Хочу достучаться до сердец!

229

Театр – это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра.

Можно ли представить, что Наталья Скоморохова, актриса высшей категории Мозырского драматического театра имени И. Мележа, могла не стать актрисой? Нет! Нет! И еще раз нет!

Она потрясающая! Она яркая! Она великолепная! Она удивительная! Она такая разная! В нее нельзя не влюбиться с первого взгляда! Во всяком случае, я просто очарована  талантом, даром перевоплощения, доброжелательностью, обаянием и открытостью моей собеседницы!

Вот что она рассказала о себе:

– Я родилась в Могилеве, чудесном городе на берегу живописного Днепра. Всегда была девочкой активной, артистичной. За одну из побед в конкурсе чтецов меня даже поощрили поездкой в детский центр «Зубренок». С 5 лет занималась танцами, жизни своей без них не представляла. Поэтому после 9 класса решила поступать в Могилевский государственный колледж искусств на хореографическое отделение, но не прошла по конкурсу. Вернулась в школу, после окончания которой подруга предложила поступать на специальность «актерское мастерство». Впервые в истории колледжа набиралась группа молодых-талантливых, потенциальных будущих актеров Могилевского драматического театра, который долгое время находился на реконструкции и нуждался в обновлении
труппы.

Я поступила. А подруга – нет (так часто бывает). Учеба меня увлекла, закружила. Не все давалось просто. Некоторые моменты казались неподъемными: беспредметные этюды, когда нужно, к примеру, собирать полчаса виртуальные бусы. Или упражнения на внимание: часами разглядываешь люстру, а потом описываешь ее во всех мельчайших деталях. Этюды на тему «животные» – забавное занятие – всегда воспринимались нами, студентами, с радостью и сопровождались смехом. Одним словом, учились мы трудно, но весело.

На государственные экзамены к нам приехал заведующий кафедрой режиссуры, профессор Белорусской государственной академии искусств Григорий Иванович Боровик (кстати сказать, наставник главного режиссера театра Романа Матвеевича Цыркина). Он предложил мне на выбор работу в двух театрах: Мозырском и Молодечненском. На семейном совете было принято решение: однозначно, Мозырь –
молодой, перспективный, уютный, гостеприимный город. Мой отец бывал здесь проездом и остался в восхищении от его красот.

На дворе 2003 год. Я на собеседовании у главного режиссера. Читаю отрывок из «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя «Портрет Василисы Кашпоровны». Нервничаю. Есть от чего. Все актрисы в труппе модельной внешности: статные длинноногие красавицы как на подбор. А тут я, пышечка. Вердикт режиссера – худеть. А спустя короткое время – первая серьезная роль: невеста в спектакле «Женитьба», в которую я со своими аппетитными формами гармонично вписалась.

С тех пор мы с театром неразлучны. Я благодарна судьбе, что все сложилось именно так, а не иначе. Я очутилась в профессиональных руках настоящего режиссера Романа Матвеевича, удивительно творческого человека, грамотного, начитанного, глубокого. Я не представляю его в другой профессии. (А себя? Ну, только если хореографом. Люблю танцевать до сих пор.) Сколько он с нами работал! Взращивал. Воспитывал. Учил вживаться в роль и существовать в ней, «выходить» из своих героев в социум и продолжать жить дальше уже своей жизнью. На это тоже нужен талант.

Отыграешь серьезный спектакль – сил разговаривать нет. Домой приходишь – молчишь. Внутри – пустота. Родным с тобой непросто. Понять и принять такого члена семьи – большой труд.

А с какими интересными людьми мне повезло встретиться. Какое счастье было работать с Валерием Николаевичем Шушкевичем (актер Национального академического драматического театра имени М. Горького, заслуженный артист Беларуси). Замечательный человек, внимательный, интересный, яркий, готовый по первому зову прийти на помощь к нам, молодым-неопытным. Помню, читал он стихотворение В. Высоцкого «Любовь». Мне так понравилось. Я тоже захотела его выучить. Захотела – и забыла. А через несколько дней прихожу на работу, а на фортепиано лежит текст этого стихотворения, написанный от руки. Это было очень трогательно, поучительно.

Труппа наша удивительная. В ней царят отношения дружбы, взаимовыручки и юмора, что встречается крайне редко в артистической среде. Мы порой подшучиваем друг над другом прямо во время спектакля. Заготавливаем какие-то шуточки заранее и наблюдаем, как партнер реагирует. Смотришь в его глаза и читаешь в них столько интересного. А на следующем спектакле жди. Будет и для тебя сюрприз. Зритель даже не догадывается, что на сцене спарринг-импровизация. Случались и комические моменты. К примеру, в спектакле моя героиня выносит торт, восклицая: «Ореховый торт». В зале хохот. Я мучаюсь от непонимания: герои просто пьют чай, повода для смеха нет. Оказывается, на сцену незаметно для самого себя вышел сын Романа Матвеевича, тогда еще совсем малыш, Ромка. Очарованный красотой бутафорской вкусноты, он не в состоянии отвести от нее своих восхищенных огромных глаз. И вырос в театре, и знал, что выходить на сцену нельзя, но любовь к сладкому взяла верх.

