Мележ дома бывал не гостем…

Для знаменитого писателя любовь к землякам и родному краю служила не только вдохновением, но и источником силы

Окончание. Начало в № 24 от 2 марта 2021 г.

Если вы еще не бывали в Глинище, то для вас станет приятным сюрпризом то, что при въезде в деревню вас встретит сам… Иван Мележ. Речь идет об оригинально оформленной автобусной остановке, на которой изображен внушительных размеров портрет писателя. Еще одно украшение остановочного пункта – красочный полесский пейзаж и слова признания в любви родной земле Ивана Мележа: «Ёсць у кожнага свой мілы сэрцу куток, які з бегам гадоў не толькі не цьмее ў памяці, а становіцца як бы яснейшым, даражэйшым… Ён самы дарагі, самы шчымлівы!..»

В этом самом дорогом для сердца уголочке – в своей родной деревне – Иван Мележ в основном и работал над «Полесской хроникой». Позже писатель скажет: «Я писал о том, что хорошо знал, о том, что я пережил».

А пережить нашему земляку пришлось немало: поскольку он родился в 1921 году, то видел, пусть и глазами ребенка, коллективизацию, юность пришлась на жесткие 30-е, да и студенчеству не суждено было стать самой интересной и веселой порой. В 1939 году сбывается мечта полешука – он поступает в Московский институт философии, литературы и истории, но вскоре призывается в армию. В 1940 году Иван Мележ участвует в походах в Бессарабию и Буковину. В начале Великой Отечественной войны он воевал под Николаевом и Ростовом-на-Дону. Вышло так, что за относительно короткий промежуток времени будущий писатель получил два ранения. Второе оказалось очень серьезным: осколком бомбы раздробило правое плечо. Выход был только один – ампутация руки, и вся подготовка к радикальной операции уже, в принципе, была проведена. Но по счастливому стечению обстоятельств на молодого пациента решил взглянуть еще один врач, он-то и нашел возможность сохранить правую руку. Биографы Ивана Мележа иногда отмечают, что, скорее всего, счастливая случайность была не случайна – доктор будто предчувствовал, что эта рука еще послужит литературе и создаст превосходное произведение.

Мележ с женой Лидией, дочкой Людмилой и отцом Павлом, 1948.

Про эти и другие интересные моменты мы узнали во время экскурсии от Любови Ивановны Рубан, младшего научного сотрудника музея Ивана Мележа, которая так определила свой подход к работе: «Не хочется рассказывать то, что можно прочитать в любом учебнике…» И на самом деле, экскурс Любовь Ивановны очень увлекательный, потому что к классической основе добавлено много креативности и эмоциональности, живости. Л. И. Рубан – односельчанка писателя, ей повезло встречаться с ним лично, а также хорошо знать родственников Ивана Мележа. Кстати, про родственников. В экспозиции, посвященной детству писателя, вы увидите фотографию его дедушки Дениса и поймете, что это и есть тот самый дед Василя Дятла из «Полесской хроники» (как и в случае с Миканором), автор даже не стал менять имя. Размещен здесь и портрет подруги молодости Ивана Мележа – у Ганны Чернушки именно ее глаза. Ряд героев трилогии получил другие фамилии, имена, деревенские прозвища, но жители Глинищ их безошибочно идентифицируют. Экскурсовод с полным знанием дела пояснит вам, с кого «списаны» Апейка, Гайлис, Зайчик: «Читаешь книгу – и явно видишь своих земляков». Немного изменены, но взяты за основу названия деревень, где происходят действия трилогии: родная деревня матери писателя, Кореневка, «превратилась» в Курани, Алексичи – в Алешники. И то, что герои Мележа жили на болоте, совсем не художественный вымысел. Подтвердит это и один из экспонатов музея – резак. Вы бы видели, как виртуозно с ним управляется Л. И. Рубан, объясняя, как она и ее сверстники, будучи подростками, с помощью инструмента «добывали» торф на болотах.

Дом-музей Мележа.

Кстати, в личной библиотеке Ивана Мележа была научная книга о болотах, потому что писатель весьма основательно подходил к тому, о чем писал. А к теме Полесья и полешуков он подходил еще и трепетно, потому что она была близкая, родная… Наш земляк об этом сказал так: «Я нарадзіўся і вырас на Палессі. Гэта сапраўдны цудоўны край, яшчэ болей цудоўныя яго людзі – палешукі – увайшлі ў маю свядомасць з таго часу, як стаў помніць сябе. Я суткамі мерз у акопах, а перад маімі вачамі стаяла маё гарачае Палессе, я месяцамі валяўся ў шпіталі: у мяне ў галавах стаялі палешукі. Я пісаў раман пра вайну – яны стаялі за маімі плячамі. І вось настаў дзень, калі я выразна адчуў: усё, больш не магу, трэба пісаць».

