17 ноября — День образования службы участковых инспекторов милиции

Кого инспектирует сельский участковый милиционер? Какие адреса в топе посещаемых? Какая профилактическая работа проводится с поднадзорными? Наш журналист отправился в рейд, чтобы получить ответы на эти вопросы.

Этой поездке эпичности добавила погода: рейд состоялся в серый промозглый ноябрьский день. Для старшего участкового инспектора отдела охраны правопорядка и профилактики ОВД Мозырского райисполкома майора милиции Вадима Роговича в этой поездке не было ничего необычного. Как он сам говорит, такие рейды проводятся регулярно. Под его надзором – 35 деревень Прудковского, Слободского, Скрыгаловского и Осовецкого сельсоветов. Почти всех жителей участковый знает в лицо. Среди них есть и те, кто доставляет милиционеру немало хлопот: то на работу не выходят, то скандалят, то беспробудно пьют.

 

На этот раз в списке адресов – места жительства и пребывания граждан, ведущих асоциальный образ жизни: неработающих, злоупотребляющих спиртными напитками, поднадзорных, недавно освободившихся из мест лишения свободы, состоящих на учете в уголовно-исполнительной инспекции.

Шестеро по лавкам

Первым пунктом назначения на нашем маршруте стала деревня Малые Зимовищи. Подъезжая к дому, видим, что там же работает и смотровая комиссия.

Здесь живет семья, в которой воспитываются шестеро детей, причем все они – от разных мужчин. Мать, 1983 года рождения, сейчас находится в отпуске по уходу за шестым ребенком. Как рассказал участковый, до декретного отпуска она работала дояркой на сельхозпредприятии. Когда-то у нее был законный муж, однако за неоднократные скандалы, побои и злоупотребление спиртным он «загремел» в ЛТП. Вышел и быстро развелся. А сейчас многодетная мать сожительствует с ранее судимым, который состоит на учете в уголовно-исполнительной инспекции. Он считается поднадзорным. Это значит, что с десяти вечера и до шести часов утра он обязан находиться по месту жительства, при этом ему запрещено употреблять алкоголь, посещать увеселительные и игорные заведения. Однако таким субъектам закон не писан: за нарушение предписания и очередное избиение своей сожительницы он был помещен в изолятор временного содержания – административный арест. После освобождения по предписанию суда сейчас ему запрещено приближаться к этому дому. И действительно, в доме его не оказалось. То ли следует предписанию суда, то ли решил не показываться на глаза участковому и смотровой комиссии от греха подальше. Непонятно.

– Сколько ни рассказываешь, ни объясняешь, ни профилактируешь, до сознания таких вот граждан не доходит, – сетует Вадим Вячеславович. – В ближайшее время сотрудниками уголовно- исполнительной инспекции будут подготовлены материалы для передачи в суд о возбуждении уголовного дела за неоднократное нарушение условий надзора.

При посещении дома, глядя на условия проживания малолетних детей, стало грустно. В голове – только один вопрос: как они вырастут полноценными, всесторонне развитыми людьми, без комплексного питания, маломальских игрушкек, элементарной любви и заботы? Было очевидно, что в этом доме всего перечисленного очень не хватает.

«Усы, лапы и хвост – вот мои документы»

Следующий дом, который посетили участковый и смотровая комиссия, очень отдаленно напоминает жилое помещение. Во всяком случае это не дом в нормальном смысле этого слова.

Переступив порог, посетители наткнулись на емкость с мутной и пузырящейся жидкостью. Как потом стало известно, это вода, в которой якобы «хозяйка» дома моет посуду. Створка дымохода в печи замазана строительной пеной – грубое нарушение пожарной безопасности, о которой в этом доме даже и не слышали. На газовой плите – полусгоревшая кастрюля. В дальней комнате на полу лежит что-то, что когда-то, по-видимому, было помидорами. Зато в соседней комнате стоит пианино, чье оно и откуда – неизвестно.

«Хозяйка» дома не ожидала визита, но и агрессии не проявила. Живет в деревне без документов, соответственно, нигде не работает. Перебивается случайными заработками. Со слов участкового, она гражданка Российской Федерации, сожительствует с гражданином Республики Беларусь. Белорусского паспорта у нее нет, как нет и вида на жительство. Между тем узаконить свое пребывание здесь она не торопится уже несколько лет.

– Контингент специфический, – объясняет Вадим Вячеславович. – Но даже с такими людьми нужно работать и искать к каждому из них подход, потому что иначе никакого толку не будет. Вы видите, как они живут, и самое интересное – их все устраивает. Они не замечают ни неприятного запаха, от которого глаза слезятся, ни грязи, в которой живут годами.

Под надзором

В деревне Малая Слободка навестили поднадзорного, который был дважды судим по ч. 2 ст. 205 УК РБ. Участковый точно знал, где искать этого товарища, поэтому без проблем нашли его… возле магазина.

