Мозырянка Наталья Григорьевна Серик о жизненной позиции, родительском долге и дочери Татьяне

Когда связующий игрок — мама

На наш пристрастный взгляд, воспитанница мозырского волейбола Татьяна Серик является настоящей визитной карточкой этого вида спорта не только в Мозыре, но и в Беларуси. Красивая статная светловолосая спортсменка восхищает не только своей игрой, но и создает очаровательный образ белорусской девушки, пленяющей многими достоинствами.

В любой истории успеха всегда интересна не только видимая сторона, но и кто стоит за всеми достижениями, делая свой незаметный вклад, пусть он даже не относится напрямую к профессиональной сфере. Наш собеседник Наталья Григорьевна Серик рассказывает не только о своей дочери Татьяне, но и жизненной позиции, родительском долге и многих других интересных вещах.

Первая подача

Сейчас я работаю в магазине ООО «Санта Ритейл», стаж в торговле довольно большой. Родом из Мозыря, окончила СШ №11, затем Мозырский политехникум. По направлению меня отправили в Гомель, работала мастером ОТК в ЖБИ №5. По семейным обстоятельствам — не было возможности решить жилищные проблемы — переехала с семьей в Мозырь. Как говорится, не было куда деваться, и единственным местом, где на тот момент можно было пристроиться, оказалась торговля. Первая мысль была: «Немного поработаю в этой сфере, а потом что-нибудь найду…» В итоге получилось классическое: нет ничего более постоянного, чем временное.

Карьера торгового работника начиналась в магазине «Лилея» под руководством Лилии Алексеевны Смоляр. У нее репутация строгого и требовательного начальника с характером, но мне нравилось то, что если она видит в человеке достойные качества, что ты учишься, то она тебя поддержит во всем. Начинала ученицей и благодаря ей продвигалась по служебной лестнице.

— Любой родитель планирует будущее своего ребенка. А порой и воплотить в нем свои несбывшиеся мечты. Какими вам представлялись перспективы вашей дочери?

— Конечно, с самого начала говорила, что высшее образование необходимо, потому что диплом вуза объективно открывает больше возможностей для карьеры. Поэтому, несомненно, Татьяну я видела студенткой после школы.

Что касается спорта, то никаких планов не было, и Таня попала в этот мир совершенно случайно. Сначала она занималась бальными танцами. Пока это были самба, румба, ча-ча-ча, ей все это нравилось, но когда начали изучать движения вальса, то вердикт был краток: «На эти танцы ходи сама, мне не нравится». Ей нужно было что-то живое, подвижное, резкое, без этой плавности. Потом были танцевальная группа в «Сваяках», аэробика в клубе «Старт»… В общем, обычное девчоночье детство.

Примета начала учебного года — приходят в школу тренеры и предлагают различные секции. Но к волейболу интереса тоже не было, зато записались две подружки. Через полтора-два месяца стала замечать, что Таня стала уходить из дома со спортивной формой. Отвечала коротко, что идет на тренировку, я по-прежнему думала, что речь идет про аэробику. И вот в один день объявляет, что ей понравились тренировки у Надежды Васильевны Рудаковской, и она будет заниматься волейболом. Ну что ж, на здоровье, раз нравится. Те две девочки, что ее туда переманили, в итоге ушли, а Татьяна осталась. Первый тренер нашла с ней общий язык, волейбол ее по-настоящему заинтересовал, и процесс пошел! Когда они начали выезжать на соревнования, ее заметила Жанна Сергеевна Бутько, тренер национальной детской сборной, и предложила учиться в школе олимпийского резерва в Минске. Для меня это, естественно, было потрясение: отправить своего ребенка в другой город. Но я видела, что Татьяна загорелась этой идеей.

Все-таки каждый хочет прожить свою собственную жизнь. Если я вижу, что человек решил идти по своему пути, ему это нужно, он готов выкладываться по полной, значит, мне это тоже надо поддерживать.

— Известно снисходительно-ироничное отношение к спортсменам. У вас не было попыток переубедить, чтобы занималась серьезными науками?

(С улыбкой) Она ведь уже вы-сказала свое отношение к бальным танцам, поэтому я знала, что поступит она все равно в соответствии со своим мнением.

Школьницей Татьяна до 2-3 часов ночи делала уроки, потом бежала в школу к 7.00, потому что она договорилась с учителем сдать какой-то экзамен заранее, вообще, все школьные проблемы она решала сама, без моей помощи. Она заканчивала СШ №9, в то время еще не было спортивного класса, а сейчас ученицы-спортсменки жалуются: «Постоянно слышим от учителей: «Вот почему Таня Серик успевала и учиться, и спортом заниматься, а у вас есть время только на спорт?!» Столько лет прошло, а мы за нее отдуваться должны…» (с улыбкой). Могу пожелать юным спортсменкам включать старательность.

И, когда Татьяна поступала в БГЭУ (специальность маркетолог) на заочное отделение, преподаватель отметил, что уровень английского языка у нее выше, чем у очников. Вуз тоже выбирали вместе, оценив все варианты.