Уже в 1963 году в Союзном издании «Роман-газета» были напечатаны «Люди на болоте» – это означало настоящее признание писателя и его таланта! В школьную программу произведение Ивана Мележа было включено в 1967 году, что соответствовало переходу в категорию классики. Роман быстро стал популярен – он переведен на 16 языков мира, в том числе и немецкий, китайский. Конечно, стал популярен и признан его автор. И полученные «бонусы» Иван Мележ стремился максимально использовать для помощи своей малой родине. Из его писем мы узнаем, что он несколько лет подряд добивался строительства в Глинище новой школы (старая располагалась в трех деревянных зданиях, занятия проводились в две смены). Строительство началось, но вскоре из-за нехватки финансирования было остановлено. Работы возобновились благодаря тому, что средства из Ленинской премии, полученной за роман «Люди на болоте», Иван Павлович отдал на новую школу в Глинище. Не только в таких глобальных «вложениях» проявлялась любовь Мележа к землякам, но и, как поется в одной современной песне, в бесценных мелочах… К примеру, он с удовольствием мог прокатить желающих односельчан на своем автомобиле, а также завезти их пообедать в соседние Юровичи, где была столовая. А по пути в столовую еще и шутил: «Ну, кто вас везет? Водитель с высшим образованием!»

Земляки платили писателю взаимностью. Когда Иван Мележ праздновал юбилей, они собрали деревенский хор и отправились на колхозном «ПАЗике» в Минск. По задумке это был сюрприз, и он удался на все 100 % – Иван Павлович был несказанно рад и расчувствовался до слез… Поверьте, вам тоже будет трудно удержать слезы при просмотре в музее документальной съемки с юбилея Ивана Мележа, где он благодарит односельчан: «Вы зразумейце, што адна толькі сустрэча з маімі землякамі-глінішчанцамі – гэта для мяне вялікае хваляванне, таму што калі я гляжу на маіх зямлячак, то столькі ў маё сэрца ўрываецца ўспамінаў, што гэта не расказаць, можа, за ўсё жыццё. І я адчуваю, што тымі сваімі кнігамі, якія вы ведаеце, я расказаў, можа, толькі адну тысячную таго, што я перажыў, што я бачыў у жыцці і што адчувае маё сэрца… Мне адзінае, што хочацца сказаць, гэта словы падзякі, і выказаць асаблівую падзяку, не пакрыўдзіцеся, маім землякам, якія прыехалі за 400 кіламетраў, каб дапамагчы свайму земляку вытрымаць экзамен перад патрабавальнымі мінчанамі». Этим словам писателя столичный бомонд устроил овацию и простых деревенских женщин приветствовал стоя…

О том, что родная земля для Ивана Мележа были источником силы, знали многие. В том числе и Петр Машеров, с которым у писателя сложились хорошие дружеские отношения. Однажды Машеров тоже устроил сюрприз – пригласил Ивана Павловича в инспекционную поездку, совершаемую на вертолете. О том, что маршрут будет пролегать через родные края Мележа, Петр Миронович заранее не сказал. Можно себе представить, какую радость испытал писатель, когда штурман обратился к нему: «Иван Павлович, на летной карте нет Глинища, покажите, пожалуйста, хоть ориентировочно…»

Любовь Ивановна Рубан хорошо помнит тот майский день, когда в Глинище вдруг приземлился вертолет, из которого первым вышел Машеров, а за ним – Мележ. «Занятия в школе почти уже закончились, но ученики еще не разошлись по домам, – поясняет Л. И. Рубан. – Мы со своим одноклассником практически первыми прибежали к вертолету. И я обратила внимание, что с каждым лично, даже и с учениками младших классов, Иван Павлович поздоровался за руку. Он всё расспрашивал: «Ну как вам, дети, школа нравится?» Думаю, его порадовало наше многоголосное «Дааааааа!..» Еще один момент, бросившийся в глаза, – среди прилетевших был врач, выделялся его белый халат. Писатель уже, к сожалению, очень плохо себя чувствовал… На малую родину он прилетел 17 мая 1976-го, а не стало Ивана Павловича 9 августа в том же году…»

Фильм по трилогии «Полесская хроника» снимали после смерти писателя, он уже не мог оценить «конечный продукт», и картину привезли на своеобразный худсовет в Глинище. Мама Л. И. Рубан была на памятном просмотре, потом про свои впечатления она говорила так: «Ну, як сказаць… Ганна неяк не так размаўляе, не так граблі трымае…» Другие «члены худсовета» раскритиковали увиденный в фильме забор с новенькими гвоздями: «Не было ў нас такой раскошы!..» Линии электропередач в Куранях, попавшей в кадр, тоже «досталось»… Не то чтобы полешуки «придирались», просто они трепетно относились ко всему, что связано с их родной землей, а это значит и к Ивану Мележу, его «Полесской хронике». Разве могли односельчане по-другому относиться к земляку, которого знали прежде всего как ЧЕЛОВЕКА – да-да, не просто с большой буквы, а со всех прописных! И разве возможно иначе относиться к произведению, которое насквозь пропитано сыновней любовью к родному краю и людям, которое идет от души, поэтому так душу трогает и в ней остается?..

…Сегодня в Глинище, на месте, где когда-то приземлился вертолет с Иваном Мележем, установлена символическая хатка – именно в такой жили люди на болоте. Но даже и без этого «памятного знака» земляки никогда бы не забыли ни того пронзительно-трогательного прощания писателя с родной деревней, ни всего остального, что связано с именем Ивана Мележа. И теперь мы тоже знаем почему…

Наталия ШЕРЕШ.