Правда, не в компании алкоголиков с бутылочкой горячительного, а с косой – поднадзорный обкашивал сорную растительность вдоль забора. Вроде, и хорошим, общественно полезным делом занимался, но в то же время нигде не трудоустроен. Самое страшное, что и не хочет трудоустраиваться. Проще же жить за счет отца, у которого, кстати, и проживает. Так и хочется сказать: здоровый мужик, а у престарелого отца на шее сидит и живет за счет его пенсии.

У другого поднадзорного из Моисеевки уголовная «биография» побогаче будет: ч. 2 ст. 139, стст. 205, 206, 218, 411 УК РБ. Состоит на учете в уголовно-исполнительной инспекции, нигде не работает и не хочет работать, приехал якобы к матери, но при посещении места жительства никакой матери обнаружено не было. На вопрос участкового, чье жилье, ответил, что брата.

Вот такой шлейф уголовных статей оставляет за собой след в буквальном смысле: все тело поднадзорного – одна большая татуировка. На вопросы участкового отвечал вроде бы четко и сразу, но видно было, что опыт общения с представителями правоохранительных органов богатый: как будто бы искренне, но в то же время чувствовалась фальшь, недосказанность, возможно, даже вранье. На вопросы «Курите? Пьете?» ответ был отрицательный, но на полу в гостиной валялась пустая пачка из-под сигарет, а в ведре в прихожей – пустая бутылка из-под пива. Поднадзорный объяснил их наличие в доме тем, что к нему приходил то ли брат, то ли друзья. Ну-ну…

От первого лица

В органах внутренних дел старший участковый инспектор милиции Вадим Рогович давно, но именно в этой должности – с 2010 года, а с 2017 года патрулирует обозначенный административный участок.

Говорит, люди все разные: есть совершенно обычные, трудолюбивые, законопослушные, а есть и ранее судимые, кто злоупотребляет спиртными напитками, при этом нигде не работая, – одним словом, асоциальные элементы.

– С кем из них сложнее всего работать?

– С людьми в принципе тяжело работать: у каждого свой характер и темперамент, под каждого нужно подстроиться. Даже законы люди интерпретируют по-своему: посмотрит что-то по телевизору, и всё – он юридически подкованный. А на самом деле всё может быть совсем не так.

– А есть такие граждане, которые смогли стать на путь исправления и таким образом выбрались с социального дна?

– Есть, конечно, но такое чудо происходит редко. Приведу такой пример: в Моисеевке живет женщина, злоупотребляющая спиртными напитками. Она сожительствует с таким, как и сама. Мы ее дважды отправляли в ЛТП, она проходила лечение в наркологии, неоднократно была судима по ст. 174 УК РБ, то есть за уклонение от содержания детей либо от возмещения расходов, затраченных государством на содержание детей, находящихся или находившихся на государственном обеспечении. А уклонялась как? Просто не выходила на работу из-за запоев. Вот этот случай тяжелый. Она уже не исправится. Детей только жалко.

А мужчины, что интересно, находят в себе силу воли, берутся за голову и потихоньку выкарабкиваются. Конечно, не все, но опять же пример: два брата судимы по ст. 339 УК РБ. Младший взялся за ум, потихоньку налаживает свою жизнь: устроился на работу в хозяйство, хобби появилось. Он понял, что можно жить по-другому. Но периодически звонит и жалуется на старшего, мол, запил, деньги пропил, удочку украл и продал… Приезжаю и разбираюсь. Казалось бы, родные люди, а взгляд на мир абсолютно разный.

На появление участкового поднадзорные и неблагонадежные граждане реагируют адекватно. Профилактическая работа с ними проводится не просто регулярно, а почти ежедневно в тесном взаимодействии с председателями сельских Советов. Смотровые комиссии, заседания общественного пункта охраны правопорядка, индивидуальные беседы – вся проводимая работа направлена именно на то, чтобы в чем-то помочь, подсказать, объяснить, а иногда и силой поставить на путь исправления. Часто обращаются ко мне за помощью в решении каких-то проблем, особенно при улаживании семейного скандала. Участковый должен многое учитывать: настроение и состояние человека, его наклонности и образ жизни. Мы должны сглаживать конфликты и острые ситуации, а не раздувать их. Нельзя предвзято относиться к людям. В какой-то момент каждый может оступиться. Просто кому-то хватает сил все исправить, а кому-то нужно помогать.


Уважаемые коллеги, дорогие ветераны! От имени всего коллектива и себя лично поздравляю вас с Днем образования службы участковых инспекторов милиции!

Профессия участкового инспектора сложная, кропотливая и заслуживает глубокого уважения.
Много задач и обязанностей возложено на участкового инспектора.
Но, пожалуй, самое важное – умение наладить устойчивый контакт с населением, заслужить доверие.

Сегодня можно с уверенностью сказать: участковые инспекторы милиции достойно представляют лицо службы,
добросовестно выполняют возложенные на них служебные обязанности и добиваются высоких результатов в борьбе с преступностью.

Благодарю за самоотверженный труд, желаю крепкого здоровья, личного счастья и благополучия семьям, а также дальнейших успехов в профессиональной деятельности!

 

Андрей МАЛАХОВ,
начальник ОВД
Мозырского райисполкома,
полковник милиции.

 

Ольга ЛАСУТА.
Фото автора.