Глядя на свою дочь, могу сказать, что спортсмены более собранные, потому что точно знают, что им нужно. Как угадывается игра на площадке на ход вперед, так же и в жизни планируется на шаг вперед. У нее намного крепче натура, она более целеустремленный человек. Если начинаю хандрить, происходят какие-то внутренние истерики, она становится строгой: «Прекращаем ныть, рассказывай, в чем дело…» Все мои проблемы разложит по полочкам, что можно изменить, что нельзя, что зависит от меня, а что надо просто принять, в итоге: «Видишь, ничего страшного. Успокойся…»

«Две ладошки вместе — блок…»

— Кем вам хотелось быть для своих детей? Другом, советчиком, покровителем, защитником…

— Я все-таки подруга, и разговариваю на все темы со своими дочкой и сыном. Так было всегда. Если задали вопрос, то надо отвечать без «подрастешь, узнаешь…» и «тебе пока еще рано…» Когда просили почитать книгу, я откладывала все дела, зато уверена, что сейчас, что, когда я попрошу о помощи, мне не скажут: «Извини, но я занят/а…» Наше общение не прерывается, я и сегодня по телефону с плохой связью пойму по ее голосу в каком она настроении. Есть энергетика, которая передается вне проводов. Такого, что «ты теперь взрослая, поэтому разбирайся сама…», у нас нет.

— Одна из жизненных драм состоит в том, что мы все делаем меньше, чем могли бы. У вас нет сожаления, что вы чему-то вашу дочь не научили в плане житейских навыков, человеческих взаимоотношений?

— Если ребенок не захотел учиться играть на скрипке — нужно принять его решение. Я никогда не препятствовала ей в ее решениях, поддерживая в том смысле, что лучше жалеть о том, что сделал что-то, чем не сделал, хотя была возможность. Почувствовав на себе, в следующий раз правильно все оценишь не только для себя, но и каково другим. Возможно, немного жестоко, но, если бы запрещала напрямую, наверно, было бы хуже.

А если говорить о повседневной жизни, то сегодня Татьяна учит готовить меня, например. Недавно вот освоила суши.

Людские взаимоотношения — это вообще непрерывный процесс обучения. Всегда к сомнениям относилась к так называемым правдорубам, бравирующим тем, что они всем говорят правду. «Много в поле тропинок, только правда — одна…». Но она не одна, она у каждого своя, поэтому нет однозначно правых людей. И если кто-то имеет какие-то физические недостатки, то не надо ему об этом сообщать, он и сам об этом знает.

— Как вы пережили переходный возраст, когда происходит неизбежное столкновение двух женщин, юной и зрелой? В чем вы не совпадали?

— Вопросов было очень много на тот момент. Если я видела, что в данный момент я не смогу донести свою правду, я просто брала паузу, а потом другими словами выходила на эту тему, чтобы решение было обоюдное, без цели оставить за собой последнее слово. Я вообще не оставляю сложные вопросы на самотек, должно быть найдено итоговое решение. Есть и такой подход: «Вот будет тебе 18, тогда делай все, что хочешь…» Но, когда мои дети пробовали мне сказать, что они уже совершеннолетние и сами могут принимать решения, я отвечала, что они будут для меня детьми в любом возрасте, и я не могу с какого-то момента стать вдруг спокойной и отмахиваться от их проблем.

Помню случай из жизни. Коллега растила сына одна, в один день возвращается домой: мальчик у раскрытого окна заявляет, что спрыгнет, если ему не купят определенные кроссовки. Она тут же согласилась. Рассказала эту историю дома, реакция сына и дочери была единодушной: «Это ему просто с мамой повезло. Ты бы еще бы и подтолкнула…» Для меня это было очень неожиданно. Понимают, что манипулировать собой не позволю и на поводу не пойду. Впрочем, было, что и вместе сидели в слезах и друг у друга просили прощения…

— Как решается вопрос взаимоотношений с сыном, у которого есть такая выдающаяся сестра, которую хвалят и всем в пример приводят?

— Всегда старалась поровну уделять внимание и Татьяне, и Андрею. Так было с самого детства. Для меня одинаковый праздник, когда они приезжают домой. Он, как и я, окончил Мозырский политехнический колледж, сейчас работает на НПЗ. 

Только однажды был особый торт специально для Татьяны. Пришла из школы в слезах, после долгих уговоров выяснилось, что в дневник поставили «двойку» — первую в ее школьной жизни. Для нее это была трагедия. Попросила Андрея купить самый лучший торт в магазине. Сели за стол, заварили чай с главным пожеланием, чтобы эта «двойка» была первой и последней и не было огорчений, и это чаепитие Таня вспоминает до сих пор.

