Туда – и обратно. По чему скучали мозырские гастарбайтеры на чужбине?

Мы попросили поделиться опытом своей трудовой миграции тех мозырян, кто отработал за границей какое-то время, вернулся и не жалеет об этом. Вот что нам рассказали…

«В Москве я работала 15 часов в день»

Марии Хилько – 22 года. Улыбчивая, внимательная девушка. А еще чрезвычайно работоспособная, настойчивая и целеустремленная.

Во что бы то ни стало добиваться задуманного – отнюдь не из главных ее жизненных принципов.

По-другому не умеет: если работать, то с азартом и на результат. И он есть, да еще какой: две функционирующих студии красоты в Москве, одна обучающая школа, где Мария – директор! Два года назад третью студию красоты «Хилка», специализирующуюся на новомодных процедурах для волос и сложному окрашиванию, девушка открыла в Мозыре. Все это благодаря усердию и большому желанию состояться как профессионал.

В 15 лет Маша уехала в Москву. Учиться. В параллель – работа. Каждый день.

«Меня здорово поддержали родители, отпустив спокойно. Они доверились, знали, что со мной все будет в порядке. Не поверите, но совсем не было времени на развлечения, клубы и все такое, что предлагает Москва молодым. В голове была одна учеба. Прошла много платных семинаров, школ, где нам давали все самое передовое, что связано с восстановлением волос. Эти знания тут же закрепляла на практике.

Я на ногах была по 15 часов в сутки.

Думаю, нет смысла говорить об усталости… Но не жалуюсь. Это только начало: продолжаю учиться и сдавать экзамены. Я технолог нескольких брендов, недавно защитила звание технолога «KAARAL» и в июне уезжаю на обучение в Италию – хочется развить этот бренд в Беларуси, – говорит она. – В целом хочу сказать, что в технологиях красоты в Беларуси еще многое предстоит сделать. Мы консервативны: сложно переживаем любые изменения.

В моих целях – борьба со стереотипами, компромиссы и эксперименты, дерзкие и видные.
Я рада, что среди моих клиентов есть те, кто готов нормально воспринимать другую информацию о моде и трендах. Уверена, что мозырянки достойны выглядеть не хуже, чем самые продвинутые москвички. И своим землячкам я предлагаю попробовать все те процедуры, к которым давно привыкли в России.

Почему я вернулась? Поставила цель – открыть «Хилку» в Мозыре. Причем, сделала это очень быстро, за один месяц. Это раз. А во-вторых, устала от Москвы, от постоянного смога и суеты. Мне захотелось выдохнуть и просто жить. Я соскучилась по нашему солнышку, по хорошему воздуху и качественным продуктам питания. И, знаете, дома я даже улыбаться по-другому стала – от души».

Китай: «Завоевать внимание к себе – значит стать особенным»

Прошлым летом один из студентов Мозырского педагогического университета (просит его имя не называть) ездил на заработки в Китай.

Основным местом его пребывания в Поднебесной был город Чэнду. Как подсказывает Википедия, это исходный и узловой пункт для путешествий по одной из самых многонаселенной провинции Китая, где больше достопримечательностей, чем в некоторых странах Европы. Центр провинции Сычуань, истинный мегаполис, по последним данным здесь живет более 7 млн человек. Но затеряться среди толпы мозырский парень совсем не боялся – европейцев здесь не так уж и много. Может быть, именно поэтому к ним совершенно особое отношение.

Однозначно: для поднятия самооценки и собственной значимости каждому может быть показано путешествие в Китай.Тебе всегда рады, даже дорогу уступают, рассказывает нам парень. В Китай он попал через агента, который был в поиске… артиста. Там называют этим словом танцоров, музыкантов, вокалистов, фокусников, клоунов, живые статуи, акробатов, моделей – вот такой собирательный образ. Выполняешь задание агента, проходишь конкурс – значит, ок, ты артист – тебя принимают.

Иногда это были фото- и видео-съемки: одежды, обуви, предметов мебели и многого другого. Были и весьма неожиданные указания: стоять без резких движений 4 часа кряду. Или… просто быть на мероприятии, какой-нибудь вечеринке, при этом ничего не нужно было делать, просто улыбаться и быть самим собой.

Завоевать внимание приезжего из Европы, его расположение к себе – это значит стать особенным. Если китайский мужчина женится на европейке, он автоматически себе поднимает статус. То же – с мужчинами. Нам улыбались, с нами фотографировались, по-разному выказывали свою симпатию. Нет, это не раздражало. Просто чувствуешь себя из-за этого очень странно, будто становишься выше себя во всех отношениях.

В Китае любят порядок, пунктуальность и дисциплину.

Если тебя просят – обязан выполнить. Опаздывать нельзя – это признак большого неуважения. Еще там все очень уважительно относятся к своему начальству, начальник у них как избранный, а не назначенный. Если у нас принято подшучивать над боссами (говорю так, потому что подрабатывал и на стройке подсобным рабочим, и охранником – было именно так), у них – нет. Начальство в свою очередь бережно и уважительно относится к тем, кто хорошо работает, каждый раз благодарит за сделанное.

