгли дотла окраинный посёлок Монастырёк, где палачами было организовано еврейское гетто. Фашистские вандалы уничтожили городскую электростанцию, разрушили водопроводно-канализационную систему, повредили кабельное хозяйство городской телефонной сети и радиотелефонную воздушную сеть. Полностью были разрушены здания многочисленных предприятий города.

Немецкие варвары подвергли уничтожению железнодорожный узел, речной порт, аэропорт, автобазу. Взорвали три больших моста через Сож (два железнодорожных, один шоссейный), три путепровода и много малых шоссейных мостов. Оккупанты подорвали и сожгли два института, педучилище, 24 школы, 11 детских садов, библиотеки. Разрушили пять больниц и диспансеров, три поликлиники, амбулаторию, детскую здравницу, родильный дом, станцию скорой помощи и другие медучреждения. Фашисты также стёрли с лица земли городской драматический театр, все кинотеатры, дом народного творчества, городские клубы, водную станцию и всё оборудование стадионов.

Отправляли в Германию кровати

Не пощадили захватчики центральный парк культуры и отдыха. Они запоганили его могилами своих товарищей по грабежу и разбою, вырубив предварительно сотни редких многолетних деревьев. Находившийся в парке дворец князя Паскевича, являющийся редким памятником архитектуры, немецкие бандиты сожгли, предварительно разграбив дорогостоящее уникальное имущество размещавшихся в здании дворца исторического и антирелигиозного музея и городского Дворца пионеров. В одном из многочисленных приказов немецкого командования откровенно объявлялось: «…мебель и вещи домашнего убранства солдатам запрещается переносить из одного дома в другой. Они должны быть планомерно учтены и отправлены в Германию…» Это целиком и полностью подтвердил обер-фельдфебель германской армии – военнопленный Генрих Гуппе, который заявил, что лично видел, как на товарной станции для отправки в Германию грузились в вагоны кровати, столы, шкафы и сельскохозяйственные машины.

139 преступников, в разной степени ответственных за чудовищные злодеяния, совершённые в Гомеле в период его оккупации, были выявлены в 1945 году Чрезвычайной государственной комиссией по установлению и расследованию злодеяний  немецко-фашистских захватчиков.

Железом и кровью…

Новый порядок насаждался «железом и кровью». Именно для этой цели Гомель был покрыт густой сетью разнообразных шпионско-провокаторских карательных фашистских организаций во главе со всемирно известным гимлеровским гестапо. Кроме отделения гестапо, существовавшего в Гомеле под шифром «ГМ», в городе находились: отделение полиции безопасности – СД, отделение тайной полевой полиции – ГФП, комендант полевой жандармерии. В помощь этим органам для лучшего проведения их кровавых дел в городе были созданы: организация фашистских штурмовиков–CC, так называемая русская полиция безопасности СД и «русская» гражданская полиция, шуцполиция (охранная полиция), вахт­компания (караульная команда при военной комендатуре), областная тюрьма, четыре лагеря для советских военнопленных и лагеря СД для мирных граждан, многочисленные камеры предварительного заключения и, наконец, еврейское гетто. Такой дьявольской паутиной окутали фашистские головорезы свободный советский город.

Арсенал пыток

Палаческие организации размещались в разных местах города. Каждая работала самостоятельно, одна дублировала работу другой. Гитлеровские шпионы, с помощью предателей родины – местных квислинговцев (Видкун Квислинг – глава правительства Норвегии, сотрудничавший с нацистами в годы немецкой оккупации) – рыскали по домам мирных граждан, вылавливая оставшихся в городе коммунистов, комсомольцев, беспартийных советских активистов, командиров Красной армии и прочих советских людей, которые относились к категории так называемых подозрительных и подлежали немедленной изоляции. Семьи указанных групп населения также подвергались репрессиям, личное имущество было разграблено.

Все арестованные направлялись в камеру предварительного заключения, где после сопровождав­шихся истязаниями допросов переводились в арсенал пыток – областную тюрьму, откуда после новых допросов и истязаний отправлялись на расстрел. Опрошенная специальной следственной комиссией гражданка Е. В. Ралло, работавшая в столовой немецкой полиции безопасности СД, рассказала, что «…ежедневно этим органом арестовывалось 25–30 человек. Среди арестованных были женщины, дети, старики и подростки. Из разговоров самих палачей можно было понять, что очень незначительное количество людей за взятки освобождалось из тюрьмы, остальные расстреливались…»

Продолжение следует…

Читать полностью: https://newsgomel.by/news/society/gomel-istoriya-genotsida-zdes-rabotal-konveyer-smerti-v-kotorom-pogiblo-140-000-chelovek_76409.html

При любом использовании материалов активная гиперссылка на newsgomel.by обязательна.