— Деликатный вопрос для каждой мамы: дочь и парни…

— Я к этой теме отношусь спокойно, всю жизнь невозможно просидеть возле маминой юбки, все равно в итоге надо будет создавать что-то свое. Темы «с этим не встречайся, с тем не дружи…» не было вообще. Никогда никого не осуждаю категорично: каждый человек может в жизни ошибиться, но зачем же его загонять в угол, требуя постоянные оправдания… Насчет «всем мужикам одного надо…» надеюсь, что у Тани хватит мозгов не попасть в такую ситуацию.

Конечно, я вижу ее состояние после таких встреч. Если у нее хорошее настроение, она с удовольствием общается с этим человеком, то почему я должна препятствовать…

— Тема воспитания детей необъятная, но с позиции вашего жизненного опыта, чему надо уделять особое внимание?

— С ребенком нужно общаться. Слышать, разговаривать на их уровне, а не свысока. Когда это есть, то часто не нужно и дорогих подарков. Когда слышу на улице, как родители орут на своих детей, поражаюсь, какие у них для этого ничтожные причины. Татьяна, как и многие дети, была непоседливым ребенком: смешает рис с гречкой, на огонек плиты поставит свою пластмассовую кастрюльку — обед для куклы разогревать… Досадно, конечно, но ведь все это делалось не со зла, ребенок мир открывает не только в безмятежных сюжетах, где всем радостно и весело.

Сегодняшнее общение родителей с детьми порой удручает. Когда на известную детскую просьбу: «Мам, купи!» следует ответ: «Не будем покупать эту хрень!» (мягко говоря), то какой словесный запас будет у ребенка?!

Согласна с принципом: Не надо воспитывать детей — воспитай себя. А дети тебя скопируют. Все-таки мы у своих детей перед глазами чаще всего. И когда слышу грубость внуков по отношению к бабушкам, то, несомненно, что так к ней относятся, в первую очередь, ее собственные дети, родители невоспитанного ребенка.

Так что это не молодежь «не такая», просто не у всех были хорошие примеры перед глазами.

«Разбег — и я взлетаю над площадкой!»

— Не сомневаемся, что узнали бы в вас, высокой, стройной, красивой, маму волейболистки в любой толпе. Каковы ваши личные взаимоотношения со спортом?

— Со спортом я была связана только в пределах школьных уроков физкультуры. И этим все и закончилось. Хотя сегодня, когда приезжаю на игры Татьяны, в порядке вещей услышать от болельщиков на полном серьезе: «Чего стоишь?! Давай на площадку, помогай нашим!». Летом на турнире по пляжному волейболу получилось отбить летящий в меня мяч. «Надо же, и стойка правильная, и руки правильные, — удивилась она. — Молодец!»

— Тем не менее, у вас в речи проскакивают весьма профессиональные реплики…

— Наверно, я разбираюсь на уровне хорошего болельщика. Многие из тех, кто приходят на трибуны, не знают даже элементарных вещей, но именно они выдают огромное количество глупых реплик об игре и волейболистах, не понимая сути происходящего.

Уже и свои ритуалы появились: в игре могу переминаться с ноги на ногу, но когда наши выигрывают, стою как вкопанная, чтобы не спугнуть.

— Спортивная жизнь — это не только победы…

— Татьяна очень болезненно переживает поражения, у нее достаточно профессионализма, чтобы понимать, что сегодня не все получается на площадке, какое-то действие она выполнила неправильно. Здесь сначала надо дать время ей самой все промотать-прокрутить, не лезть с расспросами-утешениями. А потом сажусь рядышком, говорю, что готова слушать, и она мне все расскажет: что получилось, что не получилось, над чем надо работать… Когда болельщики видят, что у нее что-то не получается, она начинает нервничать еще больше. Ничего не поделаешь, женская природа: мужчина отреагировал на ситуацию и забыл до следующей, а женщина продолжает переживать, а ситуации не прекращаются…

— На вас как-то сказывается известность Татьяны?

— Конечно, соседи и родственники поддерживают, могут после игры похвалить Татьяну, покупатели, прочитав мою фамилию на бейджике, обязательно поинтересуются делами. Любому родителю приятно, когда знают достижения их детей, но особого ажиотажа «Ух ты, знаешь, кто это?!» нет.

Таня вообще воспринимает мир позитивно, при несомненных заслугах остается скромной и не афиширует при встрече с незнакомыми людьми, кто она такая и чем знаменита. Есть знакомые, которые после игр могут не только похвалить, но и покритиковать «можно же было дотянуться…», и даже поругать. Она восприимчива ко всем замечаниям, но это, наверно, все-таки лучше, чем полное молчание.

Были разные мнения по поводу ее ухода из «Жемчужины», но всегда отвечаю, что Татьяна отдала этой команде 6 лет, была ее лидером, и если теперь она для кого-то плохая, то, значит, такой он болельщик…

Словом, все как в известном диалоге:

— Глупо радоваться забитому мячу, когда все равно проигрываете!

— Глупо думать, что мы проигрываем, и не радоваться забитому мячу!

Дмитрий КУЛИК

Фото  Александра  СОЛОДКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *