Александра Киринская: «Сахарная лихорадка»

191

Для многих советских граждан слова «продуктовые заказы» были сродни секретному паролю, при произношении которого все сразу понимали, что у кого-то в разгар дефицита 70–80-х годов будет настоящий праздник с привычным нам застольем. Помню, еще в детстве бабушка часто рассказывала мне о тех временах, добавляя, что современная молодежь совсем не ценит то, что у них есть.

Казалось бы, что километровые очереди за продуктами и ажиотаж по отдельным видам товаров остался далеко в прошлом. Сегодня в нашем распоряжении сотни магазинов от скромных мини- до просторных гипермаркетов, в которых можно свободно купить любой товар как собственного белорусского, так и «заморского» производства. Однако последние годы показывают, что ностальгия по былым временам на наш народ нет-нет, да и находит: периодически случается настоящий бум, и люди просто выгребают с полок магазинов определенные товары.

К примеру, когда коронавирус впервые ступил на землю Беларуси, многие скупали десятки пачек туалетной бумаги и консервы упаковками в предвкушении долгой самоизоляции. Потом был мартовский бум, сопровождавшийся скупкой муки, подсолнечного масла и соли. А сегодня вновь ажиотаж – сахарный. И если в первом случае понять народ можно: никто не знал, что такое COVID-19 и с чем его едят, то объяснить нынешний хапун здравому смыслу сложно. Во-первых, перед подорожанием какого-либо товара во всех СМИ появляется информация о планируемом росте цен. Во-вторых, именно в июле дачники массово приступают к консервации ягод и фруктов, что всегда сопровождается повышенным спросом на сахар, к которому, справедливости ради нужно сказать, производители готовятся заранее. А, в-третьих, для особо недоверчивых, с нетерпением ждущих на магазинных прилавках сладкую продукцию по цене 4 рубля, МАРТ пояснил: информация о грядущем подорожании – слухи.

Но это всё конкретика, о которой наши люди, увы, думают в последнюю очередь. А теперь о лирике. Как рождаются подобного рода слухи, сказать сложно, но система «я казала, ты казал» работает как часы: один услышал о росте цен, другой увидел на кассе людей с несколькими пачками (большинство из которых покупали сахар для консервации), а третий выложил в сеть фото с хештегом #сахардорожает – и волну сума­сшествия сдержать уже невозможно. Глядя на видео, где взрослые люди готовы драться за последнюю пачку сахара, становится смешно и грустно одновременно. А еще назревают закономерные вопросы: «Неужели семья из трех человек способна съесть 20 килограммов, к слову, не самого полезного для здоровья продукта? А если закончится стратегический домашний запас, вы больше не будете покупать сахар?». Благо, есть у нас люди, не теряющие здравый смысл и подходящие к ситуации с юмором. «Мартовский сахар закончился. Теперь закупка до Нового года. К августу гречку доедят», – гласят шуточные комментарии в мозырских пабликах.

Я же всегда искренне поражалась, глядя на тех, кто запасается впрок. Когда это пенсионеры, рожденные в послевоенное время и видевшие все «прелести» не одного дефицита, относишься к этому снисходительно. Когда на кассе с несколькими тележками стоят молодые семейные пары и люди среднего возраста, начинает подергиваться глаз. Но мне все же очень хочется верить, что мозыряне – люди думающие, рациональные и современные, и впредь на подобные слухи будут отвечать не очередями в магазинах, а улыбкой.

Александра КИРИНСКАЯ.

 


Читайте МОЗЫРЬ NEWS в: