Мозыряне о работе за границей: вместо красивой сказки жестокая реальность

Поездка на заработки в другую страну многим представляется как романтическое путешествие в сказочный мир. Возможность посмотреть новые места, заработать большие деньги, реализовать свои способности и изменить жизнь к лучшему – одни положительные моменты. Об обратной стороне медали обычно не говорят. Но так ли безоблачна жизнь за рубежом и ждут ли там белорусов? Жители города над Припятью поделились своими историями с © Правда Гомель.

Зарплата уходила на аренду жилья и перелеты

Мозырянин Александр П. решил поехать на заработки в США после того, как с очередной шабашки вернулся его двоюродный брат Николай. За время, проведенное в Штатах, молодой человек похудел, выучил несколько бытовых фраз на английском, сделал татуировку. «Сто долларов в час при самом худшем раскладе», – агитировал родственника житель райцентра. Пока тот обдумывал заманчивое предложение, Николай ходил по врачам. Нервное напряжение, перелеты, еда всухомятку и изматывающий физический труд здоровья не прибавили. В США пройти даже минимальное медицинское обследование было непросто, да и не по карману, несмотря на «100 долларов в час».

Визу житель райцентра, как и его брат, получил туристическую, а работать по ней в США запрещено. Однако открыть ее гораздо проще, поэтому большинство приезжих из Беларуси трудятся нелегально. Работодатели обманывают редко, так как заинтересованы в хорошей репутации на черном рынке труда: дешевая рабсила помогает местным зарабатывать огромные деньги. Но при этом нелегалам в сравнении с официально устроенными работниками платят совсем мало.

– Я работал по 10–12 часов в день на стройке в пригороде Бостона. Заработная плата была фиксированная: как новичку платили 120 долларов в день. Казалось бы, вот они – большие деньги, но не все так просто. Аренда жилья в Бостоне очень дорогая. Снимали с братом неопрятную однокомнатную квартиру за 1800 долларов. Еда также недешевая. Перелет только в один конец в лучшем случае обходится в 1200 долларов. Виза, страховка, какие-то бытовые мелочи, одежда, лекарства – в кармане оставалось не так много, как мне представлялось, – подсчитывает свой бюджет Александр.

В США житель Мозыря слетал дважды. Уже три года работает дома, в строительной фирме. Брат продолжает строить небоскребы и собственную жизнь за океаном, но в каждый свой приезд жалуется на то, что сил на это остается все меньше. В ближайшем будущем Николай планирует заняться строительством собственного дома. «Хочу, чтобы мои дети жили здесь, в Беларуси», – говорит мужчина при каждой встрече со своими родственниками.

Отделался сломанным ребром и синяками

Житель Мозырского района Иван Стрельченко несколько лет ездил на заработки в Россию. Впервые поехал на стройку в Подмосковье по совету друга-посредника, который подбирал работников в белорусском райцентре. В Москве бригаду строителей встретили и доставили до объекта в элитном поселке. Поселили в вагончике на территории большой стройки. Договора не заключили, а на робкие вопросы Ивана местные отвечали довольно грубо. Пообещали заплатить 1500 долларов на руки за три недели работы. Но обещанных денег мужчина так и не увидел. В конце рабочего марафона бригадир предложил белорусам отметить завершенное строительство объекта. Выпили, закусили, а утром Иван обнаружил у себя на тумбочке 200 долларов. Остальное, по словам бригадира, мужчина «куда-то спустил в неадекватном состоянии». Деньги так и не нашлись.

Неприятная ситуация не поумерила пыл заработать денег в Москве. В следующий раз история произошла совсем другая, но с таким же досадным завершением. В маршрутке по дороге домой у Ивана украли барсетку с деньгами и документами. А за попытку ее вернуть еще и избили. Отделался сломанным ребром и синяками.

Ездил мужчина на работу и в Санкт-Петербург. Снова по устной договоренности. Заработать удалось, но бытовые условия, в которых приходилось жить, были ужасными.

– Спали в наспех сколоченных времянках, в которых ночью замерзали. До магазина не добраться, продукты покупали пару раз в неделю, а хранить их было негде. Поэтому ели то, что под руку попадало. В хорошую погоду до кровати добирались к часу ночи, а поднимались уже в четыре утра. На сон оставалось три часа. Состояние было ужасное. Мечтал поскорее вернуться домой, поесть наваристого борща, приготовленного супругой. Она, кстати, как увидела, в каком я состоянии вернулся, скандал устроила, запретила ездить. Говорит, что это того не стоит, – вспоминает свою историю Иван.

Сейчас он работает водителем автобуса на предприятии.

– Регулярно получаю заработную плату, натурпаек. А теперь и с жильем вопрос решился. Вижу, как растут мои дети. Не хочу больше рисковать жизнью и здоровьем, – резюмирует мужчина.

К вечеру ныли суставы и опухали пальцы

С ним соглашается и его товарищ. Николай Л. пять лет работал в Польше по специальности на одном из частных предприятий: упаковывал детали и приборы, обслуживал поточные линии. Было официальное трудоустройство, регулярная заработная плата, но работа очень сложная, монотонная.

К вечеру ныли суставы, опухали пальцы. – Условия труда были сносными, как и жилье. Но вот отношение к нам, мягко говоря, настороженное. Снять квартиру оказалось непросто. С белорусов кроме привычной аренды еще всегда брали приличный залог, который обычно не возвращали. Я чувствовал себя лишним, не в своей тарелке: как будто вокруг какая-то другая реальность. Может, это мои субъективные ощущения, но многие мои знакомые переживали то же самое, – рассказывает Николай.


Когда услышите очередной рассказ о миллионах, привезенных из-за границы,  подумайте, чем человек пожертвовал ради этого и заработал ли он их вообще


В родной город он приезжал раз в несколько месяцев, а с родными в основном общался по скайпу. Дома дела шли не очень хорошо. Младший сын связался с плохой компанией, подрался, начал курить, а однажды не пришел домой ночевать. У жены не получалось найти с ним общий язык. Постоянные переживания привели ее на больничную койку. Требовалось длительное лечение в стационаре. Тогда мужчина и вернулся домой. За несколько месяцев ему удалось наладить отношения с детьми, успокоить жену, устроиться на работу в Мозыре. Однако, по его словам, многим коллегам после возвращения домой так и не удалось нормализовать общение с близкими.

– Как минимум два друга развелись. У одного жена не выдержала долгой разлуки и завела новые отношения. Другой потерял эмоцио­нальную связь с супругой, а ссоры и постоянная ругань довели до развода. У него, кстати, и с детьми проблемы: не воспринимают его как отца. Ничего удивительного, ведь росли без него. И никто из них сейчас про деньги не вспоминает. Обижаются, что папы не было рядом в самые важные моменты их жизни. Кстати, многие товарищи на заработках пристрастились к алкоголю. Тяжелую физическую нагрузку и эмоциональное напряжение «гасили» с помощью спиртного. Доходило до того, что таких «специалистов» даже нелегально брать на работу не хотели. Те возвращались домой и окончательно спивались. Это очень грустно, – отмечает Николай.

Мужчина подчеркивает, что среди его знакомых есть и удачные примеры тех, кто устроился в других странах. Но это люди, которые владеют иностранным языком, чаще всего работают по специальности, оформляют официальные трудовые договоры.

– Не нужно думать, что заработок в другой стране – это всегда успешно и безопасно. Когда услышите очередной рассказ о миллионах, привезенных из-за границы, подумайте, чем человек пожертвовал ради этого и заработал ли он их вооб­ще. Будьте осторожны и цените те возможности, которые есть у вас дома, – подводит итог собеседник.