Очень лояльное отношение к туристам: здесь им многое прощается. Тут объясняют: нужно, чтобы ты уехал с самыми благими мыслями о стране и людях».

«Американцы нас ценят за находчивость и ум. Но мы никогда не станем там своими»

Жизненные одиссеи иерея Сергия Капитана вполне могли бы лечь в основу сюжета захватывающей книги, несколько глав которой были бы посвящены его пребыванию в Америке. Там он жил 16 лет. Учился и работал.

Изумлялся и разочаровывался Западом. Говорит, что, если повернуть время вспять, эти 16 лет своей жизни «постарался бы сделать другими».

«Меня пригласила Американская духовная семинария на обучение. Господь мне такую дорогу дал – и я уехал, потому что мечтал стать священником. Это было в 1995 году. Испытывал большой внутренний резонанс. Кругом небоскребы, совершенно иные люди – настоящий шок.

Такие первые впечатления получил от штата Нью-Йорк, – рассказывает он.У меня 5 специальностей. Есть диплом штурмана – помощника механика и слесаря-судоремонтника, автомеханика по ремонту машин, диплом оператора по добыче нефти. Бакалавр богословия. Это самое ценное и важное для меня. А еще я хорошо играл в футбол, была даже кличка Марадона в детстве. Возможно, если бы семья не уехала из Мозыря в Сибирь (мне тогда было 12), подался бы в спорт.

Первые 5 лет практически каждый день в Америке начинался с занятия, службы, а потом мы несли свое послушание.

Я занимался ремонтом машин, техники. Поднаторев, устроился автомехаником в крупную компанию, в которой занимался тюнингом новых машин марки «Honda». К нам приезжала фура с новой техникой, я брал ключи от машины и садился в новенькое авто – снимал целлофан, проверял электронику, масло и др., ставил все «навороты». Готово – машина теперь ждала своего хозяина. …Когда мы переживали кризисы, там была красивая презентабельная жизнь. С джипами, очень состоятельными людьми, которых, казалось, вообще ничего не волнует.

Я прочувствовал в те годы интернационализм, понял, чем мы отличаемся.
Афроамериканцев чаще всего видел в качестве секретарей, китайцев и японцев – за работой с техникой, мексиканцы же строили дома и дороги. А русские – так нас там называют – умеют всё. Я познакомился в Америке с мозговитыми русскими механиками, компьютерщиками, креативными дизайнерами. Американцы нас ценят за ум и смекалку, за золотые руки.

Америка – для американцев. Нас там всегда будет ждать самая черновая работа. Мы всегда будем на несколько ступенек ниже. Конечно, заработная плата несравнимо высокая. Но ее там зарабатывают. Три раза опоздал – и тебя увольняют. Рабочий день не 8 часов, как у нас, а 10, 12. Но в принципе ты сам это регулируешь: хочешь большего – работай! Ты должен каждый месяц совершенствоваться – это за правило делать завтра лучше и быстрее, чем вчера. А еще там не выясняют отношения, как у нас. Мы кричим, ругаемся, спорим, там – нет, если с чем-то не согласен, тебя обидели, оскорбили или еще что-то – идешь в суд. Еще там не принято ходить в гости без предупреждения. Свое намерение нанести визит ты должен обязательно согласовать, иначе тебя не поймут. И не надейтесь в принципе там быть понятым: задушевных посиделок у них не бывает, твои проблемы в любом случае останутся только твоими. Это у нас – и в горе, и в радости. В общем, не стоит верить американским улыбкам, чаще всего они ничего не выражают.

Мы ментально разные люди. Стать своими там не получится никогда.

Я знаю много людей, которые в свое время принимали решение уехать. Но вернулись на Родину. Потому что не нашли там покоя для души. Хорошо там, где мы есть, где наши корни. Иногда это понимаешь только спустя годы, проведенные в поисках истины.

Кто едет работать к нам

Из характеристики внешней трудовой миграции (данные взяты на сайте МВД Беларуси) можно смело сделать вывод о том, что, несмотря на некоторое снижение числа иностранцев, прибывающих для осуществления трудовой деятельности, наша республика по-прежнему сохраняет привлекательность для мигрантов. К слову, снижение общего количества иностранных граждан связывают, в первую очередь, с уменьшением потока прибывающих в страну трудовых мигрантов из Украины.

В 2018 году ОВД Республики Беларусь выдано (продлено)12 439 специальных разрешений на право занятия трудовой деятельностью в Республике Беларусь (в 2017 году – 13 899), в том числе в г. Минске – 5 972, Брестской области – 946, Витебской – 431, Гомельской – 691, Гродненской – 1 968, Минской – 2 143, Могилевской – 283.

Основное количество иностранцев, въехавших в Беларусь на работу, составили граждане Украины (4 060), Китая (2 789), Узбекистана (1 223). Подавляющее большинство трудящихся-иммигрантов прибыло по рабочим специальностям (4 033). В качестве квалифицированных работников и специалистов въехал 3 831 человек, 518 иностранцев прибыли в качестве работников, занятых в сельском хозяйстве, 1 477 – в сфере обслуживания и торговли, а также 1 301 – на должности руководителей.

 

Ольга АРДАШЕВА.