За время работы Анатолия Куприянова на Мозырском НПЗ свершилась не одна техническая революция

В Мозыре при встрече его часто называют генералом. Он просит добавлять “бывший” или “экс”, ведь три года как ушел с должности. Не хотят. Бывших, говорят, не бывает. Анатолий Александрович Куприянов 42 года отдал нефтепереработке, 20 из них работал генеральным директором Мозырского НПЗ (1996 — 2016). За это время, лучше сказать, за ЕГО время на заводе свершилась не одна техническая революция. Но обо всем по порядку.

Штрихи к портрету

Анатолий Куприянов родился в 1949 году в поселке Оболь Витебской области. Окончил Белорусский технологический институт имени С. М. Кирова. Специальность — инженер-химик-технолог. Учился на военной кафедре, служил в инженерно-технических войсках. С 1976 года на МНПЗ, прошел путь от рабочего установки серы до генерального директора. С 2016 года на заслуженном отдыхе. Почетный нефтяник, Почетный гражданин города Мозыря, обладатель звания “Почетный полешук”. Женат, имеет двух дочерей, есть два внука и три внучки.

Незримая, но крепкая связь

Метафизики рассказывают про ауры — невидимые энергетические поля вокруг людей. Рядом с Куприяновым начинаешь этому верить. Исходящие от него уверенность, спокойствие, надежность будто ощущаешь физически. Они во взгляде, походке, улыбке. В каждом слове. Сразу понятно: за Анатолием Александровичем люди пойдут куда угодно.

С Мозырем он давно породнился. Прикипел к его холмам, извилистым улицам. Как МНПЗ связан с городом трамвайными путями, дорогами, людскими потоками, так и Куприянов связан с тем и другим — делами, памятью. Незримо, но крепко. На его глазах пустыри застраивались микрорайонами, тянулись к небу этажи. Рядом рос завод, замахиваясь на новые рекорды, масштабы работ. Как и Припять невдалеке, течет река воспоминаний…

А ведь мог быть и не Мозырь. Анатолий Александрович окончил Белорусский технологический институт, как шутили тогда, “балетно-театральный”. Авторитетный вуз. 18 из 24 человек в группе были медалистами, включая его. Перед выпускниками открывались блестящие перспективы на любом из предприятий. Впрочем, на советских НПЗ, будь ты трижды медалист с красным дипломом, изволь, потрудись рабочим, изучи все процессы “снизу”. Отрасль мегаответственная, случись авария — пострадают люди, экология. Присматривались подолгу. 

В случае с Куприяновым — 20 лет.

Начинал оператором на Новополоцком заводе.

Там не заладилось с жильем, а он всё просчитывал наперед, на много ходов. Натура такая. Хоть и не был еще женат, понимал: квартира нужна. Ездил в Литву, на Мажейкяйский НПЗ, гремевший тогда на весь СССР. Лично беседовал с директором, и тот предложил поработать на По­лесье, на предприятии, построенном по тому же принципу, что и в Мажейкяе. Мол, наберешься опыта и вернешься. Куприянов внял совету, но… Остался в Мозыре. 

В первое время смог устроиться только на подмену, оператором на установке серы. Потом трудился машинистом, на прочих рабочих должностях, набирался опыта.

Дискуссия с Президентом

Визит главы государства на МНПЗ стал поистине судьбоносным для предприятия

К плеяде советских руководителей, сберегших предприятия после развала, его отнести сложно. Все-таки “генеральскую” должность занял в середине 1990-х. Но о советской управленческой школе мнения высокого. Чего стоил негласный кадровый закон: претендент на пост директора должен был пройти по всем должностям, снизу доверху. На МНПЗ, с легкой руки Куприя­нова, это работает и сейчас — традицию сохранили. 

Другой советский подход — не назначать, а избирать начальников структурных подразделений — напротив, считает неразумным. Коллектив подспудно голосовал за более мягких, либеральных лидеров, за что аукалось всему заводу. 

За него, однако, проголосовали: в 1986-м возглавил крупное топливно-каталитическое производство. Поставил себя жестко, не либеральничал. Но и нагрузка была жесткой: оборудование чуть ли не ежедневно ломалось, его в течение суток ремонтировали, и это при растущих объемах переработки нефти. 

Груз ответственности зашкаливал, но его это только закалило. Научился решать как технические, так и кадровые вопросы. Последние, уверен он, самые важные. Даже технически совершенное производство ничего не стоит без специалистов. 

