Зачем нам «минуты для себя» и как меняется мозг, если долго ни с кем не общаться

Несмотря на то что люди — существа, крайне нуждающиеся в социальном взаимодействии, периодически мы испытываем сильную, прямо-таки непреодолимую потребность в уединении. В такие моменты кажется, что буквально все вокруг раздражает — окружающие люди, даже родные и друзья, работа. Нормально ли это, чем обосновано и почему мы все равно не способны продолжительное время оставаться в одиночестве? Ответ найден «Народной газетой».

Батарейка для нейронов

Одна из основных причин, по которым эволюция решила (сформулируем это таким образом) дать добро на небывалое в сравнении с другими видами развитие мозга Homo, — повышенная социальная активность. Существовать в слаженных группах оказалось лучше для выживания. Но при этом нужно было эффективно коммуницировать. Не просто общаться, а уметь договариваться и строить долговременные отношения. За болтовней мы так втянулись в процесс, что на данный момент функционирование мозга человека «замкнуто» на социальной активности. Мозг животного работает по упрощенной схеме, используя только данные, необходимые телу для выживания. А мозг человека буквально питается информацией через общение с себе подобными, активно наращивая нейронные связи. Чем реже мы взаимодействуем с другими людьми, тем меньше становится серого вещества — отмирает за ненадобностью. У людей с дефицитом общения снижаются познавательные способности и ухудшается память.

В 2021 году международная группа нейробиологов опубликовала статью в научном журнале Neuroscience & Biobehavioral Reviews. Специалисты изучили работу мозга 7 тысяч добровольцев и обнаружили, что отделы, отвечающие за социальное взаимодействие, «питают» все навыки — умение принимать правильные решения, запоминать информацию, поддерживать мотивацию, контролировать эмоции и так далее. Нет общения — нам приходит конец как мыслящему существу (вспомните пресловутых детей-маугли). К тому же при социальной изоляции люди страдают от стресса. А он сильно меняет структуру и функции клеток головного мозга, причем далеко не в лучшую сторону.

Взять тайм-аут

Но если мы такие суперобщительные, почему периодически возникает желание забросить дела, послать всех подальше и хотя бы пару дней отсидеться на даче или в другом уединенном месте? Причина в перегрузке. Наши предки еще несколько поколений назад жили спокойно. А мы находимся внутри бешеного информационного потока. Это само по себе тяжело, и если прибавить недостаток сна, картина вырисовывается печальная. Ведь когда тело обездвижено, серые клеточки обрабатывают и структурируют данные. Если им не дают этого делать, создается информационный затор. Помешанный на порядке мозг элементарно психует. И желанием побыть в одиночестве сигнализирует, что нуждается в спокойной обстановке. Кстати, мы все время забываем о том, что главная функция мозга — контроль работы органов и управление организмом. А как тут можно сосредоточиться?

Второй момент — на работе (да и дома, чего греха таить) мы порой находимся в окружении людей, вызывающих раздражение. Вынужденное сдерживание недовольства перегружает уже не только мозг, но и нервную систему. Результат один — нужна передышка.

Одиночество — это больно. Что интересно, метафоры тут ни при чем. Как утверждают американские ученые в статье, опубликованной в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences, мозг человека реагирует на одиночество так же, как на физическую травму.

Мечта интроверта

Несмотря на внушительные размеры, наша планета довольно густо заселена. Почти 8 миллиардов человек — это вам не шутки. Тем не менее на ней есть место, заслужившее название самого одинокого на Земле. Это Точка Немо (по имени персонажа произведения Жюля Верна), или Океанский полюс недоступности, расположенный в южной части Тихого океана. Как это ни покажется странным, он ближе к космосу, чем к суше: Международная космическая станция находится в 416 километрах, ближайший клочок земли — остров Пасхи — в более чем 2700 километрах.

Правда, для любителей экстремального ­уединения у нас сразу три неприятные новости. Первая — до Точки Немо добраться практически невозможно, если только у вас нет яхты. Да и не каждое судно здешние штормы выдержит. Вторая — Океанский полюс недоступности — условная метка на поверхности воды, которую вычислили в 1992 году при помощи компьютерного моделирования. То есть тут даже присесть негде. И третий момент — место это далеко не безопасное, так как NASA, ESA (Европейское космическое агентство) и не только они используют район в качестве «кладбища космических кораблей». С неба тут периодически что-то валится. На данный момент на дне океана в окрестностях Точки Немо находится уже не менее сотни отслуживших свое космических аппаратов и их частей. Кстати, очень характерное поведение для людей — хоть и не доехали, а все равно загадили.

В ТЕМУ

Если посмотреть со стороны на человека, увлеченного телефонным разговором, то ведет он себя довольно-таки странно. Давайте вспомним: ситуации, когда вы просто задумчиво смотрите в стену или неподвижно сидите за столом, крайне редки. В основном это касается непродолжительных звонков по работе. В том случае, когда диалог затягивается дольше, чем на минуту, тело словно начинает жить своей собственной жизнью. Как минимум мы берем ручку и начинаем выводить узоры на любом доступном клочке бумаги (на анализе, что именно при этом выдает подсознание, построены целые теории).

Если мы чем-то уже заняты (например, готовкой на кухне), то все проходит более или менее в рамках логики. Ну разве что нужно следить за тем, чтобы в задумчивости не насыпать в суп сахар вместо соли. Совершенно другая ситуация складывается если беседа — единственное, что нас занимает в данный момент. Мы начинаем бродить по квартире, трогаем и переставляем предметы, как будто что-то ищем. Собеседника нет рядом, но жесты и мимика у нас такие же, как при визуальном контакте: мы размахиваем руками, закатываем глаза, морщим лоб, когда нам что-то не нравится, и так далее.

И вдруг на пути попадается зеркало. Тут, что называется, «бабушка приехала» — прогулка заканчивается. Внимание переключается, и до конца разговора мы уже от отражающей поверхности не отходим, внимательно изучая черты своего лица, трогая брови, строя гримасы. Интересно, это что вообще такое происходит? Успокойтесь, вы не сошли с ума. Все дело в исключительной социальности нашего мозга, который привык видеть того, в чью сторону направлены речь и внимание, — иначе картинка не складывается. Мозг это раздражает, и он гоняет нас по помещению в поисках хозяина голоса из трубки. И как только находит кандидатуру в зеркале, тут же начинает «считывать» изображение. Поэтому мы трогаем лицо и пристально сами в себя вглядываемся. Если зеркала на пути нет, «якорем» может стать окно, в котором видны люди, или портрет на стене. Короче говоря, нужно найти адресат — и точка.

Естественно, мозг понимает, что голос в аппарате и лицо в зеркале принадлежат разным людям. Но ему так просто спокойнее, потому что схема «звук слышу, но объект почему-то не вижу» — классический маркер опасности, заложенный эволюцией. Кстати, не только у человека, но и у животных.