Особо важное задание. Следователь о ходе расследования фактов геноцида на Мозырщине в годы Великой Отечественной войны

О работе мозырской прокурорско-следственной группы рассказывает Виктория Коваль – следователь 1-го следственного отделения Мозырского районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь.

– Как известно, в апреле 2021 года Генеральная прокуратура Республики Беларусь возбудила уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период. Генеральный прокурор создал следственную группу, куда вошли, в том числе, прокуроры районов, работники подразделений Следственного комитета. Чтобы охватить полностью и детально все территории, в каждом районе приступили к работе местные прокурорско-следственные группы. По поручению прокурора Мозырского района Сергея Синицкого я включена в состав следственной группы по расследованию этого уголовного дела, – говорит Виктория Коваль. – Суть моей работы – допрос бывших несовершеннолетних узников, ветеранов Великой Отечественной войны, а также родственников в случае, если узник или ветеран уже ушли из жизни. Также проводится осмотр населенных пунктов, подвергнутых сожжению, анализ документов, предоставленных как местными архивами, так и архивом Комитета госбезопасности, в том числе документы по уголовным делам прошлых лет, начиная с 40-х годов. На карты наносятся места массовых захоронений и населенных пунктов, где проходили расправы над местным населением.

В Мозырском районе установлены два ранее не известных места захоронения на территории Осовецкого сельсовета (в лесном массиве между населенными пунктами Глиница и Сколодин).

Они уже были известны в 2000-х годах, но работы по разным причинам были приостановлены. Раскопками занимаются представители воинской части по поручению прокурора, но для этого необходимы соответствующие погодные условия. Большую помощь в работе нам оказывает наш краеведческий музей.

На настоящий момент собрано 10 томов уголовного дела, и оно не заканчивается. Наверняка станут известны новые факты.

– В чем заключается ваш участок работы в следственной группе?

– Я совместно с прокурором Мозырского района С. Д. Синицким побывала во всех населенных пунктах Мозырского района, по всем созданы материалы осмотра. Есть ряд деревень, которые после войны уже не восстанавливались, – там установлены мемориальные комплексы. Осмотр проходил по геолокации – известно, что было поселение с определенными координатами. Познакомилась со многими людьми, преимущественно старшего поколения.

Расследуемое дело, несомненно, резонансное – ранее ничего подобного в нашей практике не было. Поэтому идет постоянный обмен опытом с коллегами из других регионов Беларуси, различных смежных служб, которые проводят свою работу. У нас постоянный рабочий контакт по всем вопросам с прокуратурой Мозырского района, так что вся добытая информация обязательно фиксируется и оформляется надлежащим образом. Колоссальное содействие оказывают специалисты Гомельской областной прокуратуры – для меня, как молодого сотрудника, чей стаж работы чуть менее трех лет, это огромная помощь, поддержка, наука.

Также идет работа в зональном государственном архиве г. Мозыря. Там этот массив документов оцифрован, но я имела дело именно с оригиналами на бумажных носителях. Надо отдать должное профессионализму сотрудников Мозырского архива, потому что запросы к ним поступают со всей
республики. Свои данные прислали Национальный архив и Комитет госбезопасности.

Это нужно не мертвым…

– Тема Великой Отечественной войны, подвигов и жертв – одна из ведущих в национальном сознании белорусов. Кажется, что всё уже известно, изучено, но при этом находятся новые захоронения. Что мешало исследовать их раньше?

– На мой взгляд, есть ряд причин. Несомненно, в послевоенные годы по горячим следам доказательств было гораздо больше, чем сейчас. Но тогда на повестке дня были другие вопросы: восстановление разрушенных населенных пунктов, поиск пропавших и перемещенных лиц, поэтому заниматься темой захоронений не было ни времени, ни людей. Кроме этого, изучение документов показывает, что в ряде деревень оккупантами уничтожались не просто семьи, но целые роды – в результате никого не оставалось, кто мог бы позаботиться о памяти своих родных.

Есть и чисто технические причины: документооборот в прошлом не был так хорошо развит, как сегодня, поэтому многие детали и нюансы, имеющие ключевое значение, не фиксировались.

