Дмитрий Кулик: «Общение без барьеров»

82

Когда проблемы языкознания в государственном масштабе берутся решать не филологи, последствия могут быть самыми непредсказуемыми.

Специальная военная операция России в Украине рождает к жизни самые экзотические инициативы, напрямую вроде бы не относящиеся к боевым действиям. Одна из идей украинских политиков – сделать вторым государственным языком английский язык. Эту же тему, применительно к Беларуси, подхватили и отдельные местные радикальные политики. Но, как известно, гладко было на бумаге, что и показывают интересные факты об Эстонии.

По данным переписи 2021 года в этой стране, где усердно борются со всем российским и советским, русским языком как неродным владеет 39 % жителей, в 2000 году этот показатель был равен 43 %. Можно кричать эстонское «Hurraa!»? Вот только дело в том, что сегодня самым распространенным негосударственным языком в Эстонии, сместив русский, стал английский. Как неродным им владеет 48 % населения, а в 2000 году – 26 %. Очевидный факт: Эстония попала в зону притяжения «англосферы», постепенно замещая свой государственный язык английским. И пикантность ситуации заключается в том, что английский уже не объявишь «языком оккупантов» – это ведь язык нового «старшего брата». Поэтому противостоять ему, отстаивая тот же белорусский, будет невероятно тяжело. Кроме того, чужой язык не приходит один и сам по себе. В 90-е годы продавалось множество энциклопедий для детей, которых так не хватало нам, родителям, в нашем детстве в эпоху книжного дефицита в том числе. Издания были очень красочные, на хорошей бумаге, вот только при внимательном изучении выяснялось, что все хорошее вокруг нас придумано и создано исключительно представителями англосаксонского мира. Историческую память, в которой нас многое связывает с Россией, перепрограммируют под конкретные задачи, можете не сомневаться.

Давайте опустимся на грешную землю: возьмем сегодняшних родителей, у которых дети школьного возраста, и надо думать об их будущем. Сегодня в Мозыре мы насчитали 4 адреса курсов и студий, где учат английскому чуть ли не с пеленок, на долю белорусского – только подготовка к ЦТ. Ну так к ЦТ по английскому тоже готовят. В Минске мы нашли десяток курсов, где помогут освоить белорусский, и десятки студий, где вы сможете освоить английский ну и другие языки «для снятия барьеров».

Поэтому сам собою напрашивается вопрос: «Почему мы, собственно, решили, что в случае объявления английского языка государственным он не станет основным языком общения, как сегодня – русский язык?»

Скажете, преувеличиваю? Ну так давайте вспомним, как в Мозыре долгое время висели плакаты с каким-то кушаньем под заголовком «Ван лав, ван прайс». Поэтому давайте вопросы языкознания оставим филологам, забрав у политиков.


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: