Дмитрий Кулик: «Непростые размышления»

Размер наказания по наркотической 328-й статье – тема ожесточенных дискуссий.

Если со смертными приговорами борются исключительно правозащитники, то приговоры по наркотическим статьям оспаривают матери юных осужденных. Они постоянные участники приемов по личным вопросам в Мозыре, когда приезжают руководители высоких рангов из области и столицы. Можно этих мам в очередной раз упрекнуть, что «недосмотрели», привести тревожные цифры статистики по наркомании. Но давайте признаем, что эти женщины вызывают сочувствие.

Существует и такой способ решения задач – начать с конца. Поэтому хотелось бы обратить внимание на некоторые неоднозначные моменты.


Есть узко специфическая наука – тюрьмоведение. Одна из ее задач – выяснить те условия, при которых тюрьма будет в наибольшей степени достигать исправления арестантов. Как показывают исследования, после примерно 5 лет заключения в душе осужденного наступает определенный перелом, после которого он считает тюрьму и зону уже чем-то естественным, а местные порядки вполне нормальными.

Первоначальный ужас «никогда больше!» сменяется на нечто вроде «и на зоне тоже жить можно». Сроки по самым ходовым пунктам 3 и 4 статьи 328 начинаются от 8 лет, амнистия практически нереальна. Если за убийство на скамье подсудимых, как правило, лица в различной стадии полураспада личности, то по наркотической статье картина не столь однозначна. Огромные сроки получают не обязательно трудные подростки из проблемных семей: хватает и вполне себе домашних девочек и мальчиков, работников успешных предприятий, для которых только и остается что принять аргумент «бес попутал». Добавим, что уголовная ответственность в Республике Беларусь наступает с 14 лет.

Получается, что первые свои университеты люди в юном возрасте, когда особенно активно впитывается весь окружающий мир, получают в местах лишения свободы – и по срокам это обучение не уступает школьному образованию. Есть резонное опасение, что через несколько лет мы можем получить весьма приличный контингент граждан, для которых тюрьма – это естественная среда. И в воспитание своих детей они тоже вложат соответствующие понятия, что «на зоне тоже люди, так что бояться не надо». На одном из форумов в интернете бросилось в глаза мнение: «Поверьте моему жизненному опыту: после 15 лет, проведенных на зоне, ты чувствуешь себя там как дома». А ведь есть еще и такая тема, как социализация лиц, вышедших из мест лишения свободы.

Статью положено заканчивать каким-либо выводом или конкретным предложением. Признаемся, что готовых рецептов у нас нет, потому что проблема, как сделать так, чтобы, борясь с одним несомненным злом, не породить другое, требует нестандартных решений. Будем надеяться, что она не останется без внимания юридического сообщества и всех заинтересованных сторон.