Возможно, есть и психологические моменты: пережив горечь утрат, люди стремились вытеснить ее из памяти, посвятив себя мирной жизни и созидательному труду. Сегодня мы нередко общаемся с гражданами, которым во время описываемых событий было два года. Казалось бы, что могло сохраниться в детской памяти, но люди начинают плакать во время рассказов. Боль не уходит…

– Насколько можно доверять сегодняшним показаниям свидетелей? Есть ведь известные свойства человеческой памяти – забывать и приукрашивать события…

– Например, известный эпизод, когда гитлеровцы согнали более 300 человек мужчин, женщин, стариков, детей в д. Бобры, заперли в сарае. Люди ждали, что их сожгут, но в итоге стариков отпустили, а молодежь угнали в Германию. Нам об этом рассказали несколько человек, живущих в разных уголках Мозырского района и не знакомых другом с другом, – показания совпали даже в мелочах, противоречий нет.

Другой случай: не представилось возможным допросить дедушку, страдающего старческой деменцией. Но остались вырезки из газетных статей, он выступал перед школьниками, беседовал с соседями и друзьями, персоналом больницы, когда был в полном здравии, – и его рассказы, содержащие много интересных фактов, запомнили, сохранили, зафиксировали. И они вошли в доказательную базу.

Если говорить о личных впечатлениях, то наибольший всплеск эмоций вызвала история двух населенных пунктов. Деревня Казимировка была сожжена вместе с жителями, жертвы исчисляются сотнями. Казимировка так и не смогла возродиться по-настоящему, хотя сельчане очень старались. Как и трагедия деревни Костюковичи, где жителей убивали, сбрасывая в колодцы. Хотела бы подчеркнуть, что каждая человеческая жизнь бесценна, и убийство одного человека – такое же преступление, как смерть и десяти, и ста, и тысячи человек: мерить горе количеством жертв в корне неверно. В Беларуси нет не пострадавших от геноцида населенных пунктов.

О трагедии деревни Костюковичи сохранились свидетельства очевидцев в документе «Акты расследования злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками против советских граждан при оккупации Мозырского района.

Начато 16 декабря 1944 г. – окончено 15 января 1945 г.» (орфография сохранена).

«30 июля 1943 года немецкие эсэсовские части оцепили деревню за подозрение в содействии партизанам… В 5 часов утра собрали все население, которое было дома, мужчин, женщин, детей и стариков, разделили на 4 группы и приступили к истреблению. Начали бросать живыми в колодцы, которые были глубиною 10 метров. Таким образом набросали 4 колодца: 1-й – старики, 2-й – женщины и старухи, 3-й – дети, 4-й – мужчины. Всего в колодцах было утоплено 150 человек. После того как колодцы наполнились живыми людьми, набросали камней, с колодцев сняли срубы и сровняли их ровно с землей, после чего открыли оружейно-пулеметный огонь зажигательными пулями по хатам – в соломенные крыши, в результате чего вся деревня загорелась, где сгорело 105 домов со всеми надворными постройками… А людей, оставшихся живыми, забрали на машинах и увезли на ст. Мозырь в кошару…»

В списках принявших мученическую смерть Петр Корнеевич Лавренчук и Терентий Михайлович Каменский – оба 1870 г. р., Ева Даниловна Фалинская и Агапа Мироновна Гусак – обе 1860 г. р., Анна Град 1940 г. р. и Миша Колос, 1942 г. р. …

Это нужно живым!

– Нередко сталкиваешься с тем, что нынешнее поколение не имеет должного представления о масштабах Великой Отечественной войны. Ведь целью немецко-фашистских захватчиков было не просто захват территории, но именно физическое уничтожение белорусского народа как «расово неполноценного» согласно их человеконенавистническим теориям. И это не случайные жертвы, а результат планомерного уничтожения мирного населения, – резюмирует следователь. – Кроме этого, сегодня против нашей страны развернута информационная война, направленная и на искажение исторических событий.

Поэтому цель сегодняшней работы прокурорско-следственных групп по всей Беларуси– восстановить и утвердить историческую справедливость, устранить всё еще остающиеся белые пятна, чтобы в итоге сохранить ценности, на которых строится белорусская государственность.

Дмитрий КУЛИК.