Тогда он потрудился на славу, в 36 лет стал почетным работником завода. Молодой начальник забыл про выходные и праздники, ему круглые сутки звонили, чтобы узнать, как поступить в той или иной ситуации. Такой рабочий ритм станет привычным на долгие годы. Он не роптал, можно сказать, вошел во вкус. Труднее было подготовить супругу…

Позже работал главным технологом и заместителем главного инженера по перспективному развитию. В командировках знакомился с опытом зарубежных производств, передовыми технологиями нефтепереработки. Уже тогда пришло осознание, каким должен быть МНПЗ. И твердая уверенность: он будет таким. На главную должность вступал в сложнейший период. Выстроенные при Союзе схемы поставки нефти пришлось срочно пересматривать. Что говорить, занимал пост не без боязни. Но плох тот руководитель, кто не сомневается в своих решениях. Беспокойство за судьбу завода не покидало первые годы, но оптимизм все же взял вверх.

Поистине судьбоносным стал визит на МНПЗ в 1999-м Александра Лукашенко. Незадолго до этого Куприянов вступил с главой государства в дискуссию (во время совещания на “Нафтане”), вместо отведенных семи минут выступал сорок, убеждая в том, что у мозырян есть перспективы для развития, и еще какие. Было непросто, вспоминает, но поддерживала полная уверенность в своих словах.

После посещения Президентом завода было принято решение о финансировании строительства комплекса каталитического крекинга. Решение, разделившее на до и после карьеру Куприянова, жизнь коллектива и историю предприятия. Комплекс позволил производить бензины по европейским стандартам: те самые 92-й, 95-й, сравнительно недавно — 98-й. Прорывное событие вывело предприятие на совершенно новый технический уровень.

Следующей революцией стало внедрение CAP — электронной системы управления предприятием. Запустили в 2001-м, быстрее многих в стране. Она сделала максимально прозрачными производственные процессы, кадровые и финансовые потоки, документооборот.

Курс на элиту НПЗ

Индекс Нельсона — показатель, отражающий технологическую сложность нефтеперерабатывающего предприятия.

Лежит в основе рейтинга мировых НПЗ. На мозырском заводе он приближается к девяти — это отличный результат для стран СНГ.

О наборе технологических объектов, который ныне есть на МНПЗ, Куприянов в начале карьеры не мог и мечтать. Но главное — подавляющее их большинство возводилось без крупных кредитных ресурсов, за счет прибыли. Такова стратегия развития завода, которую также можно считать наследием Куприянова.

Во главе угла и забота о качестве продукции. Не хотелось бы грешить на соседей, но гарантировать качество топлива, соответствие его заявленным параметрам на заправках сопредельных стран проблематично. Покупая белорусское топливо, водители верят ему на сто процентов, в чем немалая заслуга как современного коллектива МНПЗ, так и отдельно взятого человека — Анатолия Куприянова.

Реконструкция будет продолжена. Из глобальных проектов на очереди комплекс глубокой переработки тяжелых нефтяных остатков — наиболее сложный объект в отрасли. С его вводом МНПЗ получит все шансы поднять индекс Нельсона выше 11, войдя тем самым в мировую элиту нефтепереработки.

Немного о Родине

Его знания, колоссальный опыт могли бы сослужить службу и где-нибудь за пределами Беларуси.

Предложения такие поступали неоднократно. Почему отказался? “Как хотите понимайте, — говорит Куприянов, — но я родился в этой стране и хочу в ней жить”.  Даже в разруху 1990-х, когда многих прельщало изобилие западных стран, он не выдерживал в командировках больше недели — тянуло домой.

Совсем скоро, буквально на днях Анатолий Александрович отметит 70-летие. Выглядит ли он на эту солидную цифру? Однозначно — нет. Хоть и работал на вредном производстве, на износ. Мог законно уйти на отдых раньше, но…

Ушел, когда почувствовал сам: пора. Глава предприятия такого ранга и статуса должен быть абсолютно уверенным в завтрашнем дне и собственных силах. 

Теперь же в его жизни начался новый этап, который обещает быть ярким и плодотворным. Во всяком случае, общению с близкими будет уделяться куда больше внимания.

И еще… Представьте, что схожий с индексом Нельсона параметр решат применить к белорусским руководителям — к качеству их работы. Не только в нефтеперерабатывающей отрасли. Тогда, возможно, именно Куприянов, его трудовой путь, отношение к делу и технический уровень, на который при нем вышел МНПЗ, стали бы образцом и мерилом для современных топ-менеджеров. Его кандидатура, по крайней мере, выглядит более чем достойно.

gp.by