Как подготовиться к восхождению в горы, трудностях спуска, спасательной операции и пользе сала рассказывает альпинист из Мозыря

В Северной Осетии состоялась серия знаковых альпинистских мероприятий, одним из участников которых стал наш земляк, работник ОАО «Мозырский НПЗ» Владимир Беляй.

В чем сила, брат?

– Эти состязания вошли в официальный перечень этапов Кубка России по альпинизму в дисциплине скайраннинг и состояли из двух этапов, – рассказывает Владимир. – Первый этап – забег в классе «Вертикальный километр», скоростной подъем на гору Чизджыты-хох (по-осетински «Девичья гора»), высота которой 2823 метра. Второй этап – забег в классе «Марафон» – скоростной подъем на Казбек (5033 м). В нем приняли участие порядка 50 спортсменов. Старты были приурочены к 20-летию со дня трагедии в Кармадонском ущелье, где погибла съемочная группа во главе с режиссером и актером Сергеем Бодровым-младшим. Поэтому и слоган у соревнования был соответствующим: «В чем сила, брат?».

– Чем объясните столь малочисленный состав участников?

– В первую очередь, это связано с особенностью восхождения на Казбек. Дело в том, что это место отдалено от цивилизации. Практически нет инфраструктуры. На такие старты, как правило, приезжают скайраннеры, имеющие опыт в классическом альпинизме. Среди них был известный скайраннер Евгений Марков, который в этот раз установил мировой рекорд по скорости восхождения на Казбек. Ему понадобилось менее четырех часов, чтобы покорить вершину (3 часа 51 минута и 34 секунды).

Тренировка на Эльбрусе

– Моя поездка на Кавказ началась за месяц до старта с целью акклиматизации. Сперва поехал к подножью Эльбруса, где испытал на себе все капризы погоды. В таких непростых условиях даже поднялся на восточную вершину Эльбруса. Когда приехал в Кармадонское ущелье, то погода на Кавказе стабилизировалась. Поэтому сразу отправился на вершину Казбека, чтобы досконально изучить маршрут и проверить состояние организма на высоте. Ведь во время забега те, кто не прошел акклиматизацию, могут столкнуться с горной болезнью, притом что дистанция была довольно сложная.

К слову, часть нашего маршрута пролегала по самому ущелью, где сошел ледник. Страшно не было, так как на ближайшие лет 50 там должно быть все спокойно.

– Сколько времени ушло на подъем?

– Предварительный подъем на вершину занял у меня чуть больше 50 часов. И это немного, учитывая, что с собой нес коврик, спальник, палатку, питание, примуса, снаряжение. Видимо, сказалась моя акклиматизация на Эльбрусе. Во время моего тренировочного восхождения на Казбек даже принял участие в спасательных работах. У одного из альпиниста, который находился на высоте 4600 метров, произошел срыв, а после случился приступ эпилепсии. Его состояние ухудшалось с каждой минутой, поэтому его коллеги подали сигнал SOS. Я в это время находился в лагере на отметке 3500 с другими альпинистами. Получив сигнал, мы объединились в команду из 15 человек и отправились наверх. В течение 4–5 часов мы спустили пострадавшего в лагерь. Альпинисту повезло, что там в одной из групп находился врач, который оказал ему необходимую помощь. Я был рад, что удалось спасти человека, попавшего в беду.

– Есть ли у альпиниста с собой лекарства?

– Конечно. У каждого альпиниста есть специальная аптечка, весом примерно 1,5 кг. Там есть необходимые средства от различных болей и расстройств. В обязательном порядке присутствует дексаметазон, который вводят внутримышечно при горной болезни, когда не хватает воздуха.

Спуск сложнее, чем подъем

– На какой высоте для обычного человека могут наступить серьезные проблемы со здоровьем?

– Для всех по-разному. Каждый организм индивидуален. Например, человеку без акклиматизации и подготовки высота в 4000 метров может стать критической. Из-за разряженного воздуха начинается отек легких и головного мозга. Для подготовленного альпиниста эта отметка в два раза больше.

– Многие не верят, что в гору можно бежать. Так ли это?

– Технически это сложно назвать бегом. Да, по ходу маршрута были участки, на которых можно пробежать. В 95 % это был быстрый шаг, или, как его еще называют, «скайшаг». Ведь на высоте человек передвигается очень медленно.

– Какое ваше время скоростного восхождения на Казбек?

– На вершину я взобрался за 5 часов 30 минут, заняв 6 место. К слову, столько же я потратил и на спуск, который не входил в зачет. Многие спрашивают: почему на спуск тратится столько же времени, или даже больше, чем на подъем? Выходя на старт, ты распределяешь свои силы таким образом, чтобы добраться до финиша. На выполнение задания ты тратишь порядка 80–85 % энергии. Но ведь это только половина пути. И для спуска еще нужны определенные силы. Поэтому и получается, что спуски бывают сложнее, чем подъемы.

Вся дистанция получилось протяженностью 18 км. Перепад высот составил почти 3,5 километра.

– Я знаю, что победитель показал феноменальный результат – 3 часа 51 минута, установив мировой рекорд. Есть к чему стремиться?

– Если в следующем году поеду, то обязательно начну заранее серьезно готовиться – без подготовки там делать нечего. Начинать готовиться желательно за полгода. Тогда теоретически можно рассчитывать на какой-то высокий результат.

– В Беларуси можно полноценно подготовиться к скоростному подъему в горы?

– Идеально в нашей стране не подготовишься, так как отсутствие высоты в любом случае будет сказываться, хотя технически и тем более физически проблем нет. Просто во время тренировок необходимо больше нагружать ту группу мышц, которые работают при подъеме в гору. Это те же лыжи классическим ходом, езда на велосипеде, частично бег. Да, можно сходить на ту же Коршакову гору. Но через несколько сотен раз «вверх–вниз» уже надоедает.

Задача – дойти до финиша

– Как оцените свое выступление?

– Я на 200 % уверен, что показал хороший результат. Во-первых, на таких длинных дистанциях не то что в горах, на равнине никогда не участвовал. Сам факт тяжелой физической работы на протяжении пяти с половиной часов говорит за себя. Это достойный показатель, учитывая силу соперников. Во-вторых, когда я отправлялся на Казбек, для меня главной целью было преодоление самой дистанции. Перед стартом я поставил себе задачу добраться до финиша, с чем успешно справился.

– Всё ли зависит от физической формы в горах?

– Нет, особенно при скоростном подъеме в гору. Здесь главную роль играют множество факторов: распределение сил, техника движения по дистанции, правильное питание, работа с карабинами и кошками.

– Кстати, чем питается альпинист во время подъема?

– Каждые 30–40 минут у меня был запланирован один гель – это так называемое спортивное питание. Я его чередовал с кофеином или электролитами. Была также солевая таблетка. Плюс к этому, конечно, питье. Часть воды взял с собой на старте, а затем в пунктах питания доливал в свою емкость. Вначале пил изотоники (углеводные энергетики), но с 3500 метров – сладкий чай. Всего на дистанции 5 пунктов питания, где судьи контролировали каждого участника, проверяли не только снаряжение, но и общее состояние, а также давали поесть. Из продуктов на пунктах питания особой популярностью пользовалось сало с хлебом. Видимо, организм от переизбытка сладких углеводов требовал чего-то соленого. А сало, как известно, еще и хороший энергетик. Оно наполняет организм энергией.

– Что было самым сложным в забеге?

– Это скальный участок с отметки 2700 до 4200 метров. Он очень крутой, потому необходимо было применять все свои альпинистские навыки. Более того, организаторы строго рекомендовали на этом участке пользоваться усами самостраховки, пристегивая их за установленные металлические тросы. После 4200 метров движение по леднику было в кошках. Да и при выходе на вершину поверхность горы представляла собой бутылочный лед. Он блестит, как зеркало. Поэтому без кошек там невозможно идти.

С мечтой о Памире

– Какая самая большая высота вам покорилась?

– Самая высшая точка, на которую поднимался, – 6400 метров. Это склон пика Ленина на Памире в рамках скоростного восхождения. Я дважды участвовал в этих соревнованиях (2015 год и 2017 год), они с 2020 года уже не проводятся. Раньше такой забег считался самым высокогорным в мире. Так получилось, что в двух моих забегах ввиду сложных погодных условий финиш был смещен с вершины (7134 метра) на 6400 метров. Поэтому на вершине Пика Ленина так и не удалось побывать.

– Сходить в горы – дело не из дешевых?

– Безусловно. Большая часть расходов уходит не столько на дорогу и проживание, сколько на само снаряжение. К примеру, в январе специально для восхождения на Казбек купил кроссовки, которые обошлись мне около 250 долларов. Примерно такую же стоимость имеют альпинистские кошки. А ведь еще есть спортивное питание и фармакология, с чего и начинается альпинизм.

– Чем же так манят горы?

– Своей высотой. Она притягивает как магнит. А еще в горах происходит единение с природой. Когда сходил на Казбек, я полностью перезагрузился и совершенно по-другому теперь смотрю на вещи. Поэтому лучше гор могут быть только горы.

– Поделитесь своими мечтами.

– Хочется вернуться на Памир. Это горная система на юге Центральной Азии включает в себя пять семитысячников, которые мне очень интересны. Моя мечта покорить их все. Это пик Ленина, пик Коммунизма, пик Корженевской, пик Хан-Тенгри и пик Победы. За восхождение на все эти вершины присуждается почетное звание для альпинистов «Снежный барс». Поэтому есть к чему стремиться.

Сергей БОРОВИК.
Фото из личного архива Владимира Беляя