Дружил с Мележем, учился у Захавы. С именем Михаила Колоса связана целая эпоха в истории Мозырского драматического театра

Мимо этого факта трудно было пройти: в город ненадолго заглянул самый известный режиссер Мозырского драматического театра минувшего столетия, настоящий колосс сценического искусства – Михаил Ефимович КОЛОС.

Не воспользоваться таким шансом и не пообщаться с Мэтром было бы непростительно – слишком велики его заслуги перед театральной культурой Мозырщины.

Iван Мележ з рэжысёрам Мазырскага народнага тэатра Мiхаiлам Коласам.

Из фельдшеров – в режиссеры

Интереснейшая судьба у этого человека! Как Чехов, Булгаков, Аксенов и другие гении, в искусство он пришел из медицины. Работал фельдшером в сельской больнице в Браславском районе, затем на должности медсестры в здешней школе-интернате, где и попробовал себя впервые как режиссер, поставив на местной сцене не что-нибудь, а гоголевского «Ревизора». Сам, конечно же, играл Хлестакова и получил восхищенные отзывы («Вот это артист!»), остальные роли достались старшеклассникам.

После такого дебюта решил поступать на вечернее отделение театральной студии имени Якуба Коласа в Витебске, а получив документ об ее окончании с присвоением квалификации «актер», вернулся в Мозырь и устроился в… санстанцию. К его удивлению, в этом учреждении работали талантливые люди, занимавшиеся самодеятельностью. Они и привели его в театр, где в это время труппа ставила пьесу одного из белорусских драматургов, готовясь к «Дэкадзе самадзейнага мастацтва БССР» в Минске. Михаилу Колосу тут же дали роль. Но только этим дело не ограничилось: видя, как присланный из России режиссер мучительно пытается разобраться в белорусскоязычном материале, Михаил стал ему помогать. Ввел в коллектив недостающих актеров, распределил задачи, по-другому расставил акценты… Спектакль полностью преобразился и одержал победу на фестивале. Стоит ли удивляться, что, покидая Мозырь, заезжий режиссер просил руководство отдела культуры назначить вместо себя Михаила Колоса?!

Выпускник легендарной «Щуки»

Немного поднабравшись опыта, Михаил Ефимович «замахивается» на постановку драмы «Раскiданае гняздо» Янки Купалы и, успешно пройдя областной и республиканский этапы, участвует с этой пьесой во Всесоюзном смотре художественной самодеятельности в Москве, приуроченном к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Мозыряне выходят на сцену Кремлевского театра и производят настоящий фурор! Из Белокаменной домой возвращаются, завоевав золотую медаль и звание лауреата!

Первый громкий успех подвиг одержимого театром Михаила Колоса получить профессиональное образование и, находясь в Москве, он по совету одного из знакомых посетил легендарное училище имени Щукина, разузнав, что нужно для поступления. На экзамене представил разбор своей недавно нашумевшей пьесы «Раскiданае гняздо». Возглавлявший приемную комиссию Борис Захава – ректор Щукинского училища, известный актер театра имени Вахтангова, сыгравший Кутузова в киноэпопее Бондарчука «Война и мир», – похвалил молодого режиссера: «Ваш материал нам понравился, вы хорошо рассуждаете, делаете глубокий анализ. Это как раз то, что нам надо». И Михаил Колос был зачислен студентом «Щуки».

К моменту защиты диплома поставил спектакль «Людзi на балоце» по роману Ивана Мележа и показал его специально приехавшей из Москвы преподавателю по режиссуре, которая затем должна была представить своего студента экзаменационной комиссии. А чтобы слова педагога были подкреплены визуальным рядом, Михаил Колос привез на экзамен костюмы белорусских женщин, которые специально скупил для спектакля, объехав полесские деревни. Вывесил их в аудитории, рядом разместил большие фото со сценами из постановки – и защита началась…

«Захава все это увидел – и пришел в восторг! – вспоминает Михаил Ефимович. – А потом спрашивает: «Скажите, товарищ Колос, какова ваша цель в театре?» – «Вывести народный коллектив, которым я управляю сейчас, на профессиональный уровень» – «В таком случае желаю удачи! Уверен, вам это удастся сделать». И выписал мне диплом с квалификацией «режиссер драмы», хотя я учился на отделении режиссеров народных театров, со словами: «Пусть это будет наш подарок Белоруссии». На крыльях счастья я полетел обратно в Мозырь осуществлять свою мечту!»

На все руки мастер

Сегодня, когда здание драматического театра наконец-то обрело достойный вид, многим будет трудно представить, с чем столкнулся Михаил Ефимович на начальном этапе своей работы.

Но фраза «театр начинается с вешалки» Станиславским сказана не случайно. Прежде чем ставить серьезные вещи, нужно было позаботиться о создании подходящих условий. И Колос с головой погрузился в хозяйственные хлопоты. По словам знающих его людей, он чертовски одарен технически, поэтому сумел создать многослойность сцены, придумал механизм для движения занавеса, сделал гримерки, оборудовал выделенный труппе автобус «Кубань» специальным приспособлением для перевозки декораций на крыше с защитой от дождя, установил в салоне добытые каким-то чудом во Львове, на местном ЛАЗе, мягкие сиденья для удобства актеров во время выезда на гастроли. «Они садились, головы откидывали – и ехали куда угодно. Спали крепким сном. Вот такой у нас был автобус!» – с гордостью говорит Михаил Ефимович. Этот чудесный транспорт помнит много интересного! Например, однажды, когда актеры играли в отдаленной деревне Лельчицкого района и после первого действия в зале погас свет (что-то произошло на линии), находчивый Колос подогнал к окнам автобус, и при свете его фар спектакль доиграли. Приходилось ездить и на большие расстояния. В 1976 году Михаил Ефимович возил в Таллинн, на театральный фестиваль «Рампа дружбы», свою постановку «Трыбунал» по пьесе Андрея Макаенка, а десять лет спустя – в эстонский город Вильянди спектакль «Люцiкi-кветачкi» Георгия Марчука, где завоевал Гран-при.

Незабываемое сотрудничество

За годы своей работы в Мозырском драмтеатре Михаил Колос выпустил множество спектаклей, проходивших с аншлагами. Но все-таки самым дорогим для него материалом до сих пор остается роман Ивана Мележа «Людзi на балоце». Прежде, чем поставить это произведение, он поехал в Минск и попросил знакомых организовать ему встречу с Мележем. «Он принял меня дома, и я долго что-то говорил ему про спектакль, про людей, которые у меня будут играть, – вспоминает Михаил Ефимович о своем первом общении с великим писателем. – Мележ, спокойный такой, слушал-слушал, а потом говорит: «Ну, добра, Мiхаiл, калi ты такi апантаны гэтай iдэяй, на табе першы i другi тамы «Людзей на балоце». Подписывает мне эти книги, которые я до сих пор храню как реликвию, и обещает приехать на спектакль».

К сожалению, в первый свой приезд Мележ так ничего и не увидел – накануне дня показа отдел культуры вдруг решил отменить спектакль и организовать субботник. Во двор Дома офицеров, куда труппа переехала на время ремонта, выгрузили машину угля, которую нужно было перебросить в подвал, и Колос с художником театра Петром Захаровым дружно махали лопатами, когда к ним подошел Мележ. «Что я говорил – не помню… Я пытался оправдаться… Но все получалось как-то неуклюже, – говорит Михаил Ефимович. – А разлив тогда был невероятный! Весь парк, все ушло под воду! Мы даже не нашли места, чтобы присесть. Я посадил Ивана Павловича на грузовик (какая-то машина-самосвал возила мусор) и попросил водителя отвезти на аэродром, конечно, уже не надеясь, что он приедет во второй раз. А он приехал! Даже привез с собой корреспондента газеты «Лiтаратура i мастацтва».

Но на этот раз – дудки! – я спектакль сыграл. Зрителей было море, глаза у них горели! А за реакцией самого Мележа я отправил наблюдать Захарова, который не был занят в этой постановке. Через дырочку в занавесе он смотрел за происходящим и потом рассказывал мне подробности…

Когда спектакль закончился, Мележ поднялся на сцену. Он ничего не говорил, но переполненный зал замер от восторга. Ведущая актриса театра. Галя Дашкевич тогда писала: «Ён выйшаў на сцэну, i зала замоўкла…»

…Разошлись мы только в шесть утра. В спектакле был занят хор деревообрабатывающего комбината – эти женщины участвовали в сцене свадьбы, пели песни. Он слушал их с искренним интересом. Потом пошел в гостиницу, в простой номер. Назавтра мы снова встретились, и Иван Павлович признался, что когда смотрел спектакль, то не видел артистов – он видел реальных людей, куреневцев. И все спрашивал меня: «Где ты набрал таких людей? Как же, Миша, нам с тобой завезти этот спектакль в Глинище?». Но нашим мечтам не суждено было сбыться. В тот момент, когда я уже все подготовил для поездки, Мележ, к огромному сожалению, умер».

Другое время – другие роли

Сегодня, в свои почти 86 лет, Михаил Колос по-прежнему одержим театром. В маленьком российском городке Калязин, куда режиссер переехал по семейным обстоятельствам более 30-ти лет назад, он продолжает ставить спектакли. И даже сам играет в некоторых из них. Например, сейчас работает над пьесой Алексея Дударева «Вечер», в которой автор отразил закат человеческой жизни, и параллельно готовится к роли Василя в ней, поэтому в Мозырь приехал почти «в образе», отрастив бороду. «Мне очень важно играть белорусских авторов, – признается Михаил Ефимович. – Первым был Макаенак и его «Трибунал», потом Марчук – «Лютики-цветочки» и «Болотный коктейль» (эту пьесу мне прислал сам Марчук, у него она называлась «Ганна любiць Багдана»). Я «откопал» еще одного белорусского драматурга – Диану Балыко – и поставил две ее пьесы: «Жизнь убога» и «Свадьбы не будет». Моя душа осталась здесь, в Беларуси. Вы знаете, что такое ностальгия? Сегодня она меня просто задушила! После смерти жены я остался один и живу один. Город у нас грязный. На улицах ямы, на полях – сплошной бурьян… А белорусская земля… она какая-то совсем другая: всё засеяно, всё зеленеет, всё цветет. Такая красота! А главное – здесь остались дорогие моему сердцу люди: актеры, с которыми много лет работал. Я всех их собираю вместе, когда приезжаю в Мозырь. А тех, кто по состоянию здоровья не может к нам присоединиться, навещаю дома. Столько воспоминаний, столько радости! Мы все словно становимся моложе».

В этот приезд Михаил Ефимович каждому из артистов своей труппы сделал подарок: великолепные фотоальбомы, где собраны самые яркие моменты из истории Мозырского драматического театра – их истории, которую они писали вместе. Нашей общей истории, которая составляет гордость города!

Светлана Богуш.