Иногда случаются и эмоциональные баталии. Как без них. У нас ведь театр все-таки. Хочешь высказаться? Пожалуйста. Пар выпустили – работаем дальше. Отрицательная энергия не должна накапливаться. Но нездоровой конкуренции и соперничества у нас нет. Почему? Наверное, потому, что такие подобрались люди. Да и главный режиссер держит ситуацию под контролем. К примеру, не в каждом театре можно прийти новичку и сразу получить главную роль. А у нас это возможно.  Роли распределяются вне зависимости от заслуг, стажа и опыта. Все равны. Режиссеру проще, конечно, взять опытную актрису, которая сыграет с первых нот, поймет его с полуслова, с полувзгляда, но Цыркин не такой. Он не ищет легких путей. Он будет работать с новичком до победы. А ведь это огромный труд. Иногда эмоции берут над ним верх, может и голос повысить. Волнительно, когда он такой, страшновато. Но в тебе внезапно что-то вдруг щелкает, и открывается второе дыхание. Ну, умеет Роман Матвеевич из неправды делать правду. Находит он способы раскрыть каждого, знает какие-то особенные методы. Но если он молчит – беда. Ощущение, что режиссер, глядя на тебя, опустил руки, и ты безнадежен. Уж лучше пусть будет на взводе.

Зато сколько ролей я переиграла. И драматических, и комедийных. Далеко не всем моим сокурсникам повезло так. Это такое счастье – состояться в жизни. Обрести себя.

Никогда не думала, что смогу сыграть мать в «Матери» К. Чапека. Я себя не ассоциировала с этой героиней и ее сложной историей. А сейчас я так ее чувствую. И знаю, что моя героиня со временем будет преображаться, наполняться, углубляться вместе со мной. Ведь я меняюсь. Растут мои дети. И так будет со всеми серьезными ролями, потому что каждый спектакль неповторим. Это не кино, где множество дублей. На сцене каждый раз играешь по-другому. Театр – это мгновение. Задачи у тебя те же, но ты всегда другой. Мы черпаем все из жизни. Помню, репетировали «Бойкое место», и у меня катастрофически не получалась одна сцена. Понимаю, что говорит режиссер, а сделать не могу. Ну, не было в моей жизни любовного треугольника. Мучилась ночь. И тут сталкиваюсь дома с ситуацией, когда, оберегая сон ребенка, вынуждена одними губами, незаметно, с испуганно-встревоженным шипением, с вытаращенными глазами дать понять мужу, что нужно вести себя тихо, чтобы не разбудить малыша. Эврика. Вот она модель, которая нужна. Наблюдательность – вот то качество, которое мы, актеры, постоянно должны в себе развивать. Тут не могу не вспомнить Елену Чижик. В спектакле «Деревья умирают стоя» она играла старушку. Чтобы вжиться в образ, долго бродила по улицам города, искала, всматривалась.
И добилась невероятного успеха. Трудно было поверить, что эта худенькая, молодая девушка и сгорбленная старуха с трясущимися руками, треснувшим голосом – один и тот же человек.

Что чувствую я, стоя на сцене? Это невозможно описать. Какие-то необъяснимые, сверхъестественные, противоречивые процессы происходят внутри. Твоя героиня плачет от горя, но ты, видя полный зрительный зал, сопереживающий, сочувствующий ей, хочешь смеяться от счастья. Ты испытываешь одновременно несколько диаметрально противоположных эмоций, и тебе кажется, что сейчас взорвешься от переполняющих тебя чувств и переживаний. Театр для меня – это наркотик.

За годы вне родных стен, мы, артисты, конечно, утратили что-то неуловимое, что-то ценное. Но я уверена, что все это восстановится, обретется, придет. Нам будет трудно первое время. Нужно все начинать с ноля. Но у нас получится. Потому что мы все очень целеустремленные и трудолюбивые. Я хочу пожелать всем нам зрительской любви и умения достучаться до зрительских сердец. Чтобы аудитория наша не имела возрастных ограничений. Чтобы все от мала до велика спешили на наши интересные и разные спектакли, заставляющие думать. Здоровья всем. Финансовой стабильности. Приходите в театр нашего города.

Актрису Наталью Скоморохову читателям представила руководитель литературно-драматургической части Мозырского драматического театра им. И. Мележа Татьяна Иванова.

 


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: